Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Барак Обама отчитывается перед страной по итогам первых 100 дней президентства


Программу ведет Юрий Жигалкин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Владимир Морозов.

Юрий Жигалкин:
В среду вечером президент Обама провел свою третью пресс-конференцию в прямом эфире. Выбрав для нее сотый день своего президентства, Барак Обама попытался подытожить сделанное за этот первый символический отрезок его пребывания у власти. Во вступительном слове он напомнил американцам о главных шагах, которые предпринял Белый дом за три месяца. "Мы начали с одобрения Акта о возрождении экономики, который уже помог сохранить или создать 150 тысяч рабочих мест и обеспечить снижение налогов для 95 процентов семей. Мы приняли закон, обеспечивающий медицинское страхование детей, чьи родители потеряли работу. Мы дали начало программе помощи домовладельцам, которая уже стимулирует волну перефинансирования ипотечных кредитов. Но мы не можем и не вернемся к экономике, построенной на песке, на раздутых ценах домов, гигантских лимитах на кредитных картах", - предупредил президент. Президент обещает, что бюджет (его проект которого был предварительно одобрен конгрессом в среду) способен помочь избавиться от фундаментальных слабостей в экономической системе. В нем предусмотрены инвестиции для развития перспективных отраслей, системы образования и здравоохранения.
В течение часовой пресс-конференции президент ответил на самые разные вопросы: нет, США не собираются закрывать границу с Мексикой, все государственные службы готовы к нейтрализации потенциальной пандемии гриппа, но самыми эффективными в данный момент будут меры личной гигиены и профилактики. Банкротство "Крайслера" и "Дженерал Моторс", по словам президента Обамы, не исключено, хотя Белый дом предпочел бы, чтобы все заинтересованные стороны - кредиторы, акционеры, профсоюзы - пошли на серьезные уступки ради достижения компромисса. Государство, по словам президента, не хочет быть крупным акционером и с радостью избавится от своей доли акций как только ситуация стабилизуется, но оно попытается сделать все необходимое, чтобы помочь автопроизводителям и банкам принять разумные решения, которые обеспечат их здоровое будущее.
Первая президентская стодневка не обошлась и без юбилейного вопроса: что его удивило больше всего после прихода к власти, что его беспокоит больше всего, что его больше всего вдохновило?

Барак Обама: Я был удивлен тем, какое число жизненно важных проблем одновременно навалилось на нас. Я не ожидал, что мы окажемся в самом тяжелом экономическом кризисе со времен Великой депрессии. Обычно начинающие президенты сталкиваются с двумя-тремя проблемами, на нас пришлось около десятка. Что меня беспокоит? Я бы сказал точнее - отрезвляет. Тот факт, что перемены в Вашингтоне происходят очень медленно. Вашингтон полон политической возни, несмотря на то, что мы находимся в эпицентре кризиса. Чем я очарован? Это не точное слово. Но я всегда восхищаюсь и испытываю глубокую благодарность всегда, когда встречаюсь с нашими военнослужащими. Они отлично выполняют свою работу. Они без жалоб жертвуют многим.

Юрий Жигалкин: Во время пресс-конференции Барак Обама заявил, что, по его мнению, жесткие методы допросов главных подозреваемых по делу о терроризме можно назвать пытками. Он, правда, ушел от ответа на вопрос: заслуживают ли люди, санкционировавшие эти методы наказания? Между тем, очередные схватки происходят вокруг фигуры юриста, формулировавшего юридические обоснования законности этих методов дознания.

Владимир Морозов: Сегодня Джей Байби - член Апелляционного суда США девятого округа, в который входят несколько западных штатов страны. В 2002 году он заведовал отделом юридической консультации в министерстве юстиции и подписал два меморандума, в которых жесткие методы допроса названы вполне законными. Это утверждение оспаривают либеральные юристы.
Речь идет о таких вещах, как имитация утопления и лишение сна. Сам Джей Байби, отвечая недавно на вопросы газеты "Нью-Йорк таймс", заявил, что меморандумы - это анализ действующих законов с целью провести границу между пыткой и жесткими методами допроса.
Из рядов либеральных юристов раздаются призывы уволить судью от должности. Его деятельность расследует министерство юстиции. Журналисты опрашивают его коллег и друзей. Один из них - Томас Мекафи.

Томас Макафи: Когда мы вместе с Джеем Байби писали книгу, он произвел на меня впечатление человека, который понимает, как важно, что конституция страны ограничивает полномочия властей.

Владимир Морозов: От юриста уже отвернулись некоторые из друзей. Другие, лояльные, ищут ему оправдание. Хотя в чем, собственно, его надо оправдывать!

Кристофер Блэйксли: Как человек, Джей Байби очень добр и мягок. Но он терпеть не может конфронтацию. Он делает все возможное, чтобы ее избежать.

Владимир Морозов: Это говорит давний друг Кристофер Блэйксли. Дискуссия достигла такого накала, что в ходе нее уже не нужно говорить ничего существенного, достаточно самых общих слов.

Дуглас Кмек: Эти документы вызывают у меня тревогу. Вряд ли найдется юрист или просто человек, которого не обеспокоили бы эти документы.

Владимир Морозов: Похоже, что профессор Дуглас Кмек и другие спорщики начинают забывать главное, о чем пытался напомнить сам Джей Байби. Он счел законным применение жестких методов допроса, чтобы оказать давление на членов террористической организации "Аль-Каида".
Бывший вице-президент Дик Чейни предлагает предать гласности то, как эти допросы помогли предотвратить теракты в ряде американских городов, что спасло жизни сотням людей. Конгресс США выступает за продолжение расследования с целью определить, кто в правительстве Буша дал санкции на жесткие методы расследования. По данным недавнего опроса, против этого возражают 62 процента американцев.
XS
SM
MD
LG