Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приговор сербским полицейским за их действия в Косово


Ефим Фиштейн: На прошлой неделе суд в Белграде приговорил к длительным срокам заключения четверых сербских полицейских за военные преступления, совершенные ими в 1999 году в Косово. Это первый случай, когда перед местным сербским судом предстали за преступления полицейские, находящиеся на активной службе. Из Белграда сообщает Айя Куге.

Айя Куге: 26 марта 1999 года, через два дня после начала натовских бомбардировок Сербии, в городе Суварека, Косово, были убиты 50 мирных албанских жителей, большинство из них – женщины и дети. Одним из поводов для совершения этого преступления стала именно воздушная операция Североатлантического союза: сербские силы охраны порядка так хотели отомстить албанцам, которых защищало НАТО. Пятеро сербских государственных военных и полицейских чиновников, которые распорядились изгонять из домов и убивать албанцев, были приговоры Международным трибуналом в Гааге к разным длительным срокам заключения. В Сербии лишь через 10 лет после косовского конфликта завершен первый судебный процесс против полицейских, совершивших военные преступления.

Я беседую с директором белградского Фонда по гуманитарному праву, правозащитницей Наташей Кандич, которая на процессе об убийствах албанцев в городе Суварека представляла интересы родственников жертв трагедии.

Наташа Кандич: Впервые в Сербии под суд по обвинениям в совершении таких преступлений попали действующие офицеры полиции. Среди них – помощник командира отряда жандармерии, бывший командир 37-го отряда полиции особого назначения, начальник полицейского участка и его помощник. Мы ожидали, что процесс покажет, открыт ли вопрос наказания тех лиц, которые занимали командные должности. Ведь до сих пор в Сербии главным образом судили прямых исполнителей военных преступлений; те, кто нес так называемую "ответственность командира", на основе чьих распоряжений действовали подчиненные, всегда уходили от ответственности. Этот процесс стал тестом, открывающим вопрос других процессов по обвинениям в преступлениях, совершенных в Косове.

Айя Куге: Однако специальное отделение Белградского окружного суда, занимающееся военными преступлениями, по мнению многих экспертов, не прошло этот экзамен. Трое обвиняемых были оправданы. Среди них – бывший командир 37-го отряда полиции особого назначения и его помощник. Не нашлось, якобы, доказательств их вины. Массовые убийства албанцев суд квалифицировал как местный инцидент, который как будто произошел случайно, без распоряжений сверху.

Наташа Кандич: В тот день было убито 50 человек, женщин и детей. Приговор несправедливый. Это попытка защитить тех, кто был на высших должностях, это попытка убедить общественность в том, что высшие командиры не виноваты. Вряд ли суд сделал все для того, чтобы верно квалифицировать факты и вынести решение, справедливое и для обвиняемых, и для их жертв.

Айя Куге: В городе Суварека на юго-западе Косово до войны было 75 тысяч жителей, 70 тысяч из них – албанцы. Считается, что в общем там было убито около 500 человек. В те дни план сербских сил правопорядка по всему Косово был таким: этнически чистить край от албанцев, изгнать их из домов в массовом порядке переправить через границу, тех, кто сопротивляется, убить. Дома разграбить и сжечь. Именно это случилось с жителями города Суварека. Утром 26 марта полицейские пришли в квартал, где жили члены албанской семьи Береша. Приказали всем покинуть дома. Мужчин вывели и расстреляли, даже стариков, женщин и детей отправили в местное кафе, вблизи полицейского участка. Там в них стреляли из автоматического оружия, а позже в помещение бросили несколько ручных гранат.

Вот свидетельство перед судом в Белграде Ширеты Береша, которой удалось выжить:

"Нас, несколько десятков человек, полиция загнала в пиццерию "Калабрия", приказали сесть. Они сразу начали стрелять. Я подняла голову и увидела мою 16-летнюю дочь Майлинду, она была мертвой. Другая дочь, 13-летняя Хиралинда, была ранена. Мой 11-летний сын Альтин тоже был ранен. Другой сын, Ридон, ему было 22 месяца, просил бутылочку с молоком; я дала ему, чтобы он не плакал и не привлекал внимание. Тогда полицейские поняли, что мы живы, и снова бросили что-то взрывное внутрь. Потом я увидела, что и мой младший сын мертв. Полицейские вернулись и убивали всех, кого видели живыми. Не пощадили даже детей".

Айя Куге: У Ширеты Береша в пиццерии были убиты четверо детей. Мужа расстреляли ранее, утром, у дома. Сама женщина была ранена. Потом трупы вынесли и забросили в грузовик, а тех, кто еще был жив, застрелили. Ширета притворилась мертвой. Когда грузовик двинулся, оказалось, что в живых осталась еще одна ее родственница с пятилетним сыном. Они выскочили из машины по пути, и позже их спасла сербская семья.

Сербская правозащитница Наташа Кандич считает самым страшным то, что сербские соседи семьи Береша в суде давали показания в стиле: это нас не касалось.

Наташа Кандич: Некоторые из цыган, которых сербские власти заставили грузить трупы в марте 1999 года еще не были совершеннолетними. Они рассказали, что некоторые из жертв еще были живыми и просили о помощи, а сербские полицейские их убивали. Сербы, обычные жители города Суварека утверждали, что ничего они не видели, что об убийстве членов семьи Береша они узнали лишь из судебного процесса над Слободаном Милошевичем в Гааге. Они говорили, что их это не интересовало, что в 80-х и 90-х годах никаких контактов с албанцами они не имели.

Айя Куге: Сербские свидетели в суде давали противоречивые показания, кроме одного полицейского, который решился все же раскрыть обстоятельства преступления. В рамках программы защиты свидетелей его имя не называлось, а показания он давал по аудиосистеме, находясь в закрытой от судей и зрителей комнате. Вопрос – к сербской правозащитнице Наташе Кандич.

Вы удовлетворены приговором за военные преступления, совершенные в городе Суварека?

Наташа Кандич: Конечно, срок наказания командиру полицейского участка – 20 лет тюрьмы – соответствует тяжести преступления. Этот человек отдавал распоряжения, однако он не был тем, кто принимал решение. А высокопоставленный командир полностью освобожден от уголовной ответственности. В ходе процесса мы видели, как один полицейский, добровольно согласившийся дать показания, выгораживал своего командира Родослава Митровича, имеющего большое влияние. Так он защищал свою жизнь. Правда, этот свидетель многое сделал уже тем, что открыто говорил о преступлении, но одновременно он отдавал себе отчет в том, что окажется под угрозой, если будет обвинять и командира.

Айя Куге: 50 мирных жителей города Суварека, 48 из которых – члены семьи Береша, были убиты полицейскими 37-го отряда специального назначения Министерства внутренних дел Сербии. Известно, что этот отряд в Косово отличался особой жестокостью. Несмотря на то, что его командир Митрович был освобожден от ответственности по случаю 26 марта в Сувареке, он находится в следственном изоляторе по обвинению в совершении других военных преступлений.

Что в 90-х годах представляли собой специальные полицейские силы в Косово? У микрофона Свободы – белградский журналист, эксперт по вопросам организованной преступности Миша Васич.

Миша Васич: Сама эта концепция организации отрядов полиции особого назначения была плохо проработана. Когда властям для борьбы с албанскими партизанами в Косово понадобилась полиция, они набирали офицеров и бойцов из разных полицейских участков по всей Сербии. Брали и действующих сотрудников, и резервистов. Офицеры не были знакомы со своими подчиненными. Полицейские не были знакомы между собой. И в конце концов, все было оставлено частной инициативе, которая окончилась плохо. Антипартизанскую войну так вести нельзя. Вот в Косове и произошли массовые репрессии против мирного населения, все окончилось военными преступлениями. После войны эти полицейские вернулись на старые места службы. Так как это были еще времена Милошевича, те из них, кто больше выделился в Косово, обычно грабежами и преступлениями, были продвинуты по службе. Сменить их до сих пор трудно. Эти полицейские друг друга прикрывают.

Айя Куге: Прокомментировать приговор сербским полицейским я попросила главного прокурора специальной прокуратуры Сербии по военным преступлениям Владимира Вукчевича.

Владимир Вукчевич: Было бы некорректно комментировать еще незавершенный процесс, поскольку предстоит суд второй инстанции. Могу лишь сказать, что мы частично довольны приговором и сроками наказания тех подсудимых, которые получили почти максимальные сроки. Мы недовольным тем, что трое обвиняемых освобождены. Мы в прокуратуре считаем, что суд главным образом утвердил факты преступления, но из этих доказательств вывел ошибочное заключение. Этот процесс был важным, так как мы доказали, что и полицейские совершали преступления – убивали женщин и детей. Мы будем обжаловать приговор в отношении тех обвиняемых, которым удалось избежать ответственности.

Айя Куге: Ожидается, что решение окружного суда в Белграде будет пересмотрено. Эксперты не исключают возможности повторного судебного процесса.

XS
SM
MD
LG