Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему южно-уральский городок Карабаш называют "зоной экологического бедствия"


Сергей Сенинский: Город Карабаш Челябинской области экологи называют одной из наиболее загрязненных точек планеты – из-за выбросов предприятия "Карабашмедь". Сами местные жители не спешат бороться за чистый воздух и воду: на предприятии работает каждый третий житель этого небольшого южно-уральского городка. Рассказывает наш корреспондент Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Два года назад эксперты ООН, побывавшие в городе Карабаш Челябинской области, объявили его зоной экологического бедствия и даже назвали его точкой наибольшего загрязнения окружающей среды на Земле. Закрытое акционерное общество "Карабашмедь" относится к предприятиям первого класса опасности, так как в процессе получения черновой меди выбрасывает в атмосферу тонны опасных загрязняющих веществ, что, конечно же, влияет на состояние окружающей среды и здоровье людей. Уровень смертности от онкологических заболеваний в Челябинской области – 364 случая на 100 тысяч населения – это выше среднероссийского показателя, который составляет 300 случаев на 100 тысяч. Статистики по Карабашу нет, но по данным общественной организации "Челябинцы против коррупции", Госсанэпиднадзор области, особо не афишируя свою деятельность, проводит исследования по определению уровня металлов в крови и волосах детей Карабаша. Уже фиксируются существенные сдвиги в минеральном обмене, обусловленные нагрузкой токсичных элементов: свинца, кадмия и мышьяка.

Самое интересное, что жители города Карабаш опасаются говорить о своих проблемах. Городок маленький, предприятие "Карабашмедь" – градообразующее, с начальством никто конфликтовать не хочет. Моему коллеге из Челябинска Александру Валиеву удалось пообщаться с жителями Карабаша, но они просили не называть их имен.

Александр Валиев: История Карабаша как одного из грязнейших мест на планете тянется уже которое десятилетие. Ходят упорные разговоры, что даже из космоса этот город выглядит черным размытым пятном. В свое время медеплавильный комбинат трижды пытались перепрофилировать, но из-за нехватки денег эта затея потерпела крах. В 1989 году власти закрыли предприятие. Но жители Карабаша этому, увы, совсем не обрадовались: людям стало негде работать. Спустя 8 лет деятельность комбината возобновилась, на свет появилась "Карабашмедь". Первое время выбросы в атмосферу вредных веществ если и превышали установленные нормы, то не намного. Однако уже в 2003 году экологи подсчитали, что "Карабашмедь" превысила предельно допустимые концентрации свинца в 5 раз, меди – в 1,75 раз, цинка – в 1,34 раза. Примерно в это же время из-за выброса сернистых веществ листья на деревьях стали желтыми, а жители Карабаша остались без урожая. Особенно негодовали пенсионеры: здесь, среди гигантских шлаковых отвалов они умудряются разбивать сады и выращивать урожай. На сей раз все яблоки и груши пропали. И эта ситуация повторяется год от года. Говорит жительница Карабаша, пожелавшая остаться неизвестной.

Жительница Карабаша: Кто в огородах, сколько уже, года 3-4, нам возмещают компенсацию за наш урожай. И говорят: "Вы не садите". А как не садить, если мы здесь в основном почти пенсионеры живем, мы живем этим огородом?

Александр Валиев: Моя собеседница не захотела, чтобы ее имя прозвучало в эфире. Город маленький, "Карабашмедь" могущественна, наживать врагов никто не хочет. Впрочем, сгоревший урожай - это далеко не главная забота карабашцев. Выбросы не щадят как растения, так и людей.

Жительница Карабаша: Бронхиты, астмы. И онкология, по-моему, у нас не меньше, чем у всех. У нас детский садик рядом. Ребятишки со школы идут другой раз – шарфами закутываются и дышат. Ребятишек тащат в школу – они дышать не могут. Как только комиссия какая приезжает – так у нас в городе сразу и остановка агрегатов этих происходит, там сразу ремонт начинается. И снимают вот эти показания нашего воздуха, когда этого выгодно всем, когда у нас более-менее.

Александр Валиев: В начале апреля Ростехнадзор опубликовал результаты проверки предприятия. А незадолго до этого представители общественности разослали во всевозможные инстанции письмо, в котором сообщали о многочисленных нарушениях на "Карабашмеди". Скандал замяли, объявив, что Ростехнадзор ни одного серьезного нарушения не нашел, а администрация завода пригрозила горожанам закрытием предприятия или переносом его в другой город. В этом случае многие семьи останутся без средств к существованию. Однако проблема выбросов стоит так же остро, как и ранее. Рассказывает жительница Карабаша Людмила Малухина.

Людмила Малухина: Между собой мы разговариваем, да почти все – и кости болят, и головы болят, и давление у всех повышенное. Недавно был такой сильный выброс, и у нас у знакомых ребенка положили с поносом. Родители считают, что это только от газа, потому что в питании ничего не менялось. Только выписались из больницы – снова положили. А диагноз-то не ставят… Все болеют. Умирают очень молодые.

Александр Валиев: Между тем местные проправительственные средства массовой информации с восторгом рассказывают о волшебных метаморфозах, происходящих в Карабаше. Уверяя, что предприятие потратило миллиарды рублей на экологические программы.

Любовь Чижова: Один из жителей Карабаша, также не пожелавший называть своего имени, написал письмо московскому адвокату Евгению Архипову из Ассоциации "Адвокаты России за права человека". Евгений инкогнито съездил в Карабаш, осмотрелся, пообщался с местными жителями и решил, что самое лучшее – это переселить их подальше от завода.

Евгений Архипов: Мы готовим обращение на имя президента Российской Федерации и на имя председателя Общественной палаты, с тем чтобы вопрос по городу Карабашу начинал решаться. Жители там проживают, они вынуждены там проживать, я бы так сказал, они находятся в том положении, когда не могут даже уехать из своего города. И мы требуем все-таки проведения государственной экспертизы, которая точно даст заключение, можно ли поставить там очистные сооружений или нельзя поставить очистные сооружения. Мы опять же этот вопрос как главный не ставим. Мы в первую очередь вопрос ставим о безопасности жизни самих людей. То есть мы понимаем, что если там человек проживает, он фактически рискует своей жизнью. Мы в первую очередь ставим вопрос о переселении людей.

Любовь Чижова: Люди, которые принимают участие в репортаже нашего челябинского корреспондента, рассказывают о том, что у них здоровье оставляет желать лучшего – это мягко говоря, потому что там и легочные заболевания, и онкология. А существует ли хотя бы какая-то приблизительная статистика?

Евгений Архипов: 38 лет – средняя продолжительность жизни. Нет необходимости переселять людей в райские кущи. Там 20 километров от Карабаша – и нормальные природные условия.

Любовь Чижова: А работать где будут люди?

Евгений Архипов: Вот, понимаете, вопрос сейчас возникает в том, что все-таки, может быть, это предприятие возможно сохранить, но для этого должна быть государственная экспертиза.

Любовь Чижова: Челябинская природоохранная прокуратура держит ситуацию в Карабаше под контролем. Об этом мне рассказал прокурор Анатолий Якимов, который лично вынес предприятию "Карабашмедь" несколько предписаний о модернизации очистных сооружений ливневой канализации и снижении вредных выбросов.

Анатолий Якимов: По самому предприятию мы неоднократно за 2008 года, в частности, предъявили три иска о вынуждении предприятия выполнить те или иные воздухоохранные мероприятия. В том числе, по требованию природоохранной прокуратуры была восстановлена работа автоматического газоанализаторы, был поставлен по удовлетворенным исковым требованиям прокурора дополнительный пост на территории города, который сейчас в автоматическом режиме отслеживает состояние загрязнения приземного слоя атмосферы, что позволяет предприятию более активно реагировать на выбросы. Тем не менее, эти меры пока недостаточны. Нет полной утилизации сернистого ангидрида, выбрасываемого в атмосферу.

В карабашском суде начато слушание дела по очередному иску природоохранной прокуратуры о понуждении предприятия обеспечить водоохранные мероприятия, касающиеся очистных сооружений труб ливневой канализации. Всем известно, что существует круговорот воды в природе, осадки поступают на территорию предприятия, она достаточно загрязнена, и в результате есть риск выноса вместе со стоками предприятия в водные объекты загрязненных вод. В целом этот вопрос, в общем-то, находится на контроле у администрации предприятия, то технические решения, которые были проверены, и установлены в прошлом году природоохранной прокуратурой, федеральными органами контроля и надзора, они показывают, что водоохранные меры пока не отвечают в полной мере предусмотренным законодательством требованиям.

Любовь Чижова: Насколько оперативно руководство предприятия "Карабашмедь" реагирует на предписания, выносимые природоохранной прокуратурой?

Анатолий Якимов: Предприятие выполняет те требования, которые предписываются государственными контрольными органами, которые ставятся в представлениях, выносимых генеральному директору предприятия. Но, к сожалению, не всегда возможно по каким-то техническим, организационно-правовым причинам выполнить, допустим, требования прокурора в месячный срок. В целом предприятие, в общем, вкладывает значительные средства в природоохранные мощности. Построена новая печь, построена первая очередь серно-кислотного производства. И менеджмент предприятия понимает ту ответственность, социальную, экологическую, которая лежит на руководстве предприятия.

Любовь Чижова: Заместитель генерального директора по социальным вопросам закрытого акционерного общества "Карабашмедь" Вячеслав Ягодинец – коренной житель Карабаша. Он не отрицает, что из-за деятельности предприятия с экологией в городе не все в порядке, но обижается, когда Карабаш называют "черной дырой". А также рассказывает, что рабочие предприятия получают достойную зарплату – 16-18 тысяч рублей, да и живут долго.

Вячеслав Ягодинец: Производство, конечно, не чистое, производство медеплавильное. За это время, с 2005 года по сегодняшний день, "Русская медная компания" произвела модернизацию производства, при этом были построены очистные сооружения. При этом мы сегодня достаточно много уделяем внимания экологии, потому что это у всех карабашцев на устах. Сегодня у нас построены электрофильтры, построены фильтры грубой очистки газа, у нас на каждом конвертере стоят напыльники. Часть выбросов газа мы практически полностью сократили.

Любовь Чижова: Вячеслав Федорович, я поговорила с экспертами, со специалистами, которые утверждают, что продолжительность жизни в Карабаше – 38 лет.

Вячеслав Ягодинец: Неправда! Вопиющая неправда. У меня работают на предприятии слесари, которым 80 лет, и они до сих пор у меня работают слесарями.

Любовь Чижова: А что вы можете вообще сказать о состоянии здоровья рабочих предприятия вашего?

Вячеслав Ягодинец: У нас ежегодно происходит медицинский осмотр на предприятии. У нас же производство, действительно есть вредные профессии, мы эти вредные профессии ежегодно проверяем. На сегодня работает профилакторий, и выявленные профессии пролечиваются у нас в санатории-профилактории. И так чтобы говорить, что 38 лет… Ну, такого просто не может быть.

Любовь Чижова: ООН несколько лет назад объявила Карабаш зоной экологического бедствия. Как вы к этому относитесь?

Вячеслав Ягодинец: Сколько времени прошло, начиная, наверное, с 1998 года, и вот все время мы говорим о том, что Карабаш – это черная точка планеты. Тут не черная точка планеты. У нас каждый город – черная точка планеты, можно сказать. Мы ведь что-то делаем на этой "черной точке". И сегодня говорить о том, что она вот так осталась, как есть, это невозможно. Потому что на сегодня у нас в городе, как говорится, экспериментальная база теперь работает. У нас посажены деревья, они начинают расти. У нас уже те горы, которые в советское время были полностью черными, на сегодня начинают обрастать травой.

Любовь Чижова: Вячеслав Федорович, а вот некоторые люди высказывают такую мысль, что надо бы предприятие "Карабашмедь" закрыть, а всех людей переселить куда-нибудь подальше.

Вячеслав Ягодинец: За 100 лет работы Карабашского медеплавильного комбината здесь уже есть определенные династии, здесь люди, которые вжились корнями, и они никуда отсюда не поедут. И никто здесь никого не перевезет. Сегодня "Карабашмедь" является в большей степени, наверное, предприятием градообразующим, на котором работает около 1200 человек. И практически, наверное, треть населения Карабаша работает на этом предприятии и получают заработную плату. И сегодня, в кризисной ситуации, средняя заработная плата – от 15 до 18 тысяч рублей.

Любовь Чижова: Карабаш – не единственный уральский город с плохой экологией. На Урале, как минимум, полтора десятка городов, обстановка в которых ничуть не лучше. Их население так же страдает от онкологических заболеваний, потому что дышит отравленным воздухом и пьет загрязненную воду. И если бы эксперты ООН попали в эти небольшие закрытые городки, вроде Первоуральска или Красноуральска, они бы, ни минуты не сомневаясь, присвоили звание "Самый грязный город на Земле" и им. Но пока предприятия вроде "Карабашмеди" приносят прибыль, об их закрытии можно только рассуждать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG