Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белоруссия: бывший заключенный вспоминает тюрьму


Валерий Леваневский вскоре после освобождения

Валерий Леваневский вскоре после освобождения

Валерий Леваневский, политический активист, отбыл двухлетнее тюремное заключение по обвинению в клевете на президента Белоруссии Александра Лукашенко в листовке 2004 года, приуроченной к первомайским праздникам. В листовке президент обвинялся в нецелевом расходовании бюджетных средств в связи с оплатой отпуска на австрийском лыжном курорте.


Он был приговорен за «публичное оскорбление президента» и помещен в заключение. В гродненской тюрьме он провел ряд голодовок и подолгу сидел в одиночной камере.


Жизнь в гродненской тюрьме


«Гродненская тюрьма – это место, где даже стены и потолок вгоняют в депрессию», - говорит Леваневский. – «Она построена очень давно и, по рассказам, в этих камерах умерло немало заключенных».


Он был освобожден 15 мая, и, по его рассказам, с самого начала срока условия его содержания были весьма суровыми.


«Есть специальный поезд для транспортировки заключенных», - рассказывает Леваневский. – «С решетками на окнах. В купе – примерно 18 заключенных, как сельди в бочке. Там три ряда полок. Дышать практически невозможно. В туалет ходить не разрешают, а это нелегко, когда тебя везут по несколько часов в день, несколько дней».


Одиночное заключение


По словам Леваневского, труднее всего ему приходилось, когда его помещали в одиночное заключение за проведение голодовки.


«Меня поместили в одиночную камеру, где канализация не работала», - говорит он. «Экскременты и моча затопляли пол. Никто не убирал, и никакой воды не было».


Трудные условия существования – это, по словам Леваневского, тюремная реальность, и она делает заключенных совершенно бессильными.


«Все начинается с ежедневной рутины. Мыться невозможно, постирать одежду невозможно. Невозможно выйти на прогулку – разрешают только на час в небольшом дворике. Нельзя заниматься никакими физическими упражнениями. Библиотеки нет, никакой информации из внешнего мира нет. Переписка практически запрещена, поскольку цензура такова, что многие письма до родных не доходят».


Национальная проблема


Белорусские правозащитники рисуют примерно такую же картину. По их словам, в стране примерно 41 тысяча заключенных – по мировым меркам это много. По данным Международного центра по изучению тюрем в лондонском King’sCollege, только в США и России число заключенных на 100 тысяч человек выше.


Смертная казнь в Белоруссии не отменена, и в прошлом годы было казнено не менее трех заключенных.


По словам главы Белорусского Хельскинкского комитета Татьяны Процкой, условия содержания в тюрьмах чреваты огромным риском для здоровья заключенных.


«Мы обеспокоены состоянием здравоохранения», - говорит Процкая. – «Там очень много больных людей – больных туберкулезом, носителей ВИЧ-инфекции. Люди, помещенные в тюрьму, не всегда получают достаточную медицинскую помощь».


Однако, по мнению Процкой, настоящая проблема заключается в судах, а не в тюрьмах.


По ее словам, белорусские суды приговаривают к тюрьме даже за мелкие проступки. Так например, за угон машины на короткое время дают от пяти до семи лет.


По словам Процкой, большинство противников режима отбывает заключение по уголовным, а не политическим статьям.


Владимир Лабкович, юрист и правозащитник из Минска, считает, что белорусская пенитенциарная система занимается лишь наказанием заключенных, а не их перевоспитанием.


Никто в министерстве внутренних дел Белоруссии не захотел прокомментировать положение в тюрьмах страны.
XS
SM
MD
LG