Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Убийство свиней эпидемиологически совершенно не оправдано"


Программу ведет Лейла Гиниатулина. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Жигалкин.

Лейла Гиниатулина: К концу первой недели появления вируса свиного гриппа в Соединенных Штатах, Вашингтон и Всемирная организация здравоохранения заявили о том, что речь больше не идет о борьбе со свиным гриппом. Слово – Юрию Жигалкину.

Юрий Жигалкин: Во время своей пресс-конференции в среду президент Обама практически не упоминал словосочетание "свиной грипп". Представитель Белого Дома пояснил, что было принято решение не пользоваться этим выражением. По мнению правительства, некоторых американских медицинских экспертов, к которым в четверг присоединилась Всемирная организация здравоохранения, имя невинного животного совершенно безосновательно было присвоено гибельному вирусу. Белым Домом, ВОЗ движут понятные соображения. Этот термин указывает на ложный источник заражения, затрудняя борьбу с инфекцией, в некоторых странах начался забой ни в чем неповинных свиней, страдают животноводческие фермы. Можно ли назвать оправданным такую лингвистическую уловку? Мой собеседник профессор-вирусолог Даниил Голубев.

Даниил Голубев: Давайте вспомним, как назывались вирусы прошлых пандемий – Асингапур57Н2N2, АГонконг68H3N2. В соответствии с классификацией, ныне действующей, надо этот вирус назвать – АМексика2009.

Юрий Жигалкин: Можно сказать, что свинья оказалась в центре этой истории случайно?

Даниил Голубев: Нет, это не случайный термин. Дело в том, что свиньи виноваты в происхождении этого пандемического штамма точно так же, как люди и птицы. Геном этого вируса удивительный и до сих пор неизвестный рекомбинант человеческих, птичьих и свиных генных структур.

Юрий Жигалкин: То есть, все-таки можно понять тех, кто опасается свиней?

Даниил Голубев: Нет, совершенно таких людей понять невозможно, потому что раз возникнув от смеси таких вирусов этот вирус живут человеческой жизнью. Почему, собственно, такая паника. Он передается от человека к человеку. Реальные свинью уже к его распространению никакого отношения не имеют, в отличие от птиц, которые заражали индивидуально каждого человека. Поэтому их истребление или уничтожение было эпидемиологически оправданным. Убийство свиней сегодня эпидемиологически совершенно не оправдано.

Юрий Жигалкин: Всемирная организация здоровья заявила в четверг, что мы стоит на пороге пандемии гриппа. Из чего исходят эксперты, делая, в общем, апокалиптические предсказания?

Даниил Голубев: Они делают такой вывод из нескольких очень существенных обстоятельств – этот вирус гриппа имеет антигенную структуру, с которой нынешнее человечество мало знакомо. Вот эта структура H1N1 типа "свайн" она не встречалась со времен "испанки" в чистом виде. А людей, которые пережили "испанку" практически нет. Она встречалась только частично у людей, которые пережили пандемии и эпидемии 40-х годов и 70-х годов. Поэтому старые сегодня не болеют, а болеют те, которые с этими вирусами встречались мало или совсем не встречались. Одной из загадок нынешней эпидемии является то обстоятельство, что летальность в Мексике намного выше, чем в Соединенных Штатах, не говоря уже о Европе, где вообще нет ни одного случая. Причина этого непонятна. В Америке число, инфицированных этим вирусом, растет, число штатов с подтвержденными случаями увеличивается (вчера их было 11, а сегодня – 16), но все заболевания или почти все мягкие, иногда даже проходят без лечения. С моей точки зрения, здесь сказалось то, что все возрастные группы в Америке много лет вакцинируются. Вакцины эти содержат компонент H1N1, родственный нынешнему возбудителю.

Юрий Жигалкин: Профессор, если послушать специалистов, создается впечатление, что мы практически беззащитны перед этим вирусом?

Даниил Голубев: В известном смысле это так. Но, с другой стороны, вакцинация тем вариантом, который вызывает эпидемический процесс, если она будет проведена вовремя и в большом масштабе, является гарантией приостановления стремительного развития пандемии. К сентябрю при большом напряжении промышленности вакцину подготовить можно. Но дело в том, что применять ее на исходе лета и в начале осени или нет – это будет предметом особых рассуждений. Потому что в американской истории есть очень печальный опыт, когда в 1976 году, в общем, при аналогичной ситуации – при возникновении очага заболевания "свиного гриппа" среди военнослужащих – сделали десятки миллион доз вакцины, привили 40 миллионов человек, а инфекции не было, эпидемии не было. Но зато было 500 случаев осложнений от вакцинации и 25 смертей. Поэтому главный вопрос сейчас – делать или не делать вакцину. А, сделав ее из этого вируса, применять или нет.
XS
SM
MD
LG