Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Крыму планируют приватизировать дачу Томашевского


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Крыму Валерий Балаян.

Марк Крутов: Директор Ялтинского дома-музея Чехова Алла Головачева написала открытое письмо на имя председателя Верховной рады Автономной республики Крым с протестом против готовящейся приватизации дачи Томашевского, входящей в музейный комплекс Чеховской бухты в Гурзуфе. К нему присоединились участники научных чеховских чтений в Ялте, а также известные деятели театра и кино Запада - Том Стоппард, Кевин Спейси и другие.

Валерий Балаян: Чеховская бухта в Гурзуфе - место уникальное. Пушкин за два месяца до смерти называл это место в письме князю Голицыну "колыбелью "Онегина". А Чехов открыл "Три сестры", написанные именно здесь, эхом пушкинской цитаты "у Лукоморья дуб зеленый". Это же место позднее служило укрытием для Бродского и Солженицына, которые по соседству с дачей Антона Павловича находили приют в домике великого пушкиниста Бориса Томашевского.
Говорит директор ялтинского музея Чехова Алла Головачева...

Алла Головачева: Это дачка небольшая, одноэтажная, из четырех комнат, находится прямо на берегу бухты. То есть о подножие стены бьются волны. Фактически обе эти дачи, вот та, которую когда-то приобрел Чехов, и домик-дача Томашевского, они фактически имеют один общий двор.

Валерий Балаян: И вот в "Информационном бюллетене Фонда имущества Автономной республики Крым" было официально объявлено о конкурсе для оценки объекта будущей приватизации.

Алла Головачева: В том числе под пунктом пять знакомый нам объект - это дача Томашевского, на которую я в прошлом году подписывала охранный договор.

Валерий Балаян: Можно считать большой исторической удачей, что с 1987 года дача Томашевского была принята на баланс Ялтинского дома-музея Чехова.

Алла Головачева: У них бывали многие знаменитые люди, в том числе Виктор Шкловский, Иосиф Бродский, Николай Заболоцкий, Солженицын бывал там.

Валерий Балаян: Но только покоя эти два домика у самого моря не давали очень многим. Больно уж место хорошее... И если поднять руку на домик Чехова духу не хватало, то дача Томашевского показалась объектом вполне подходящим.

Алла Головачева: Это общий музейный комплекс, но в 2002 году тогдашний директор музея Геннадий Александрович Шелюгин отдал в аренду ООО "Поток 2000", так называется арендатор.

Валерий Балаян: За разъяснениями я обратился к Геннадию Шелюгину, проработавшему директором ялтинского музея почти четверть века. Он напомнил мне ситуацию 1990-х годов...

Геннадий Шелюгин: И вот среди тех людей, которые пришли к власти, оказался Рувим Аронов, вот сейчас, говорят, его поймали, он сидит где-то в Киеве, в тюряге, и он был депутатом Верховного совета нового созыва. Быстренько на меня организовали наезд. Я месяца два или три бегал, прятался, пока меня этот Аронов не поймал соответствующим образом и пригрозил соответствующим образом.

Валерий Балаян: Я спросил бывшего директора: как именно арендаторы использовали дачу Томашевского?

Геннадий Шелюгин: Приезжали они, там, шашлычка погрызть.

Валерий Балаян: Нынешний директор ялтинского музея Алла Головачева несколькими штрихами дополнила пейзаж, развернувшийся у самого порога гурзуфской дачи Чехова.

Алла Головачева: Наши гурзуфские коллеги говорят, что там не совсем пристойные иной раз возникали картины, то есть бегали голые женщины, слышалась громкая музыка, какие-то визги. Вот таким образом.

Валерий Балаян: Геннадий Шелюгин раскрыл мне не очень широко известные подробности об авторитетном арендаторе дачи Томашевского Рувиме Аронове.

Геннадий Шелюгин: Был одним из руководителей группы "Сейлем", была бандитская группировка в Крыму. Несколько убийств числится на этой группировке. Он мне говорил: "Шелюгин, я тебе башку оторву". Я воспринимал это, как поэтический оборот. На самом деле это был не поэтический оборот.

Валерий Балаян: Геннадий Шелюгин перенес два инфаркта. Интервью с ним я записывал в кардиологическом санатории в Алуште.

Геннадий Шелюгин: В 2006 году, когда мне стукнуло 60 лет, я ушел. Министр у меня рвал несколько заявлений, но я еще раз писал. Я ушел. Я знаю, что если я еще посижу, я просто подохну.

Валерий Балаян: В 2004 году авторитетные ценители культуры смогли продавить через парламент Украины решение исключить дачу Томашевского из списка охраняемых государством объектов.

Алла Головачева: Во всех моих нынешних обращениях первым пунктом стояло - отменить то постановление 2004 года, по которому дача Томашевского могла быть приватизирована, и принять новое постановление Верховной раде, по которому объект был бы внесен в список тех, которые не подлежат приватизации.

Валерий Балаян: К требованиям директора присоединились участники "Чеховских чтений в Ялте", которые адресовали свое протестное обращение председателю верховной рады Крыма, министру культуры и туризма Украины и всем украинским депутатам. Официального ответа пока не последовало.
XS
SM
MD
LG