Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Москва простилась с Екатериной Максимовой


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева.

Андрей Шароградский: Москва сегодня простилась с Екатериной Максимовой. В Атриуме Большого театра прошла гражданская панихида. Великую балерину похоронили на Новодевичьем кладбище.

Марина Тимашева: Все думали, что с Екатериной Максимовой придет проститься очень много народа, готовились стоять в долгой очереди. Но очередь была маленькой, минут на 15. Много было цветов. У гроба сидела мама Екатерины Сергеевны Татьяна Густавовна, и всю панихиду простоял на ногах Владимир Васильев - супруг и великий партнер великой балерины. Юрия Григоровича не было, но он прислал телеграмму. Пришли все ученицы Максимовой, руководители балетных театров Касаткина и Василев, Александр Петров, были: Марина Кондратьева, Николай Цискаридзе и Анастасия Волочкова, Сергей Филин, директор ГМИИ имени Пушкина Ирина Антонова, режиссер Александр Белинский, актеры Владимир Зельдин, Александр Калягин, Вера Васильева, Сергей Юрский, певцы Бадри Майсурадзе и Владимир Маторин, но больше всего было обычных людей. Екатериной Сергеевной Максимову называли только при личном общении, за глаза - Катей, Катюшей, Катенькой. Она была дивно сложена, у нее были невероятной красоты ноги, все современные балерины могут позавидовать ее устойчивости, ее растяжке, ее вращению, ее фуэте

Валентин Гафт: Всё начиналось с Фуэте,
Когда Земля, начав вращение,
Как девственница в наготе,
Разволновавшись от смущения,
Вдруг раскрутилась в темноте.
Ах, только б не остановиться,
Не раствориться в суете,
Пусть голова моя кружится
С Землею вместе в Фуэте.
Ах, только б не остановиться,
И если это только снится,
Пускай как можно дольше длится
Прекрасный Сон мой - Фуэте!
Всё начиналось с Фуэте!
Жизнь - это Вечное движенье,
Не обращайтесь к Красоте
Остановиться на мгновенье,
Когда она на Высоте.
Остановиться иногда
На то мгновение - опасно,
Она в движении всегда
И потому она прекрасна!
Ах, только б не остановиться…

Марина Тимашева: По моей просьбе, Валентин Гафт прочитал стихотворение, которое теперь звучит совсем иначе, не так, как тогда, когда было написано. Екатерина Максимова наследовала двум школам - петербургской и московской, об этом говорит руководитель Кремлевского балета Александр Петров (Максимова преподавала не только в Большом театре).

Александр Петров: Если говорить о профессионализме, ей удивительно повезло в том плане, что она носительница сразу двух школ - и московской, и санкт-петербургской. Окончив московскую школу, она потом работала у Елизаветы Павловны Гердт в классе. Галина Сергеевна - тоже петербургская школа. Поэтому в этом плане можно вполне считать ее эталоном классического танца. И в то время так она и была на период почти 30 лет, что она работала, эталоном классического танца. Конечно, равных не было. У других были другие данные, другие брали, может быть, чем-то другим, наши великие балерины, а вот в смысле правильности танца здесь, конечно, равных не было. Но в ней и была какая-то своя удивительная нота определенная, актерская нота, такая щемящая и лирическая.

Марина Тимашева: Екатерина Максимова была великой актрисой. Ее героини были шаловливыми и нежными, озорными и лиричными, и, вне зависимости от возраста самой балерины, всегда очень молоденькими, а молодость обостряет чувства, и все получалось необыкновенно естественно, ярко, живо. Говорит артист театра "Сатиры" Юрий Васильев...

Юрий Васильев: Когда-то, в 1973 году, я посмотрел "Спартак" живьем с этим великим составом - Лиепа, Васильев, Максимова, Тимофеева. И я, будучи студентов театрального училища… это было настолько большим моим театральным потрясением на всю жизнь, именно актерским потрясением, что я вышел из метро и прошел, и начал танцевать полностью весь "Спартак". И потом я в шесть часов утра приезжал в Щукинское училище и танцевал. Но она была воплощением любви. Эта маленькая, хрупкая, удивительная женщина - в ней столько мощи, в ней столько любви. Вот это адажио... просто, знаете, нет слов, потому что это только нужно видеть и все. И потом, когда я уже общался, я видел "Анюту", удивительное перевоплощение, вот так, если по школе говорить, и потрясающее чувство юмора. Их пара удивительная, они неразрывные. То, что их до конца называют Катя и Володя. И второе, самое поразительное, это ее скромность. Она великая. У нее одно имя сейчас, она Великая Русская Балерина. Строки шли: умерла знаменитая... И только одни догадались, что Великая. Она Великая балерина. Удивительный человек. И вся ее жизнь какая-то удивительная. Честь и достоинство. Вот если говорят, когда дают премию "за честь и достоинство", то вот это достоинство - она никогда не канючила, она никогда ни в каких-то нужных тусовках не участвовала, она нигде не высовывалась. И вот для меня это абсолютный идеал жизни.

Марина Тимашева: В балете Екатерина Максимова была с детства и до того дня, когда в Большом театре, где ее дожидались и не дождались Марианна Рыжкина, Галина Степаненко и Аня Никулина. Им были назначены занятия. В последний путь Максимову провожали не из Большого театра, но из прилегающего к нему здания Атриума, провожали, как принято у театральных людей, аплодисментами.
Екатерина Сергеевна умерла во сне, видимо, легко. Она вообще была легкая.
XS
SM
MD
LG