Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Можно ли сдержать падение экономики России


Владимир Тольц: Правительство России представило предварительные итоги первого квартала для российской экономики, которые многим экспертам показались слишком пессимистичными. Кроме того, финансовые власти готовы пересмотреть в сторону ухудшения прежний макроэкономический прогноз для России на 2009 год в целом. В том, что российскую экономику ждет серьезный спад, теперь уже мало кто сомневается. Спорят лишь о масштабах этого спада, а также о том, какие факторы могут сдержать? Подробнее - в материале Сергея Сенинского.

Сергей Сенинский: Министр финансов России заявил в конце прошлой недели, что дефицит бюджета в 2009 году может превысить 8% ВВП – против 7,4%, указанных в "пересмотренном" варианте федерального бюджета, только что одобренном. И что правительство готовит новый вариант макроэкономического прогноза.

На ваш взгляд, главное опасение финансовых властей – недобор доходов бюджета? Или что придется идти на дополнительные расходы? Главный экономист "Альфа-Банка" Наталия Орлова.

Наталия Орлова: В первую очередь, конечно, опасения, связанные с недобором доходов. Цены на нефть стабилизировались, и это, конечно, положительный фактор, но, с другой стороны, мы видим, что пересматриваются в сторону понижения темпы роста экономики, и это означает, что возможен недобор по внутренним налогам, и недобор достаточно существенный. И вот, как следствие, расширение дефицита. При этом, конечно, сохраняются риски, они для меня второстепенные, но они есть, - это риски расходной части. Это может быть связано с кризисом плохих долгов в банковской системе, потому что, если потребуется рекапитализация государственных банков, это отчасти может лечь на плечи бюджета. Если компании недополучают кредиты от банков, им нужно финансирование. Опять-таки если мы говорим про госкомпании, они тоже могут обращаться за поддержкой напрямую из бюджета. Поэтому этот риск, он тоже существует.

Сергей Сенинский: Министерство экономического развития прогнозирует теперь, что объем промышленного производства в России в 2009 году сократится на 9%, а, скажем, оборот розничной торговли – почти на 5%. Но некоторые эксперты отмечают, что такие параметры получаются уже чисто арифметически, взяв за базу данные первые квартала.

Если так, то, выходит, само правительство не закладывает в эти расчеты какой-либо эффект от всех принимаемых им же мер государственной поддержки как банков, так и экономики в целом? Заместитель руководителя аналитического департамента инвестиционной компании "Арбат-Капитал" Алексей Павлов.

Алексей Павлов: По нашим оценкам, действительно, снижение на 9-10%, оно возможно, если мы за базу берем первый квартал, а точнее, мартовские показатели, то есть при условии, что до конца года в российской экономике будет наблюдаться полная стагнация без каких-либо признаков роста. Но мы все-таки рассчитываем, что со второго полугодия начнется хотя бы медленное, но восстановление отечественной экономики, поэтому по итогам года, наверное, промышленное производство сократится в худшем случае на 8 процентов. Та же самая ситуация и с розничной торговлей: при условии ренессанса, скажем так, некоторого российского экономики во втором полугодии мы получим по итогам года снижение не более чем на 2-3%. То есть наши оценки несколько оптимистичны, чем прогнозы МЭРТ, но, однако, не слишком оптимистичны, и пока оснований для серьезного их улучшения мы не видим. Что касается мер поддержки, то они пока все по большей части концентрируются на банках. При этом основная проблема – расшивка кредитных рынков – она так и не решена. Без решения этой проблемы существенно ускорить восстановление не получится.

Сергей Сенинский: Оборот розничной торговли в России, по данным Федеральной службы статистики, сократился в первом квартале на 1,1%. Но если в целом на потребительский спрос внутри страны приходится почти половина объема российского ВВП, как получилось, что сам ВВП сократился в том же квартале сразу на 9,5%? Главный экономист финансовой корпорации "Уралсиб" Владимир Тихомиров.

Владимир Тихомиров: Действительно, цифры по обороту розничной торговли в первом квартале, они оказались намного менее оптимистичны, чем можно было ожидать, что, в общем, показывает, что потребительский спрос в России, в общем, остается довольно-таки сильным. Что касается в целом экономики, то, конечно, потребительский спрос играл и играет довольно-таки существенную роль, но все-таки это далеко не всегда экономика. И если посмотреть на динамику других секторов экономики, например, той же самой промышленности, мы увидим, что там спад был очень серьезный. По крупным и средним предприятиям, которые считает Росстат в своей статистике, темпы роста промышленного производства в первом квартале оказались негативными на уровне 13-15 процентов падения к соответствующему периоду прошлого года. И сходная статистика, видимо, будет по строительному сектору, за исключением жилищного строительства. То есть в целом по экономике снижение ВВП произойдет однозначно, и, видимо, будет существенным, но не за счет потребительского сектора и розничной торговли, а за счет реального сектора. Хотя 9,5 процента падения ВВП – предварительная оценка Министерства экономики, – мне кажется, она более пессимистична, чем окажется реальная статистика.

Сергей Сенинский: После финансового кризиса 1998 года в России почти сразу проявился эффект импортозамещения, который и стал одним из главных факторов быстрого восстановления экономического роста. Сегодня импорт в Россию уже сократился на 30%, а его "замещение" пока не проявилось. И, судя по последним прогнозам падения производства и ВВП в целом, вряд ли проявится и до конца года. Почему, на ваш взгляд? Алексей Павлов, инвестиционная компания "Арбат-Капитал".

Алексей Павлов: Я полагаю, что сейчас есть три ключевых отличия. Во-первых, свободных мощностей как таковых, которые могли бы быть задействованы, в общем-то, даром, сейчас в стране нет. После 1998 года как раз вот таких мощностей в стране было навалом, поэтому при наличии минимальных инвестиций можно было достаточно быстро восстановить производство, что, собственно говоря, и вело к импортозамещению. Второй вопрос – это спрос. Череда кризисов в 90-е годы прокатались по развивающимся странам, но в то же время развитые страны чувствовали себя замечательно, их экономика росла, и спрос с их стороны был достаточно стабильным. Сейчас же ситуация обратная. Ну, и третий нюанс касается девальвации рубля. Что происходит сейчас? Да, конечно, рубль девальвировалось по отношению к евро и к доллару, но ведь многие валюты других развивающихся стран, продукция которых конкурентоспособна с нашей продукцией, они тоже обесценились, то есть по сравнению с ними мы в конкурентоспособности не выиграли. То есть, на мой взгляд, вот эти три основных фактора, они определяют то, что ситуация сейчас несколько иная, на быстрое импортозамещение рассчитывать не стоит, и на быстро восстановление, по-видимому, тоже.

Сергей Сенинский: Владимир Тихомиров, финансовая корпорация "Уралсиб".

Владимир Тихомиров: В последнее время мы увидели падение и доходов населения, и ослабление национальной валюты, но в несопоставимых совершенно масштабах по отношению к тому, что было 10-11 лет назад. Скажем, если брать 1998 год – обесценивание рубля где-то в 3-4 раза в течение 6 месяцев по отношению к доллару США. За последние полгода рубль потерял в стоимости порядка 30 процентов к доллару США, то есть падение совершенно несопоставимое. Соответственно, сила рубля, она, в общем, осталась.

Что касается доходов населения, то реальные доходы населения в 1998 году упали почти на 30 процентов. В течение прошлого года реальные доходы населения, если брать, скажем, январь, самый критичный месяц для реальных доходов населения, то было падение на 10 процентов, но это был один месяц. По итогам 2008 года реальные доходы даже выросли на 2 с небольшим процента, а по итогам первого квартала они упали где-то порядка на 2-3 процента. То есть несопоставимый уровень падения.

Ну, и такой, самый обычный показатель, на который все ориентируются, это, скажем, средние зарплаты в долларовом эквиваленте. В 1998 году средние зарплаты упали в 3 раза в долларовом эквиваленте - где-то со 150-160 долларов в месяц до 50 долларов в месяц. Если сравнивать зарплаты в период последнего кризиса, то они снизились с порядка 600 долларов в месяц до 500-530 долларов в месяц, то есть не такое было существенное падение доходов населения, для того чтобы спрос быстро и резко переориентировался на товары местного производства и отказался от импорта.

Сергей Сенинский: Многие эксперты, хотя и не все, сходятся в том, что России еще предстоит "второй этап" финансового кризиса, связанный, прежде всего, с неплатежами по банковским кредитам - из-за падения прибыли предприятий и доходов населения на фоне сокращения объемов производства и роста безработицы.

Какие факторы, на ваш взгляд, могли бы значительно смягчить влияние этого "второй этапа" кризиса на российскую экономику? И главное - сколь эти факторы реальны? Главный экономист "Альфа-Банка" Наталия Орлова.

Наталия Орлова: Если мы говорим про смягчение состояния именно в банковском секторе, то, конечно, потенциально ситуация может улучшиться, если откроются мировые рынки капиталов. У банков опять появятся новые ресурсы, которые они смогут использовать для кредитования, и как бы открытие мировых финансовых рынков также будет подразумевать, что оживает и мировая экономика, то есть, есть спрос на продукцию российских предприятий. Вообще, я хочу сказать, что сейчас фактор спроса, он, конечно, ключевой, спроса внешнего и спроса внутреннего. И, собственно, от того, как будет развиваться этот спрос, какая будет его динамика, будет зависеть платежеспособность многих российских предприятий-экспортеров и тех, кто работал на внутренний рынок. И это опять-таки с точки зрения качестве кредитного портфеля является основным фактором для банков, когда они определяют платежеспособность клиентов или качество своего кредитного портфеля. То есть сейчас, когда мы говорим про падение экономики на 9,5 процента в первом квартале, конечно, это отражает слабеющий спрос, и это означает, что у банков есть все поводы для беспокойства о будущем состоянии своих кредитов.

Сергей Сенинский: Алексей Павлов, инвестиционная компания "Арбат-Капитал".

Алексей Павлов: Ну, я бы даже сказал, что сейчас, в общем-то, эксперты, наверное, делятся на две категории: первая – те, кто ожидает вторую волну кризиса, и вторая – те, кто ее не ожидает. Я, скорее, отнес бы себя ко вторым. Я пока надеюсь, что, в общем, нам удастся проскочить без второго этапа. Хотя, конечно, риски того, что вторая волна кризиса на все-таки накроет, их пока полностью отринуть нельзя. Есть ряд факторов, которые должны смягчить и смягчат, пожалуй, влияние второй волны кредитного кризиса на российскую экономику. Во-первых, оттепель на кредитных рынках. Плюс к тому же банки ведут активную работу по реструктуризации плохих долгов, и это, в общем, тоже должно дать положительный эффект. Что касается нашего государства, сейчас, на мой взгляд, есть понимание в верхних эшелонах власти, что необходима некая стимуляция для создания оттепели на кредитных рынках. Правительство уже пошло на снижение ставки рефинансирования, сейчас правительство пытается принудить банки к кредитованию по низким ставкам под привлеченные у государства пассивы. И я думаю, что это, в общем, может изменить, скажем так, ситуацию на кредитном рынке к лучшему.

Сергей Сенинский: Судя по некоторым сообщениям, новый макроэкономический прогноз правительства России на 2009 год может предполагать общий спад экономики от 6% до 7,5%. То есть в 3,5 раза больше, чем прогнозируется в уже пересмотренном федеральном бюджете на текущий год, который только что стал законом.

XS
SM
MD
LG