Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

100 самых влиятельных людей в мире по версии журнала "Тайм"


Программу ведет Юрий Жигалкин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Генис.

Юрий Жигалкин: В конце прошлой недели журнал "Тайм" выступил с одной из своих фирменных акций, обнародовав ежегодный список самых влиятельных людей мира. Этот список, занимающий с краткими описаниями деяний его героев несколько десятков страниц, трудно одолеть, но в нем легко потеряться. Давняя традиция обязывает журнал непременно назвать сто человек и, как честно признается обозреватель "Тайма", резюмирующий список, ему из этих ста известны около тридцати имен. Разбитый на четыре раздела: лидеры и революционеры, созидатели, герои и идолы, ученые и мыслители, он содержит десяток-два имен, которые на слуху - Барак и Мишелл Обама, Хиллари Клинтон, Гордон Браун, Ангела Меркель, Брэд Питт, Том Хэнкс, Бернард Мэйдофф, Рафаэль Надаль и несколько десятков едва ли знакомых миру, как например, Сет Беркли, возглавлявший фонд, финансирующий работы над вакциной от СПИДа или монахини Мэри Скаллион, организовавшая сеть помощи бездомным в Филадельфии или основатели интернетной компании Твиттер, которая, как уверяет автор статьи актер Эштон Кутчер, откроет новую эпоху в виртуальном пространстве. Подавляющая часть списка напоминает, скорее, альбом фотографий для тех, кто знает, чьи изображения он хочет найти.
Но что явно бросается в глаза стороннему наблюдателю - тенденции. Согласно журналу "Тайм", центр влияния переместился к лидерам стран с глубокими карманами - США, Великобритании, Германии, Франции, министрам финансов, респектабельным экономистам. В списке самых влиятельных нет ни президента, ни премьер-министра России, а Владимир Путин был человеком года "Тайма" всего год назад, зато там нашлось место двум китайским вице-премьерам. Среди ста влиятельных нет ни одного имени из числа глав крупнейших корпораций мира - энергетических концернов, но там есть несколько человек, хорошо известных в мире зеленых технологий, включая министра охраны окружающей среды Дании.
Из россиян в список самых влиятельных людей мира попал лишь один человек - глава "Газпромэкспорта" Александр Медведев. Интересно, что в сопроводительном тексте на полстранички, написанном главой Московского Центра Карнеги Дмитрием Трениным, содержатся лишь пять слов о достижениях лауреата "Тайма", они звучат так: "он способен блестяще ответить критикам". Александр Медведев в списке влиятельных людей мира журнала "Тайм", согласно Дмитрию Тренину, скорее выступает в роли метафорического образа. Он символизирует идею, идею о прекрасном будущем, когда компания, главный источник природного газа для Европы выступит не в качестве инструмента давления, а роли ядра единого европейского энергетического сообщества, в котором счастливо объединятся и Запад, и Восток Европы. "Такая работа, - пишет журнал "Тайм", - ожидает Медведева из Газпрома и Медведева из Кремля". То есть, для Александра Медведева появление в этом списке выглядит авансом.
Таково первое ощущение от списка ста влиятельных людей журнала "Тайм". Копнуть чуть глубже я попросил Александра Гениса.

Александр Генис: Этот перечень напоминает мне список бестселлеров. В свое время, перебравшись в Америку, я решил познакомиться с "настоящей" американской литературой, а не с той, что пропускала советская цензура. Лучший для этого способ, думал я, прочесть все бестселлеры за последние полвека. К счастью, ничего из этой безумной затеи не вышло. Откопав в старых выпусках "Нью-Йорк таймс" довоенные списки бестселлеров, я обнаружил, что почти ни одного автора не знал. Более того, их книг не было в библиотеке. Думаю, что даже сейчас, со всеми ресурсами Интернета, не так просто найти эти сочинения, гремевшие два-три поколения назад,

Юрий Жигалкин: Я понял Вашу аналогию, но, согласитесь, что многие попали в этот список по праву. Вряд ли Обаму так скоро забудут.

Александр Генис: Вряд ли. Но вот чем там заслужила себе место первая леди, я не знаю. Во время выборов она скорее мешала, чем помогала мужу. А за прошедшие с тех пор 100 дней Мишель, в отличие от Барака, не успела натворить ничего фундаментального. Впрочем, что Мишель! В списке много людей, вроде компьютерных гуру, имена которых для многих взрослых вообще ничего не значат. Возможно, это - поколенческая проблема. Мы - современники интернетской революции, они - ее дети.

Юрий Жигалкин: И, тем не менее, "Тайм" настаивает, что именно эта сотня - самая влиятельная в мире…

Александр Генис: Сегодня! Но не вчера и не завтра. Это - типичная аберрация зрения. Нам кажется важным лишь то, что сейчас мелькает на экране - телевизора или компьютера.

Юрий Жигалкин: Ну а кто, по-Вашему, должен был появиться в таком списке?

Александр Генис: Не знаю. Все, кто точно заслужил там место - от Бергмана до Солженицына - поумирали. Да и вообще… для таких списков нужен иной масштаб. Ну, скажем, когда Эйнштейна назвали "человеком ХХ века", никто не спорил. То же самое с Гуттенбергом, которого историки назвали героем тысячелетия. А тут "героями" (опять-таки по определению "Тайм") числятся Джордж Клуни и Тайгер Вуд. Я, впрочем, понимаю, что если сам не умею играть в гольф, и если мне не нравятся фильмы ни про 11, ни про 12, ни про 13 друзей Оушена, это еще не отменяет их славы. Хорошо, что Вуд и Клуни действительно используют ее для добрых дел.

Юрий Жигалкин: А кого на Ваш взгляд не хватает в списке?

Александр Генис: Совершенно очевидно: писателей. Боюсь, что это - знамение времени. Скажем, в 50-е годы самым популярным человеком в мире был Хемингуэй, в 60-е даже в Японии слышали об Евтушенко, в 70-е - уважали Солженицына, в 80-е - на каждом пляже читали "Имя розы". А теперь и "Гарри Поттер" кончился. Хуже, что я и сам не знаю, кого можно было бы вставить в такой список. Литература перестала поставлять влиятельных людей. Характерно, что для словесности у "Тайма" не нашлось отдельной категории.
XS
SM
MD
LG