Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Крашеный Штирлиц, а также Почем мистика для народа


Александр Карпов

Александр Карпов

Елена Рыковцева: Сегодня мы смотрим телеканал «ТВ3», который называет себя «настоящий мистический». Хотя если оценивать формат этого канала в категориях прогноза погоды, то я бы сказала, «местами кратковременная мистика», потому что все-таки большую долю на этом канале занимает старое, доброе, вполне консервативное кино. Но поскольку сам канал «ТВ3» предпочитает акцент делать все же на аномальном, то ровно об этом мы и поговорим. Зачем современному человеку мистика, что он в ней для себя находит? Это вопрос вам, уважаемые слушатели.

Представляю вам гостей нашей программы. Это Александр Карпов, генеральный директор телеканала «ТВ3», и телевизионный обозреватель «Российской газеты» Юрий Богомолов.

А начинаем с рубрики о событиях в мире телевидения.

Час прессы. Что происходит?

Елена Рыковцева: Российское государственное телевидение все больше тянет в религию. Вот еще одну церковную традицию переняли. Если верующие под Пасху красят яйца, то телеканал «Россия» под праздник красит фильмы. К 9 мая в цвете выйдут «17 мгновений весны», к Новому году, наверное, покрасят «Волгу-Волгу». По крайней мере, такие мечты вынашивает идеолог вот этой «цветной революции» зам. ген. директора телеканала «Россия» Александр Любимов. Показ цветных «мгновений» начинается уже сегодня. Мы сейчас зададим вопрос специалисту по авторскому праву, известному адвокату, одному из авторов закона «О средствах массовой информации» Владимир Энтину: как выглядит раскрашивание исторических фильмов с юридической точки зрения?

Владимир Энтин: С юридической точки зрения, все выглядит в цвете. Я хочу обратить внимание на две вещи. По закону, который действовал на момент создания фильма, а это Гражданский кодекс РСФСР 1964 года, авторские права на фильм в целом принадлежали студии, осуществившей съемку фильма. Поэтому все операции, которые проделываются над фильмом, это целиком вопрос к студиям. Но есть и еще один момент. Это момент, связанный с неприкосновенностью творческого решения, которое было найдено главным режиссером Татьяной Лиозновой. Она смотрела на фильм с другой точки зрения: не изменится ли восприятие зрителем фильма благодаря цвету, причем смотрела это покадрово. Никаких изъянов, которые бы возникли или стали очевидными из-за того, что появился цвет, не было. Более того, она посчитала, что художественное воздействие фильма благодаря этому усилилось. А логика здесь простая во всем этом деле. Для молодого поколения черно-белые фильмы – это далекая история, почти такая же, как фильмы Чарли Чаплина. Если речь идет о фильмах, которые претендуют на то, чтобы быть живыми и современными даже сейчас, они должны быть в цвете.

Елена Рыковцева: Владимир Львович, а то, что она покадрово смотрела, это вы от нее слышали, или от представителей канала?

Владимир Энтин: Я смотрел специально передачу в программе «Вести», где было большое интервью с ней, развернутое, где она сказала: «Отсматривала, как решалось, кадр за кадром». И ей показалось даже, что многие найденные ей как режиссером вещи стали рельефнее благодаря тому, что их подчеркивал цвет.

Елена Рыковцева: То есть когда режиссер не возражает, когда киностудия не возражает, то можно?

Владимир Энтин: Да.

Елена Рыковцева: Все понятно. Спасибо вам за эту консультацию. И я хочу обратиться к гостям нашей программы. Вот два человека: Юрий Александрович Богомолов – не самый большой фанат этого фильма «17 мгновений весны», насколько я знаю, а Александр Карпов хорошо относится к картине. Пожалуйста, ваше мнение по поводу этой раскраски?

Юрий Богомолов
Юрий Богомолов: Ну, вообще, можно будет сказать что-то более-менее подробное и конкретное по поводу раскраски, когда мы увидим фильм целиком. Но если говорить о самой проблеме, то не будучи компетентным по части юридических вещей, я скажу так, что да, можно раскрашивать какие-то фильмы, которые не имеют самодостаточной художественной ценности. Ведь есть фильмы операторские, так же как есть фильмы драматургические, режиссерские и так далее, где изобразительное решение уже найдено. И трудно представить себе, чтобы попробовать картину, снятую Тесе, «Броненосец Потемкин», увидеть раскрашенной. Это, может быть, и приблизит картину к зрителю…

Елена Рыковцева: К современному.

Юрий Богомолов: Да, но отдалит от той художественной полноты и оригинальности, которую имела эта картина. Что касается «17 мгновений весны», это само по себе лубочное произведение. Это вещь, не имеющая исторической ценности. Это собрание анекдотов. И поэтому здесь можно и раскрашивать, а я бы еще к следующему празднику Победы снабдил этот фильм, показ серий, экранизацией некоторых анекдотов о Штирлице и Мюллере. Это бы еще приблизило картину. Тут простор для креатива достаточно большой. Поэтому разгорающиеся споры по поводу можно или нельзя расцвечивать этот фильм – это все работает на рейтинг.

Елена Рыковцева: То есть все зависит от того, считаете ли вы этот фильм произведением искусства. Если считаете, то он должен остаться ровно таким, каким его создал мастер.

Юрий Богомолов: Конечно.

Елена Рыковцева: Если не считаете, если вы полагаете, что это лубок, сказка, то почему ее не покрасить цветными красками.

Юрий Богомолов: Я так думаю, что это что-то похожее на работу пластического хирурга. Можно подновить этот внешний образ этой картины, омолодить слегка, как бы адаптировать к современным стандартам зрительских восприятий и так далее. Но в принципе это все равно бальзамирование.

Елена Рыковцева: Александр Карпов, вам фильм нравился в черно-белом варианте. Что теперь вы скажете о том, что вам предлагают посмотреть цветной?

Александр Карпов: Во-первых, я попробую сказать знаменитую фразу Михаила Жванецкого: «Сложно спорить о вкусе бананов с теми, кто их ел». Давайте посмотрим и поймем, что получилось. Для начала неплохо было бы посмотреть.

Елена Рыковцева: То есть отметать идею в зародыше вы не будете.

Александр Карпов: Абсолютно нет. Потому что, во-первых, по моим ощущениям, фильм, конечно, не является какой-то исторической реконструкцией, поскольку это произведение Юлиана Семенова, там, безусловно, нет никакой исторической хроники, это некие мысли по поводу… такая сказка про конец войны. Ну, и к этому можно относиться ровно как к некой писательской истории, но никак не к исторической хронологии.

Юрий Богомолов: Беллетристика.

Александр Карпов: Да, но, тем не менее, фильм (опять же это наша история, которую нельзя вычеркивать) был культовым произведением на протяжении последних многих лет. Его смотрели все повально, тотально и смотрят до сих пор. Всем нравится. Благодаря и самой истории, и актерам, которые играли, и гениальнейшему режиссеру, и всему на свете. Поэтому его смотрели и смотреть будут. В каком качестве больше – черно-белом или цветном? Поживем – увидим. А по моим собственным ощущениям, мне кажется, что самые талантливые фотографы всегда работают в черно-белом цвете, потому что сделать хорошую черно-белую картинку всегда сложнее, чем цветную. Поэтому то, что фильм снят черно-белым, у него есть свой шарм, мне так кажется. Посмотрим цветной вариант. Может быть, он понравится и больше. Какая проблема? Ну, захотелось телеканалу «Россия» сделать его цветным – да ради Бога, пусть делает. Может быть, это кому-то понравится. В чем проблема то?

Елена Рыковцева: Ну, проблема в том, что есть люди, к которым я отношусь, которые считают его произведением искусства все-таки, потому что он гениальный.

Александр Карпов: Вы можете купить себе DVD и смотреть его в черно-белом варианте. Я думаю, что через какое-то время он появится в цветном. Купите, поставьте себе две копии.

Елена Рыковцева: Так и советуют. Всем фанатам советуют переключаться. К примеру, на «ТВ3», который не будет покупать у телеканала «Россия» цветной вариант этого фильма.

Александр Карпов: Не факт.

Юрий Богомолов: А почему нет?

Елена Рыковцева: Просто мы переходим к теме нашей программы. Вас, Александр, я спрошу, что вы бы сами рекомендовали современному человеку посмотреть на своем канале?

Александр Карпов: Да всё.

Елена Рыковцева: Да нет, это не ответ. Потому что так не бывает.

Александр Карпов: Ну, как не бывает?

Елена Рыковцева: Даже я не буду говорить про Радио Свобода, что все подряд слушайте. Слушайте то, что вам нравится, то, что мне нравится.

Александр Карпов: Мне нравится… Во-первых, хочу вернуться к вводной, которая была в самом начале программы, когда вы сказали, что…

Елена Рыковцева: «местами кратковременная мистика».

Александр Карпов: Да, а большей частью фильмы. Ну, вы давно не смотрели, Лена, канал «ТВ3». Потому что фильмов на самом деле всего один в день.

Елена Рыковцева: Я вчера целый день смотрела эти фильмы. А, это под праздник!

Александр Карпов: Сетка выходного дня и праздников – одна...

Юрий Богомолов: По «Рен-ТВ» тоже была вчера специальная программа, состоящая из документальных историй необычных, целый день шла.

Александр Карпов: И «Рен-ТВ» этим балуется, и мы этим балуемся. Это все показывают. Мы решили на выходные дни народ побаловать кино. А так в принципе в течение дня у нас кино не очень много, один фильм в 22 часа и все.

Елена Рыковцева: А все остальное?

Александр Карпов: Все остальное время – это достаточно большой спектр программ различного жанра. И слоган «настоящий мистический» мы выбрали с точки зрения маркетингового хода, потому что мы очень четко хотели спозиционировать свой канал как некое новое. Мне кажется, что его запомнили. По крайней мере, название уже как-то прижилось. Но если посмотреть дальше внизу, там везде написано «фантастика, мистика, приключения». «Ужасы» мы не пишем, хотя они есть для любителей за полночь. Это тоже определенный жанр, который народ любит смотреть. Но большей частью идет развлекательное кино, фантастика культовая, безусловно, и очень много познавательных фильмов. Сейчас, например, мы запустили большой цикл документальных программ. Мы купили у канала «History» огромное количество документальных фильмов, адаптировали, там появились наши ведущие, какие-то наши комментаторы. Это фильмы – мировая история, загадки пропавших цивилизаций, какие-то динозавры и много всякого разного. Это в чистом виде познавательное кино. И таких фильмов достаточно много. И есть какие-то юмористические истории, как программа «Разрушитель мифов», где два очень смешных человека берут какой-то миф и пробуют его разрушить. Например, если вы падаете в лифте с восьмого этажа и перед первым этажом подпрыгнуть, то вы останетесь живы. Это все развлекательные программы формата не только мистики. Мистика, безусловно, существует. Я бы назвал наш канал даже не мистическим, а от английского слова mystery – мистерическим.

Елена Рыковцева: А вы познавательным все-таки не называете. Только развлечь.

Александр Карпов: Развлекательный и познавательный, потому что: что такое знания, как к ним относиться? Вы шли по улице и увидели новое здание с новой архитектурой какой-то необычной, вы что-то для себя новое открыли. Поэтому, посмотрев канал, вы действительно что-то для себя новое откроете.

Елена Рыковцева: Я неслучайно спросила. Вот ваша аннотация к программе «Городские легенды» - а это цикл программ, каждая из которых рассказывает о каком-то необычном месте в каком-то конкретном городе, таком загадочном месте.

Александр Карпов: Да, такая «нехорошая квартирка».

Елена Рыковцева: И посмотрите, что написано в аннотации: «понятие загадки и мистики, чуда не рассматривается создателями программы с точки зрения философии или религии. Для них чудо – явление, противоречащее законам природы, нечто необъяснимое, небывалое, сверхъестественное и фантастическое». То есть никак объяснений, никакой науки тут нет.

Александр Карпов: Нет, смотрите, вы же не будете отрицать, что существует огромное количество всяких явлений, которые не поддаются на сегодняшний день никакому четкому описанию с точки зрения нашего понимания сегодняшнего именно науки – физики, математики и прочих разных историй. Плюс, несмотря на тысячелетие Крещения Руси, мы все равно глубоко язычники. Поэтому черная кошка, баба с пустыми ведрами…

Елена Рыковцева: Это святое!

Александр Карпов: Это святое. А почему? Вы задумывались, задавали себе вопрос, почему вы так шарахаетесь от черной кошки?

Елена Рыковцева: Традиция, это уже даже не суеверие, а просто любой русский человек, блюдет традиции. Яйца красит, несмотря на то что не верующий.

Александр Карпов: Поэтому, безусловно, в каждом городе существуют какие-то действительно нехорошие квартирки, гиблые места, и вокруг этого существует огромное количество разных легенд. Вот мы и пробуем разобраться в этих легендах. Что там правда, что нет – не нам решать.

Елена Рыковцева: А теперь скажите, почему человек это смотрит? Он нам, конечно, сейчас напишет, позвонит и скажет. А вы за него попробуйте сформулировать, почему он это смотрит?

Александр Карпов: А мне, например, интересно. Я посмотрел программу, которая сделана на нашем канале про речку Неглинку и теперь ее обхожу на всякий случай.

Елена Рыковцева: (Смех). Замечательно!

Александр Карпов: В каждой шутке есть доля шутки, но в общем по большому счету, это действительно интересно, потому что там помимо того, что привидения и прочие разные истории, мы делали очень хорошее кино, например, про Брюсову башню, которая на проспекте Мира и Садовой была разрушена. И это был фильм не про мистику и загадки, это был фильм про историю Брюса и его поведения в России, кто он такой, что он делал, чем он был знаменит. Потому что реально про него знают очень мало.

Елена Рыковцева: Все-таки скажите, что там с речкой Неглинкой, потому что люди сейчас начнут спрашивать. Почему теперь вы ее обходите стороной? Что там такого?

Александр Карпов: На канале «ТВ3», пожалуйста, смотрите цикл «Городские легенды и тайные знаки».

Елена Рыковцева: Не сдадитесь. Хорошо. Юрий Александрович, пожалуйста, ваше отношение к такого рода фильмам?

Юрий Богомолов: Я вот скажу, почему люди этим интересуются и смотрят, на мой взгляд. Для такого своего рода обеспечения психологического комфорта.

Елена Рыковцева: Да ладно, комфорт, наоборот, неуверенность…

Юрий Богомолов: Нет, вот для этого и существуют приметы – черная кошка, еще что-то, спички…

Елена Рыковцева: Черная кошка – это символ того, что ты что-то сделал, чтобы чего-то избежать, что ты сам творец своей судьбы.

Юрий Богомолов: Потому что если ты пренебрегаешь этим, то дело не в том, что ты веришь в это, а дело в том, что ты самого себя психологически настраиваешь на какое-то несчастье. И чтобы этого избежать, ты просто бессознательно, я не говорю, что это сознательно, бессознательно ты пытаешься это предотвратить.

Александр Карпов: Я не являюсь поклонником мистики в чистом виде, но согласитесь с тем, что в жизни любого человека происходили разного рода события, которые привели к некому финальному событию. Когда вы начинаете отматывать назад, ты вспоминаешь, что мне же вот дверь не открылась, тут башмаки мои пропали, была цепь событий, которая мне говорила: не надо куда-то идти, что-то делать. В результате вы все равно пошли, сделали и получилось не очень хорошо. Согласитесь, что такое бывало. Судьба иногда подает нам знаки, правда?

Юрий Богомолов: Да, но я вам так скажу. Очень хорошо Честертон на эту тему рассудил. Он сказал, что достаточно мне подумать или представить, что рыжие люди – это очень мудрые люди, как история мне подбросит все примеры, они сбегутся ко мне. Именно потому, что человек часто как бы создает уже некий предрассудок, под него подстраиваются примеры из личной жизни. Это очень легко обратным образом, обратным путем выстроить некую логику. И я думаю, что это естественный интерес к неким таким мистическим вещам неизбывен. И никакое просветительство и никакие научно-популярные объяснения здесь не сработают. И все дело в том, что действительно потребность думать, что есть некое измерение, которое пока науке неизвестно, и порождает вот этот тотальный интерес.

Сейчас, действительно, существует ваш канал. Я помню очень хорошо, сколько было программ «Третьего глаза».

Елена Рыковцева: Это НТВ старое.

Юрий Богомолов: А сейчас в размытом таком, рассеянном виде все эти фильмы, которые отвечают этому интересу, так или иначе существуют и на других каналах. И раз в неделю можно увидеть и на Первом, и на Российском канале.

Елена Рыковцева: Ну, «ТВ3» - концентрированный.

Юрий Богомолов: И может быть, ваш канал стоило бы назвать не «настоящий мистический», а именно «первый мистический».

Александр Карпов: У нас есть Первый канал.

Юрий Богомолов: А СТС себя тоже рекламирует как «первый развлекательный».

Елена Рыковцева: А потому что они – партнеры, у них же тандем с Первым каналом.

Александр Карпов: Я по Фрейду ни с кем не меряюсь.

Юрий Богомолов: Я пошутил. Мне кажется, что я могу вспомнить и недавний совсем пример. Я видел, прошу прощения у Александра, не на его канале, а на Втором канале такой широко анонсировавшийся документальный фильм под названием «По ту сторону жизни и смерти. Ад». И это было как бы устрашающе. Вообще, страхи – это хорошо продаваемый товар. И на телевидении тоже.

Александр Карпов: Страх он и в Библии, и в Коране прописан очень хорошо.

Юрий Богомолов: И есть такая сказка о лисе, которая поймала какое-то животное и попросила сначала накормить, потом напоить, потом рассмешить, а потом испугать. И вот испугать в ассортименте телевизионных продуктов – это действительно реальная потребность.

Елена Рыковцева: Ну, вас этот фильм напугал?

Юрий Богомолов: Честно говоря, он меня посмешил. И должен сказать, что меня вообще смешат такого рода произведения. Я просто вижу, как людям хочется вот этих страхов. А там интересно то, что вот эти страхи поставлены на научную основу. Там же не просто рассказывается, что в художественном произведении Данте Алигьери есть этот ад, он описан, по нему путешествуют и так далее. А там рассказывается, что в принципе есть какая-то щель во вселенском пространстве, где может помещать реальный ад. И там привлечены свидетельства тех, кто побывал в клинической смерти. И они нам рассказывают о том, как они видели огонь и все прочие ужасы. И все это очень похоже на художественные какие-то фрагменты из беллетристических произведений. И даже привлечены суждения ученых, физиков и так далее. То есть такое как бы антинаучное…

Елена Рыковцева: Но с попыткой объяснить с научной точки зрения антинауку.

Юрий Богомолов: Рационализировано при помощи науки. Нет чтобы сказать, что это совершенно необъяснимо!

Елена Рыковцева: Как на «ТВ3» они это делают.

Юрий Богомолов: Да, необъяснимо и так далее, это за пределами нашего понимания и сознания. Нет, это, оказывается, всего лишь то, что мы до сих пор не сумели объяснить, но вот уже есть какие-то предпосылки, и мы приближаемся к той двери в загадочный и совершенно для нас неведомый мир. Стоит повернуть какой-то волшебный ключик, мы войдем туда.

Александр Карпов: Если позволите, я хотел бы вступиться за коллег, хотя конкретно этого фильма не видел, поэтому сложно судить о вкусе бананов. Но мне кажется, что мы с вами этого не знаем, вполне возможно, вы считаете, что это такие атеистические вещи, антирелигиозные. Но мы с вами не знаем. Вы, слава Богу, не испытывали состояния клинической смерти, я, слава тебе Господи, тоже. Мы с вами лично не знаем, что там. И что там реально происходит, непонятно. Поэтому если человек, который испытал некую клиническую смерть, у него что-то было, он про это рассказывает, у меня нет оснований ему не верить. Я к этому могу относиться по-разному, но говорит человек, я считаю, что он говорит правду. А возможно, кому-то это будет интересно послушать.

Елена Рыковцева: Но они же на этой правде строят концепцию целую.

Александр Карпов: И что? Ну, и что? Мир интересен тем, что этих концепций много. А мне интересно узнать эту концепцию, эту и эту. А потом я выберу, какая концепция больше мне подходит.

Юрий Богомолов: Я, честно говоря, не вижу ничего кроме спекуляций в данном случае. Я вижу тенденцию - детектив ли, мелодрама, другие какие-то вещи – все припорошить неким количеством мистики. Я вижу сериалы детективные, которые не просто дают и представляют нам некую загадку некоего преступления, но пытаются вдруг прибавить сюда, приплюсовать нечто действительно мистическое. Вот было 200-летие Гоголя Николая Васильевича. Было несколько просветительских фильмов, но был и фильм документальный, Сергеем Медведевым сделанный, относительно загадки смерти Гоголя. И там было такое расследование, столько версий всевозможных по поводу этого.

В основе понятно что лежит, существует легенда о том, что пропала голова Николая Васильевича. Есть легенда, что его похоронили заживо. Есть там легенда, что… Ну, там куча легенд. И вот автор Сергей Медведев с помощью исторического гоголеведа сотрудника НКВД Анохина, который в 30 каком-то году исследовал могилу, вдруг рассказывает о такой странной вещи, как действительно трансформации с останками Николая Васильевича. И от того, что сам Гоголь писал о каких-то вещах, от того, что вокруг столько накручено, это все приобретает такой загадочный характер. А загадки, собственно, никакой и нет. Когда разрыли в каком-то году могилу, оказалось, что действительно многие люди пытались ее слегка распотрошить.

Елена Рыковцева: Ну, вот опять же эксплуатируют этот интерес к мистике, просто накручивают. Ради чего спрашивается?

Александр Карпов: Мне кажется, у нас эксплуатируется все, что можно эксплуатировать. Не только интерес к мистике, интерес ко всему, чему угодно, эксплуатируется. И я считаю, это нормально, главное, не переходить границу дозволенного.

Елена Рыковцева: Давайте послушаем людей, Беслан из Чечни, здравствуйте.

Слушатель: Юрий, вы упомянули фильм документальный про ад. Я хотел сказать, что я записал как раз этот фильм, очень интересный. Я бы хотел по поводу первой темы, когда вы упомянули «17 мгновений весны» в цвете, мне кажется, критика несправедливая в адрес «России». Насколько я знаю, Радио Свобода не входит в холдинг, в состав Первого канала, и все равно достается только «России». А вы в курсе, что происходит с фильмом «В бой идут одни старики»?

Елена Рыковцева: Понимаете, Беслан, он не такой безумно любимый, как «17 мгновений весны». В «В бой идут одни старики» - это не тот фильм, который ты будешь смотреть тысячу раз. Ровно столько, сколько покажут, столько и будешь смотреть. Другой фильм совсем, его не так жалко.

Слушатель: А мне кажется, что после сегодняшнего «17 мгновений весны» будут смотреть не тысячу раз, а в два-три раза больше. Мне кажется, это уже будет двойное произведение искусства. Искусство надо беречь и обновлять, чтобы не пропадало.

Елена Рыковцева: Может быть. Вы знаете, Беслан, может быть, вы правы. Я согласна с Александром Карповым, нужно посмотреть, как это выглядит. Кстати, я очень трепетно отношусь к этому фильму, вы это уже поняли, но если говорить о моем личном восприятии тех фрагментов, которые я сейчас вижу по «Вести-24» - не так страшно и накрасили его. Они там немножко смуглые, конечно, красные повязки как-то меня шокируют. Но сказать, что такое уж ядовитое все… Да нет, вроде ничего. Посмотрим. Действительно, вы правы, что нужно посмотреть, и может быть, действительно это какую-то аудиторию даст большую.

Юрий Богомолов: Вот правильно заметила моя коллега Ирина Петровская, что в принципе мундиры, которые будут так эффектно в цвете выглядеть нацистские, они создают некий ореол. Я вспоминаю, когда Ромм сделал свою картину «Обыкновенный фашизм», и после этого решили сделать такой буклет красочный по поводу этого фильма, как все насторожились, потому что этот буклет был раскуплен мгновенно поклонниками Гитлера.

Елена Рыковцева: Знаете что? Если вы сами говорите, что это сказка, и вы в этот фильм не очень верите, то давайте будем считать, что это будет создавать ореол хорошим советским актерам, вовсе никаким не фашистам, а вот ореол Леониду Броневому, ореол Вячеславу Тихонову и так далее.

Юрий Богомолов: Условимся так. А что на самом деле – посмотрим.

Елена Рыковцева: Валентин из Рязани, ваше отношение к мистике? Почему это нужно современному человеку?

Слушатель: Я бы хотел сказать, что тем, кто создает ремейки любые, я бы руки отрубил бы. Ну, а по поводу вопроса этого я сам хочу задать вопрос. Я вижу какую-то аномалию на телевидении, на всех каналах, в том числе на «ТВ3», то ли мистика, то ли мне так кажется, но почему-то везде, взять дикторов или в рекламе, все персонажи, во-первых, с челюстями, как у бульдозера, во-вторых, ноздри раздутые и глаза широко расставленные, как у лошадей. В чем дело? Это мне кажется? Или в действительности?

Елена Рыковцева: Кажется. Читаю сообщения. «Интерес к мистике, как правило, растет во время кризисов, когда люди стремятся найти защиту по ту сторону реальности», - так пишет Андрей из поселка Красная Горбатка.

Александр Карпов: Маленький комментарий. Интерес к мистике у нас с 1917 года в общем как-то прогрессирует.

Юрий Богомолов: Я думаю, и раньше он был.

Елена Рыковцева: От кризиса к кризису, видимо.

Юрий Богомолов: Просто СМИ расширяют зону.

Елена Рыковцева: «Мистика, - пишут нам, - нужна разочаровавшимся в жизни людям. Остальным хватает реальной действительности. Она интереснее всякой мистики», - пишет Владимир Киселев из Междуреченска.

Майоровы пишут по поводу «17 мгновений весны»: «Я не буду смотреть, но попробовать можно. Любимов просто фонтанирует идеями раскраски, «Имя России», остается надеть еще парики».

Савельева пишет насчет того, что… Но я не буду читать сообщения про раскраску, потому что это была рубрика. А у нас тема программы все-таки мистика. Читаю про мистику. «Людям нравятся сказки. В советское время мистикой являлось индийское кино», - пишет Шариков из города Миасс.

Пишет Татьяна, что у канала ТВ3 отличный дизайн.

«Грешникам оказаться в кромешном аду обещают не только на третьем канале, но и на респектабельном Российском, показавшем киноподделку под названием «По ту сторону жизни и смерти». Это только что мы обсуждали. «Даже безграмотному ясно, что душа, превращенная в энергию и лишенная материального тела, не может ощутить физической боли, даже в геенне огненной, так же как и энергия радиоволны, на которой вещает Радио Свобода».

Юрий Богомолов: Вот это очень точное замечание.

Елена Рыковцева: «Недавно общался с человеком, который подсел на канал «ТВ3». Раньше это был жизнерадостный человек, а теперь как мешок с соломой. Испуганный взгляд, растерянный вид. Посоветовал ему переключаться на канал «Культура», - пишет нам слушатель Добрый. Александр смеется.

Александр Карпов: Ну, а что я могу? У нас очень много жизнерадостных программ. У меня критерий только один, я сам себе задаю вопрос, когда чем-нибудь занимаюсь: а хотел бы я, чтобы мои дети смотрели канал, который я делаю? Если у меня ответ «нет», то я этого делать не буду. Они у меня маленькие, правда, к счастью. Но я думаю, что если бы они были постарше, я бы не стал им запрещать смотреть канал «ТВ3».

Елена Рыковцева: Хороший подход: не стал бы запрещать! А вот призвать детей - смотрите, показать, похвастаться своим продуктом? Не стал бы запрещать – ничего себе!

Александр Карпов: Я надеюсь, что у них есть право выбора, даже в таком возрасте. Поэтому запрещать им я не буду.

Юрий Богомолов: Никто не обязан смотреть один канал сегодня.

Александр Карпов: Конечно.

Елена Рыковцева: Папа работает на канале. Он может порекомендовать ребенку, сказать: «Ну, посмотри, как тебе, нравится, не нравится?»

Александр Карпов: Могу порекомендовать.

Юрий Богомолов: Отдельные программы, да?

Александр Карпов: Да ради Бога! Да если будут смотреть 24 часа в сутки, еще раз говорю, у меня критерий один: мне стыдно за то, что я делаю? Ответ – нет.

Елена Рыковцева: Хорошо. Валерий из Москвы, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Образцом, конечно, мистики настоящей является знаменитое стихотворение Эдгара По «Ворон». Кто помнит – тот знает. Действительно, проходит по всем жилам дрожь. Это настоящая великая поэзия. Что же касается нашего телевидения, то Александр Любимов всегда, если затевает что-нибудь эдакое цветоносное, то за этим стоит, конечно, попытка схватить что-нибудь из бюджета. Что же касается «ТВ3», то «ТВ3» был хорошим каналом. Они показывали хорошие фильмы, но потом стали специализироваться на мистике. Как только я попадаю на этот канал, и первые буквально кадры этих фильмов и этих программ, на которых они пытаются нас мистифицировать, вынуждает меня переключаться. Но главное, что дает наше телевидение, это не столько мистика как поэзия, сколько мистификация с целью заморочить мозги и промыть их. Вот у нас представляются как мистифицированные личности Ленина, Троцкого и других революционеров с единственной целью – опорочить их. Дело дошло до того…

Елена Рыковцева: А когда-то было, Валерий, наоборот, с единственной целью их всячески возвеличить.

Слушатель: Дело дошло до того что «Пятый» питерский канал сделал фильм про лейтенанта Шмидта, где он совершенно мистифицировал и исказил его биографию с целью его опорочить. И занималась этим не кто-нибудь, а наша замечательная журналистка, которая ведет там пятичасовую информационную программу. Это полная потеря совести.

Елена Рыковцева: То, что раньше называлось мифологизировать, теперь называется мистифицировать.

Юрий Богомолов: Не будем путать действительно мифологию с мистификацией. Это раз. Во-вторых, давайте отделять художественный вымысел, над которым Александр Сергеевич говорил, что он может и слезами облиться, веря в его реальность. Надо некими формами стирания реальной грани между вымыслом и реальностью. Все-таки религия, беллетристика дают четкую рампу между вымыслом и реальностью. Мы можем не замечать иногда, но как только мы ощущаем, мы спотыкаемся о нее и понимаем, что есть реальность, а что есть вымысел.

Александр Карпов: Хоть вы и ввели табу на тему черно-белого кино, я все же хочу сказать о реплике последнего слушателя. Вы знаете, я уж не буду комментировать, кто бюджеты…

Елена Рыковцева: Давайте я прокомментирую. Я тоже хотела сказать, что мы не будем сейчас уличать и упрекать Александра Любимова.

Александр Карпов: Мне кажется, что это неправильно в принципе, кто стоял со свечкой. Я про другое. Слава Богу, что канал «Россия» делает какие-то эксперименты, в том числе и по раскрашиванию фильмов.

Елена Рыковцева: А я присоединюсь к слушателю не в смысле, кто у кого, кто в какой карман, а в том смысле, что зачем? Вот они кричат: сумма в миллион долларов ушла на эту раскраску! Зачем тратить этот миллион долларов на то, чего людям не хочется, о чем никто не просил?

Александр Карпов: У канала «Россия» свой бюджет, они сами… Там есть те, кто считает бюджет государственного канала, их там много. Вопрос в другом. Если они пошли и пробуют, вы же не знаете, а может, это станет таким шедевром, который будут смотреть еще 150 лет после нас. Мы же этого не знаем. Причем творчество – это же такая история, ты можешь попасть и нарисовать «Черный квадрат», а можешь не попасть.

Елена Рыковцева: Неужели покрасить фильм – это первое, на что нужно сегодня потратить миллион долларов?

Юрий Богомолов: Я бы так сказал по поводу того, что потратить. Обратите внимание, что телеканалы крутят всегда одни и те же фильмы. Не потому, что они не знают, что есть еще рядом какие-то фильмы, а потому что сегодня находится в таком ужасном состоянии, их изобразительная сторона, что их в принципе показывать нельзя. Только на канале «Наше кино» спутниковом их иногда показывают. И я смотрю. Это невозможно смотреть, там сплошная чернота.

Елена Рыковцева: Ну, так пусть их реставрируют по-человечески.

Юрий Богомолов: Для того, чтобы их ввести в оборот, надо потратиться на отцифровку.

Елена Рыковцева: Это обязательно сопряжено с цветом?!

Юрий Богомолов: Необязательно, в том то и дело. Посмотрите, фильмы Чарли Чаплина, которые канал «Культура» купил, они отцифрованы так, что смотрятся лучше. Я очень хорошо помню первые свои просмотры во ВГИКе.

Елена Рыковцева: Получается несправедливо: я не читаю СМСки про черно-белое кино, а мы все продолжаем этот разговор. Давайте Игоря из Москвы послушаем.

Слушатель: Помните, такой был хороший фильм режиссера Климова «Распутин». Там герой Петренко говорит: «Вам чудо надо. Вам чем непонятнее – тем дороже». В принципе, такая ситуация существует до сих пор. Как раз в этом фильме и показано, что любовь к мистике появилась далеко, и даже до революции 1905 года. Если говорить серьезно, то вклад в такую русскую мистику, конечно, это Блаватская, конечно, Рерих. И об этом как-то меньше всего говорится именно с точки зрения того, что в общем это вклад не только в русскую мистическую философию, но и в мировую, что очень важно. А что касается канала, действительно, не совсем понятно. У нас за годы победы атеизма слово «мистика» немножечко смысл потерян, потому что мистика или чудо. На самом деле, я смотрел этот канал, но в общем скорее это триллеры идут, но не мистика в таком европейском понимании этого слова. А что касается мистики, помните «17 мгновений весны», там такой один фон, его роль играл Куравлев. Куравлев там подходит, наливает в стакан воду и полностью выпивает стакан. Вообще-то, это мистика, чтобы немецкий дворянин полный стакан налил воды и, не отрываясь, его выпил. Понимаете, он уже шпион. Вот эта мистика, конечно, сказка, фильм смешной. Дайте людям его смотреть в цвете. Единственное, в чем вопрос стоит, кто выпускает у нас диски, я считаю, что если для меня культура, я за культуру плачу. Я покупаю диск. К сожалению, российские сегодняшние диски, у них нет функции переключения. Я включил, я могу выбрать язык, я могу на родном языке его посмотреть или выбрать по меню цвет, черно-белый. Более того, у нас выходит фильм, и там вообще не написано, это оригинал или раскраска. Вот это действительно наплевательское отношение. Фильм раскрашен, но он не стоит того, чтобы так долго о нем говорить.

Елена Рыковцева: Вот именно. Есть телевизоры с такой функцией. Уже сейчас в современных телевизорах можно в цвете смотреть, можно все подряд черно-белое. Виктор из Москвы, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Моя бабушка и дедушка рассказали, какая была гражданская война. То, что показывали в советских фильмах – это совсем нет слов! Так же и Великая отечественная война. Про Великую отечественную войну мне рассказала моя мама. Она тоже смотрела этот фильм, она был зав. клубом. И она рассказала мне где-то за десять лет до смерти очень интересный эпизод, который бы сейчас надо было показать нашему молодому поколению. То, что никогда не показывали со времен Советского Союза. Как бы проконсультировать придти наших режиссеров? Это можно сделать на сегодняшний день или нет?

Юрий Богомолов: Нет.

Елена Рыковцева: Геннадий Георгиевич из Москвы: «Мистика – это очередная чертовщина, направленная на бездельников и дармоедов. Помню, когда напашешься на заводе, то ни до какой мистики». Я так понимаю, что это было давно, когда вы пахали на заводе и, наверное, действительно тогда ее и не было даже возможности такой смотреть по телевизору мистику.

Светлана пишет, что «все это ложь насчет клинической смерти и коридоров. Один мой знакомый был в этом состоянии, постоянно рассказывал нам эту сказку, а потом признался, что обманывал. И другой знакомый был в этом состоянии, сказал, что там ничего нет, пусть не врут и не зарабатывают на этом деньги. Не зарабатывайте на мистике, она может погубить».

Иван из Москвы пишет, что «наука и искусство направлены на раскрытие реальной жизни. Мистические фильмы направлены прямо в противоположную сторону. А мотивацию по изготовлению таких фильмов надо спросить у авторов». Ну, мотивация – это народный интерес, вот я понимаю так.

Юрий Богомолов: Что покупается – то и продается.

Елена Рыковцева: «В нашей жизни столько бессмыслицы и мистики, что люди отдыхают на выдуманной мистике», - это объяснение Аллы.

Александр Карпов: Ну, согласен, конечно. Только собственно основная задача телевизора – это получить те эмоции, которых тебе в жизни не хватает. Фильмы ужасов почему так любят? Потому что пощекотать…

Елена Рыковцева: Татьяна пишет: «А я, наоборот, щелк, щелк, щелк и остаюсь на «ТВ3».

Александр Карпов: Спасибо, Татьяна.

Елена Рыковцева: Юрий Александрович, вы завершаете наш разговор. Вывод какой мы должны сделать?

Юрий Богомолов: В нашем разговоре очень неожиданно сплелись эти две темы, и сначала они казались несовместимы. И в общем, где-то эти две параллельные или перпендикулярные линии как-то переплелись. И действительно, все это неистребимо как потребность в том, чтобы увидеть, может быть, подновленного Штирлица после пластики цветной, так и что-то такое мистическое, локализованное на отдельном даже канале.

Елена Рыковцева: А вы, Александр Карпов, когда наслушались сегодня столько критических откликов…

Александр Карпов: Ни одного критического не было.

Елена Рыковцева: Да ладно, говорят оболванивание и так далее.

Александр Карпов: Я спокойно.

Елена Рыковцева: То есть вы укрепились в том, что вы делаете?

Александр Карпов: Фильм «Солярис» Тарковского это что? Это фантастика, мистика?

Юрий Богомолов: Нет, это не фантастика и не мистика, это художественное произведение.

Елена Рыковцева: Это фантастикой вообще-то считается.

Александр Карпов: Или философия?

Елена Рыковцева: На этом мы завершаем программу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG