Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марш оппозиции в защиту свободы слова у телецентра «Останкино»: падет ли цензура в государственных СМИ?



Владимир Кара-Мурза: Сегодня активисты КПРФ и «Яблока» провели в Останкино акцию протеста против политической цензуры на государственном телевидении. У нас в студии один из ее организаторов Сергей Никитин, депутат Московской городской думы от Коммунистической партии российской федерации. В чем была цель организаторов сегодняшней акции?



Сергей Никитин: Цель предельно простая: мы считаем, что власть и единственная политическая сила при этой власти «Единая Россия» по сути дела узурпировали право представлять политические идеи на центральном телевидении, в первую очередь. Например, оппозиция имеет всего-навсего 2% от объема политических передач, а «Единая Россия» 91% - это явная неравнозначность. И отсюда наш протест. Мы требуем, чтобы оппозицию на телевидение для изложения своей позиции. Я думаю, это требование совершенно справедливое. Но, к сожалению, прошлогодняя акция, которая проводилась совместно разными представителями - и КПРФ, и «Яблоко», там были представители СПС в прошлом году, были какие-то обещания от руководства телевидения, но эти обещания остались обещаниями. Поэтому мы решили повторить эту акцию, имея в виду, что эта акция не первая и последняя - это начало. И если средства массовой информации, их руководство не прислушается к голосу оппозиции, то будет продолжение нашего протеста, я бы даже сказал, вплоть до жестких акций, в том числе и перекрытия трасс. Предполагаем, что если нас не пустят на телевидение, то и работникам того же самого телевидения будет трудно проходить на свои рабочие места. И такие вещи могут быть. В конце концов, проблему нужно решать.



Владимир Кара-Мурза: Ваш коллега депутат Мосгордумы от фракции «Яблоко» Сергей Митрохин так объяснил мотивы своего участия в акции в Останкино.



Сергей Митрохин: Для нас Останкино – это сегодня символ. Я бы сказал, что вообще останкинская телебашня стала символом наркотической зависимости общества от центрального телевидения. Это такая игла, на которую подсадили российского телезрителя для того, чтобы пичкать его неким таким пропагандистско-развлекательным месивом, чтобы парализовать его политическую волю и превратить его в неполноценное существо. Целые сюжеты вырезались из эфира с моим участием, с участием Григория Явлинского, например, от «Яблока» с участием представителей других партий. Были случаи, когда ко мне выезжала съемочная группа и по дороге ей давали команду чтобы она вернулась. И с этим сталкивается каждый политик, находящийся в так называемых «черных списках».



Владимир Кара-Мурза: По каким признакам, вы считаете, что активисты КПРФ тоже попали в «черный список»?



Сергей Никитин: Я могу сказать, что наиболее важные политические проблемы, они однобоко представляются. В первую очередь дается слово для изложения политической позиции представителям «Единой России». Но вот наши руководители нашей партии, в частности, Геннадий Зюганов, Иван Мельников, они имеют какой-то выход, но он незначительный и я бы даже сказал, что это специально, чтобы не обвиняли, что зажимают. Вот они есть, а на самом деле высказаться не могут. Взять совсем недавний пример выборов 2003 года, когда Караулов позволил себе, с моей точки зрения, мерзкие выпады и ложь в отношении Зюганова и КПРФ. Был суд, суд признал эти факты ложью, но никто из слушателей до сих пор не знает о решении суда, поскольку у нас нет этого выхода.


Я вспоминаю, когда был Парламентский час в прошлой еще думе государственной, там достаточно объективно представлялось. Последний и этот созыв, там доминирует «Единая Россия», и позицию оппозицию представить довольно сложно. Слушатели не знают, какова позиция, например, КПРФ. Ну а наши печатные средства массовой информации, они, к сожалению, слабы, тем более, у нас в 91 году конфисковали издательский комплекс «Правда», и мы затруднены в печати. Поэтому такая ситуация.


Я бы вот что сказал: что соблюдение Европейской хартии по защите прав человека и основных свобод, которую приняли в 59 году, она обязывает власть предоставлять слово оппозиции, а эта хартия является безусловным условием вступления в Совет Европы. А ведь Россия входит в Совет Европы, она сейчас председательствует. Тем не менее, этот основополагающий принцип нарушается. Ведь взять ту же самую Францию, там создан наблюдательный совет при средствах массовой информации, мы тоже считаем, что этот совет должен быть создан из представителей всех политических сил, и он бы корректировал загрузку политических программ и адекватное представление позиции разных политических сил. И самое главное, что сегодня, в частности, телевидение представляет орган пропаганды насилия и разврата, к сожалению. Поэтому и этот вопрос тоже должен регулироваться представителями политических сил.



Владимир Кара-Мурза: Автор закона о печати, секретарь Союза журналистов России Михаил Федотов с сожалением смотрит на сегодняшнее телевидение.



Михаил Федотов: У нас сегодня телевидение просто перестало существовать. К сожалению, у нас нет ни независимого телевидения, ни оппозиционного телевидения. Сейчас в стране повсеместно закручиваются гайки, сейчас на телевидении уже практически исчезает политическая аналитика, исчезает независимый информационный ряд, исчезает независимый комментарий. И сейчас говорить о том, что затыкают рот только представителям левой части политического спектра, уже нет смысла. Потому что сейчас практически слышен голос только властной группировки, и эта группировка практически монополизирует выражение точек зрения на телевидении.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Не знаю, может быть это наивно с моей стороны, но, мне кажется, человек, который наложил лапу на телевидение и на выборы, по-моему, уже понял, что совершил ошибку. Ведь он по существу ликвидировал самого честного помощника и незаменимого контролера. Как вы думаете?



Сергей Никитин: Ну что ж, я думаю, что вы правы. Собственно, эта однозначность представления того, что происходит в стране и в мире, она сыграла и в недавнем прошлом, к сожалению, и мы, коммунисты, от этого пострадали. Не слыша голоса оппозиции, не слыша другой оценки того, что ты делаешь, это приводит к большой беде и страна страдает. Но когда передача начинается с Владимира Владимировича и кончается Владимиром Владимирович, я думаю, что это не вся правда о нашей стране. И действительно, не думаю, что он осознал это. А то, что это плохо для страны, я с вами согласен.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер. Вот вы знаете, действительно телевидение стало таким, пропаганда идет только в одну сторону. Я хочу сказать в этой связи: оппозиция взяла бы и объединилась и создала бы свой телевизионный канал, допустим, под названием ТОК - телевизионный оппозиционный канал, и вещала бы там. Неужели средств нет у оппозиции? Объединились бы все и было бы. Дело в том, что сегодня целый день показывали, как президент пребывает в Ижевске. Одно и то же. Раньше как-то можно было НТВ включить, были свои взгляды.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, широко ли освещалась ваша сегодняшняя акция на государственных каналах?



Сергей Никитин: Я, к сожалению, видел только ТВЦ, там достаточно подробно освещали. А по поводу вопроса своего канала для оппозиции, тут можно сказать, что, вот, говорят, слон может за один раз съесть сорок килограмм бананов, но и ответ такой: съест-то он съест, да кто ему даст. К сожалению, минута на телевидении, она стоит порядка сорока тысяч долларов, и сами понимаете, что у оппозиции таких денег нет. Отсюда и мы, и налогоплательщики, и государство обязаны представлять на государственных каналах в первую очередь эфирное время для оппозиции, мы на это рассчитываем, этого будем добиваться.



Владимир Кара-Мурза: А когда были последние выборы, вы пропорциональное время на дебаты получили? Мы же знаем, что КПРФ и «Яблоко» подавало в Верховный суд протесты и опротестовывали результаты парламентских выборов в России.



Сергей Никитин: Это вообще уникальная ситуация. Мы подали в Верховный суд с точки зрения фальсификации результатов голосования 75 тысяч протоколов, где были зафиксированы не только в отношении КПРФ, но и в отношении, в частности, Яблока факты фальсификации результатов, но, тем не менее, Верховный суд не принял во внимание это, и никакого осуждения не было. Правда, сейчас эти документы переданы в суд по правам человека страсбургский и надеемся, что там дадут оценку. А с точки зрения эфирного времени, например, в Москве мы имели возможность выступать только на кабельном телевидении в столице. Это очень маленькие возможности. На центральных каналах у нас возможности были минимальны. Поэтому мы считаем, что наши права ущемлены, а наши оппоненты из «Единой России», они могли выступать и по центральному телевидению, причем велась по сути дела агитация, но это под маркой обычного выступления политика в эфире. Так что власть имеет возможности таким образом представлять своих кандидатов и их позиции.



Владимир Кара-Мурза: Тележурналист Михаил Леонтьев, ведущий Первого телеканала, считает давление на государственные каналы лишенным смысла.



Михаил Леонтьев: Государственное телевидение не является средством информации, оно является средством пропаганды. Можно устроить демонстрацию за свободу пропаганды на государственных каналах, свободу промывания мозгов нашему населению на государственных каналах. При этом мы имеем в виду, во-первых, что существует рынок информации, что на рынке информации существует конкуренция и независимость поддерживается путем конкуренции. То есть разные независимые продавцы информации, конкурируя друг с другом, вынуждены независимо от своих взглядов, по бизнесу вынуждены драться за ту информацию, которую конкурент по тем или иным причинам не хочет давать.



Сергей Никитин: Ну что ж, Михаил может иметь такую позицию. Но ведь у нас оценка того, как представляется текущая политика, как наша история на телевидении, тут ни о каком рынке нет разговора. Здесь идет чистая фальсификация истории. Мы, например, оппозиция, крайне возмущены фальсификацией сталинского периода истории, особенно в связи с тем, что завтра будет юбилей начала Великой Отечественной войны, 22 июня фашистская Германия напала на Советский Союз. И та неправда, которая льется с экранов телевидения о начале войны, поведение советских руководителей до войны и во время войны, она приводит к тому, что ряд, с моей точки зрения, последователей Ельцина, руководителей телеканалов, журналисты используют геббельсовский прием – чем больше ложь, тем она лучше воспринимается, и слушатели верят ей. К сожалению, это является доминантой в их поведении, мы с этим не согласны.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Александра Васильевича.



Слушатель: Здравствуйте. Дело в том, что слишком большое значение вы придаете телевидению. Ведь это телевидение сейчас смотрят средне-дебильные люди, потому что та реклама, которая постоянно прерывает все передачи, ее может терпеть только человек только ограниченный. Нормальные люди, которые фильмы показывают и вечером, и ночью, я их уже два-три года назад стер на своих видеокассетах. Чем они нас привлекают?



Владимир Кара-Мурза: Я по опыту работы на НТВ помню, что как раз привлекали не старыми фильмами, а жаркими политическими дискуссиями в прямом эфире.



Сергей Никитин: Да, я согласен, когда есть прямой эфир и люди высказывают свои позиции, может быть не очень приятные, но это действительно убежденные слова, то я считаю, что это хорошо. Я не совсем согласен с тем, кто позвонил. Я могу сказать, что молодежь сегодня хорошая. Я преподаватель вуза, доцент вуза, я могу оценивать ту молодежь, которая сейчас учится в вузе. Она толковая, она ищет информации, и она ищет эту информацию, в том числе и на телевидении. Правда, сейчас и интернет дает возможности получать много информации достаточно нормальной. Но, тем не менее, телевидение тоже мощный источник информации. Они хотят слышать и видеть из этого источника правду. Вот этого не получается. И я должен сказать, что на сегодняшнем митинге было очень много молодежи, и не только «яблочной», но и другой молодежи левого толка, и они искренне требовали слова правды с экрана телевидения.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи, уважаемые господа. Конечно, самое главное было бы, если бы показывали в реальном времени дебаты между кандидатами и прочее. Но после того как Владимир Владимирович Путин увидел как победил на дебатах Яковлев Собчака, то, видимо, после этого никто не хочет участвовать в дебатах. Коммунисты отказались в 96 году от своей победы и дальше будут отказываться. Вот сейчас Платонов с Губенко там были, никто даже не прислал наблюдателей и никто не смотрел, кто там как побеждал, там отменили, все переделали, все понятно. Но я хотел сказать, что у коммунистов было 25 миллионов, каждый десятый был в Советском Союзе коммунист. И сейчас назовите, кто без партийных билетов во власти и всех остальных. Вы их привлеките к партийной дисциплине, потребуйте взносы за эти годы, как-то наведите порядок.



Владимир Кара-Мурза: Что ворошить прошлое? Многих сама компартия исключила из своих рядов.



Сергей Никитин: Вспомните нашего отечественного современного Цицерона Виктора Степановича Черномырдина, который говорил, что ни делай, все равно получается КПСС. Я должен сказать, что сейчас «Единая Россия» кичится своей численностью. Но я вас уверяю, что как те 19 с половиной миллионов бежали партбилетчиков, так и эти побегут. А относительно 96 года, нужно уже осознать современные реалии. Действительно, по нашим оценкам процентов на 5 Зюганов победил тогда Ельцина. Но возможности доказать, имея в виду, что эти доказательства поддержат те люди, которые участвовали в голосовании, которые выйдут на улицы, поддержат нас, этого не было. Отсюда можно только догадываться о точных документальных подтверждений, что Зюганов победил, нет. Поэтому, когда голоса раскладываются 50 на 50, трезвый политик должен здорово подумать, призывать людей для поддержки этой оппозиции или нет. Я оптимист, уверен, что наши результаты начали расти. И когда они дорастут до нормальной величины, тогда можно призывать людей поддержать ту ситуацию, которая была искажена теперешними властями. Я бы на это ответил так.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Алексея, радиослушателя из Подольска.



Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотел не вопрос задать, а высказать свое мнение насчет нашего телевидения. Вот такая реклама идет, даже, если честно, смешно смотреть. Помните такую рекламу: парень звонит во Владивосток и говорит: «Ой, а что ж ты спишь? У вас полночь? Никогда не думал». Там взрослый стоит дылда, в школе, наверное, не учился и не знает, что разница во времени с Владивостоком и Москвой. Много такой рекламы. По телевизору вообще показывают такую откровенную чушь. Мне 30 лет, а вот юная молодежь смотрит и все это впитывает в себя, эту дурь.



Владимир Кара-Мурза: В частности, и против этого протестовали участники сегодняшней акции - против оболванивания.



Сергей Никитин: Безусловно, реклама на нашем телевидении – это нечто уникальное. Мне приходилось быть за рубежом, но такой тупой рекламы я не видел. Но самое страшное даже не тупость. Самое страшное – это реклама алкоголя, я имею в виду пива. Молодежь спивается, а реклама пива сделана настолько талантливо, что не откажешь тем, кто ее делает. Все это кончается бедой для нашей страны. Вот это, я думаю, самое страшное.



Владимир Кара-Мурза: В Мосгордуме обсуждается какой-то закон о рекламе или вы его придерживаетесь федерального законодательства?



Сергей Никитин: Это уровень федерального законодательства, поэтому мы не рассматриваем. Мы рассматриваем либо то, что касается непосредственно Москвы, законы Москвы, либо мы делаем предложения в законы федеральные от имени нашего городского парламента. Таким образом мы пытаемся вносить поправки. Но по рекламе мы пока этого не делали. Я должен сказать, что мы, оппозиция, всего-навсего пять месяцев интенсивно работаем. Подождите, наберем еще опыта и будем этим заниматься.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.



Слушатель: Добрый вечер. По поводу, как эта партия кичится количеством, давайте будем снисходительны: она кичится тем, чем может, не качеством же ей кичиться. А вопрос у меня такой. Вы с «Яблоком» выступали, какие-нибудь еще предложения делали другим демократам? И если да, то почему отказывались, чего-нибудь они говорили?



Сергей Никитин: Нет, мы на этой акции сделали предложение демократам «Яблока». У нас удачный опыт работы с ними в Московской городской думе я должен сказать, что по всем законопроектам, которые носят социальную направленность, мы выступаем вместе.



Владимир Кара-Мурза: Леонид Гозман, заместитель председателя федерального политсовета Союза правых сил, мотивировал неучастие СПС в сегодняшней акции.



Леонид Гозман: Акций в защиту свободы слова за последнее время проводилось очень много. Это, правда, не изменило ситуацию на государственных телеканалах и вообще в контролируемых государством средствах массовой информации. Я думаю, что такие акции сами по себе предельно целесообразны. СПС проводило свои, участвовало вместе с другими. Но у нас нет такого обязательства быть абсолютно везде, где об этом говорят. Совершенно такого обязательства у нас нет. Обязательство внутреннее об этом говорить и заниматься, оно есть, и мы его, по-моему, выполняем.



Владимир Кара-Мурза: Вы сказали, что много молодежи сегодня участвовало. Мы знаем, что подвергаются преследованиям молодые люди, студенты, которые придерживаются оппозиционных взглядов.



Сергей Никитин: Да, я был свидетель и подавал заявление о возбуждении уголовного дела по факту силового проникновения представителей правоохранительных органов, в частности, СОБРа в помещение Московского городского комитета КПРФ, это было 15 мая этого года, без предъявления каких-либо документов. Это было в понедельник. В каждый понедельник у нас обычно собирается молодежь левого толка и обсуждает свои проблемы. И вот без предъявления документов потребовали открыть помещение. Дежурный не подчинился, попросил предъявить необходимые документы на проникновение в помещение легальной партии. Ему сказали, что документы внизу, а ты давай открывай. Он этого не сделал. Тогда у них были приготовлены и ломы, и здоровые кувалды. Взломали двери металлические, одна сетчатая, другая настоящая металлическая дверь. Всех заставили поднять руки вверх, произвели обыск, досмотр. Задержали там четырех представителей национал-большевиков, причем опять не предъявляя никаких документов. Я думаю, что это акция устрашения не только для нацболов, что они не спрячутся даже в помещение КПРФ, но и для КПРФ это тоже сигнал, чтобы не забывались. Власть готова на любое силовое воздействие даже на легальную партию.


Наша позиция такая, что в стране грядет диктатура. К сожалению, факты, которыми мы располагаем, говорят об этом. Наши обращения в прокуратуру и в ГУВД, они никакого результата не дали. Мы вынуждены были пригласить представителя прокуратуры в Московскую городскую думу, который сказал, что никакого нарушения закона не было. А представитель господин Пронин, начальник московской милиции, написал бумагу, по которой все было искажено - и время, и место проведения этой силовой акции, и все о`кей ребята. Но мы это дело так не оставим. Было принято решение пригласить представителя ГОВД, чтобы он дал свои необходимые пояснения на заседании комиссии по законности и порядку Московской городской думы. Я должен сказать, что подобное мероприятие было впервые за всю 12-летнюю историю Московской городской думы.



Владимир Кара-Мурза: Это к вопросу о сегодняшнем решении Кузьминского суда об экстрадиции Владимира Линдермана, активиста НБП, в Латвию, хотя он уже много лет имел политическое убежище в России.



Сергей Никитин: Исторический опыт показывает, что подобными действиями власть ничего не добивается, только она увеличивает количество своих противников. К сожалению, история ничему не учит.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Андрея.



Слушатель: Здравствуйте, Владимир, здравствуйте, Сергей. Как простой житель России я считаю, что это вообще преступление, что оппозицию не пускают на госТВ. Я лично узнаю о деятельности других партий только по радио и интернету. Но население бедное, интернет недоступен. Почему такое неравенство? И вам надо обязательно обращаться в Европейский суд, потому что наш суд ничего не решит в пользу нас.



Владимир Кара-Мурза: Об этом свидетельствует иск в Верховный суд, который был отклонен.



Сергей Никитин: И мы обратились в суд по правам человека. Я думаю, более эффективно обратиться, Андрей, к таким как вы, чтобы вы осознали ситуацию и поддержали оппозицию в их справедливом требовании дать слово на телевидении. Без вас нам трудно будет добиться этого.



Владимир Кара-Мурза: Павел Гутионтов, секретарь Союза журналистов России, возмущен недопущением оппозиции на государственные телеканалы.



Павел Гутионтов: То что происходит на основных каналах – это не просто возмутительно, это уже за пределами, на мой взгляд, того, что может происходить в цивилизованном обществе. Мы не знаем, что в действительности думают руководители оппозиции, если ориентируемся на телеэкран. Мы не знаем, о чем они говорят, мы не знаем систему их доводов, мы не знаем, что они защищают. Идет откровенное одурачивание оболванивание зрителей, граждан страны. Нас дезинформируют. Нас пытаются держать не за граждан, а за некое быдло.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Ларисы Дмитриевны.



Слушательница: Добрый вечер. У меня вопрос непосредственно к представителю к Сергею Никитину. Такой вопрос: вы отвечаете за действия коммунистической партии за все 70 лет? Второй вопрос: не помню, кто-то сказал, что коммунисты в оппозиции – это довольно неплохо. Ваше отношение к национализму, к православной церкви государственной, и к выступлениям то, что творится в стране по поводу не славян.



Владимир Кара-Мурза: Почему только за 70 лет? Как известно, недавно было сто лет Второго съезда РСДРП.



Сергей Никитин: Много чего было, много годовщин. Но столько вопросов, что тут нужно отвечать достаточно долго. У меня позиция такая: я отвечаю непосредственно за то, участником чего я был. Я был, например, участником событий 93 года. Я был внутри Белого дома и около меня положили пятерых безоружных. Я эту ситуацию могу оценивать. Извиняться бесконечно за то, что было, не будучи непосредственным участником всего этого, я считаю, это не совсем корректно. Но изучать историю, определять, что было хорошего и что было плохого и честно об этом говорить – вот это наша позиция.


Теперь относительно национализма. К сожалению, сейчас нас хотят обвинить в крайней степени национализма, более для этого использовали так называемое движение ДПНИ, которое обманом проникли на наши митинги. Мы разобрались и их устранили, больше ДПНИ не будет на наших массовых акциях. Вопрос не в том, что нам не нравятся люди с другим цветом кожи, с другой формой глаз или носа, важно другое, что теперешние власти допускают неконтролируемую незаконную миграцию. Вот что нас пугает. А как следствие, эти люди, являясь современными рабами, попадают под влияние и под руководство криминальных структур, и вот бороться нужно не с ними, а с теми криминальными структурами и с теми представителями московских властей, в частности, строительного бизнеса, которые используют их для удешевления стоимости работ и для извлечения максимальных прибылей. Вот с кем нужно бороться.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Товарищ Никитин, Лендермана выдают под тем предлогом, что он собирался убить Вайру Вике-Фрейберга. Но он несколько раз выступал, конечно, это очень умный человек, ни о каком покушении тут и речи нет. Скажите, пожалуйста, КПРФ ее руководство, вы, как депутат Московской городской думы, что так это и пропустите или постараетесь помочь уважаемому Владимиру?



Сергей Никитин: Я говорил о том, что мы предоставляем возможность тем же самым национал-большевикам встречаться у нас и обсуждать свои проблемы в помещении городского комитета. Они участники наших акций и мы с ними имеем хороший контакт. Не всегда у нас согласны с их действиями или позицией. Но это нормальный спор товарищей, поэтому тут я не вижу никаких противоречий. А что касается Линдермана, все, что возможно в теперешних условиях, все сделано. В первую очередь это политическая поддержка и политическая оценка действий властей в отношении этого товарища. Я думаю, это то, что мы можем сегодня сделать.



Владимир Кара-Мурза: Вправе Мосгордума обратиться с запросом депутатским в Кузьминский суд?



Сергей Никитин: Нет, по статусу депутата Московской городской думы влиять на принятие судебных решений и давать оценку судебным решениям мы не имеем права, как депутаты.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от Георгия Георгиевича.



Слушатель: Ремарка и вопрос будет. В центральном плане я сейчас коммунистов поддерживаю. А вот насчет искажения исторической правды. По «Эхо Москвы» были передачи по понедельникам интересные о том, что к 21 июня 41 года танков и самолетов было в несколько раз больше и еще вытекает из этого, что Гитлер нанес упреждающий удар. И как пишет Бунич в своей книге «Операция «Гроза» или Ошибка в третьем знаке», Сталин собирался или 6 или 10 июля напасть на Германию.



Владимир Кара-Мурза: Я думаю, что это тема завтрашней передачи. Есть книжка Суворова «Ледоход», был фильм Евгения Киселева на эту тему.



Сергей Никитин: Я не специалист по истории. Я единственное могу сказать, что советская страна сумела подготовиться в техническом плане, в моральном плане к тому, что предстояло ей в этой войне и это дало результат, но не сразу. Можно говорить об ошибках каких-то, но нужно говорить о конечном итоге. А конечный итог то, что делалось для того, чтобы сохранить страну, оно привело к победе в 45 году над фашистской Германией. Вот это было итогом всей предыдущей деятельности всего государства, в том числе и ее руководства.



Владимир Кара-Мурза: Ваш коллега, депутат Мосгордумы Владимир Улас, первый секретарь Московского горкома КПРФ, удовлетворен резонансом сегодняшнего похода на Останкино.



Владимир Улас: Останкино является символом информационным в целом, я думаю. Поэтому используется администрацией президента для успешной реализации операции «путинский наследник». Поэтому телевидение здесь является основным инструментом, и пустить туда оппозицию, пустить туда другие отличные от официальных точки зрения для них очень-очень опасно. Почему такое колоссальное социальное неравенство в стране существует, когда условно три десятка олигархов обладают состоянием, равным бюджету страны, рупором которых является Останкино, это кривое зеркало того, что происходит сегодня в стране.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея Александровича.



Слушатель: Добрый день. Я с уважением отношусь к тому, что говорил ваш гость. Разделяю то, что он оптимист, приветствую это. Однако он сказал, что история не учит власть. К сожалению, история не учит и компартию, которую он представляет. Потому что на самом деле это не коммунистическая партия, КПРФ - это партия национального типа. И здесь кроме того, что я сказал положительного, я бы хотел высказать некие такие товарищеские замечания. Во-первых, КПРФ - это партия не бойцов. В 96 году Зюганов практически сдал Ельцину победу. КПРФ объединяет с «Яблоком» именно то, что это две партии политических импотентов, которые вечно хотят быть такими плачущими Ярославнами, как Григорий Явлинский.



Владимир Кара-Мурза: Вы сразу одним чохом и Григория Явлинского сюда. У них недавно прошел 13 съезд «Яблока».



Сергей Никитин: Позиция бывает разная. Задающий этот вопрос, либо высказавший эту позицию, наверное, ему грустно жить. Я не скрываю, еще раз говорю о том, что мы оптимисты и мы борцы. Мы борцы с теперешним режимом, формы борьбы разные. Если вы считаете, что мы должны взять в руки булыжник, то время не пришло. Самое главное, общество не созрело до понимания того, что если оно будет дальше развиваться в том виде, как сегодняшняя власть пытается реализовать развитие страны, то общество исчезнет. Во время избирательной кампании я не скрывал такую позицию, что, уважаемые друзья, те, кто хотят за нас проголосовать, вместо вас мы даже если бы захотели, не можем сделать, а вместе с вами мы готовы на любую драку, на любую борьбу, на решение самых сложных вопросов. И вы знаете, люди с пониманием относятся именно сегодня в этот период. Люди понимают, что пора вынимать фигу из кармана и пора с этой властью бороться теми средствами, какие у них есть. Вот это наша позиция.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Смоленской области от Людмилы Ивановны.



Слушательница: Доброй ночи. Уважаемый господин коммунист присоединяется к высшему руководству партийному, лукавит. Каждый человек отдает себе отчет, в какую партию он вступает. Если я сегодня вступаю в партию неонацистов фашистского толка, я принимаю все, что они сделали до этого. Если вы коммунист, то уж не надо извиняться, но хотя бы жестко раскритикуйте то, что вы сделали, какие преступления против народа.



Сергей Никитин: Трудно отвечать на этот вопрос. Я бы сказал так: да, мы, коммунисты, ответственны за то, что страна из аграрной стала индустриальной. Мы, коммунисты, отвечаем за то, что у нас была самая лучшая наука и самое лучшее образование. Мы, коммунисты, отвечаем за то, что люди могут спокойно ночью выходить на улицу, гулять молодые и не очень и не боялись того, что они могут не вернуться домой. Да, мы, коммунисты, в этом виноваты. Точно так же мы, коммунисты, виноваты в том, что мы упустили момент перехода от мобилизационной экономики к большей демократизации. Да, это наша вина. Но перечислять все положительное и отрицательное, я думаю, времени не хватит. А положительного мы сделали больше, чем отрицательного, и я не стесняюсь об этом говорить.



Владимир Кара-Мурза: Гарри Каспаров, председатель «Комитета-2008. Свободный выбор», лидер Объединенного гражданского фронта одобряет примененную сегодня форму давления на власть.



Гарри Каспаров: Ожидать, что одна или несколько акций принесут какой-то немедленный результат, было бы, наверное, необоснованным. Но регулярное проведение акций, необходимость людей приучать к тому, что таким образом они могут требовать соблюдения своих законных прав – это единственный способ пытаться влиять на ситуацию и заставлять власть хотя бы по каким-то частным вопросам отступать или прекращать, по крайней мере, наступление на наши политические и гражданские права. Другое дело, что пока эти акции недостаточно многочисленны, чтобы реально изменить ситуацию. И мне кажется, главным переломным моментом стало бы осознание людей, что их бытовые проблемы, проблемы тех, кого сейчас силой выдворяют из их подворий в Южном Бутово, они связаны с тем, что в России отсутствует свобода слова. Когда люди начнут понимать взаимосвязь между бытовыми и социальными проблемами и ущемлением гражданских и политических прав, тогда ситуация кардинально изменится.



Сергей Никитин: Тут было произнесено Южное Бутово Гарри Каспаровым. Я был практически во все моменты острые в этом поселке. Я могу сказать, что власть не понимает, как она должна общаться с населением. Власть считает, что не она для населения, а население для нее. И та ситуация с семьей из двух человек, которых выселили по суду в однокомнатную квартиру, имеет свою историю. Да, эти люди жили в частном доме, они считали, что они претендуют на половину этого участка, а именно на 14 соток. Что такое сотка в Москве и какова ее стоимость? Да, действительно, у них из всего, что осталось, жилая площадь была 13 метров, но тем не менее, они просили, чтобы им предоставили за все это двухкомнатную квартиру для сына и однокомнатную для матери, которой всего-навсего 42 года и ей нужно устраивать свою жизнь. Им предлагали две однокомнатных квартиры. Одна квартира, которую можно приватизировать, другая квартира муниципальная, но, правда, сейчас можно до 1 января 2010 года и ее приватизировать. И не было нормального разговора. Их обвинили в стяжательстве и решили припугнуть. И через суд, где федеральный судья приняла это судебное решение о том, чтобы получить однокомнатную квартиру, если не хотите дальше.


К чему это привело? Это привело к тому, что соседи вышли на улицу, пришли защищать вот эту семью, своих соседей. Самое интересное другое, что туда начали приезжать представители подобных поселков, которые понимают, что их будет то же самое ожидать и растет протест вот этой категории людей, которые раньше никаким протестом не занимались. Я думаю, что если бы власть была умная, они бы по суду приняли решение о представлении вот этих двух однокомнатных квартир, и проблема была бы спокойно решена. Но власть решила показать силу. Но оказалось, что на эту силу люди тоже готовы представить силу. И те сто сотрудников милиции и 20 сотрудников ОМОНа, которые там были, они уже жителей не запугали. Жители наоборот думают: а как они будут дальше противодействовать, если там, допустим, будет двести милиционеров. Вот уже этот момент власть совершенно не осознает, и мне ее жалко, жалко ее будущее.



Владимир Кара-Мурза: Люди осознали силу гласности.



Сергей Никитин: Гласности и силу единения – вот что самое главное.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Юрия из Новомосковска.



Слушатель: Получается, что коммунистическая партия Российской Федерации забыла ленинские принципы организации пропаганды для достижения целей, как она говорит, целей общенародных. Ленинские принципы пропаганды предполагали активность в этом вопросе. Не обсуждались ли в центральном комитете КПРФ запуска спутника для организации собственного телевидения, открытие FM радиостанции? Ведь как хорошо было бы послушать музыку Туликова в стиле рэп.



Сергей Никитин: Опять это телевидение, на которое нет денег. Знаете, хорошо бы, хорошо бы нам кита поймать большого. Но я хочу сказать, что наши левые издания, партийные газеты «Правда» и «Советская Россия», они действительно несут правду и позицию. Кстати, у нас прошел 7 пленум ЦК, где обсуждалась проблема поведения партий в современных условиях. И я должен сказать, что требования активной борьбы, активного поведения в обществе нашей партии там было первым вопросом, который обсуждался. Я должен сказать, что представители из регионов всей России демонстрировали свои приемы борьбы с властью. Я должен сказать, что вполне небезуспешные. Но и Москва наконец просыпается, Москва тоже начинает энергично отстаивать свои права. Я думаю, мы на правильном пути.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира из Подмосковья.



Слушатель: Добрый вечер. У меня сначала реплика, а потом будет вопрос. Реплика такая: в Советском Союзе, когда власть была у коммунистической партии, на телевидение тоже никто не допускался, кроме коммунистов, диссиденты, которые имели свою точку зрения, не допускались ни под каким видом. Вот такой вопрос получается: как вы сейчас чувствуете в роли тех людей, которые не имеют доступа к средствам массовой информации? А второй вопрос: вы говорите - запрещают. Есть конкретные фамилии у тех, кто запрещает, или это власть в общем виде и все? Потому что можно через вашу фракцию сделать депутатский запрос и тому же Добродееву, тому же Эрнсту, почему нет таких передач, в которых разные точки зрения должны присутствовать.



Сергей Никитин: Делаем эти запросы, обращаемся. Я должен сказать, что сегодня представители штаба протестных действий, всего 12 человек, представляющие разные силы, которые входят в этот штаб протестных действий, беседовали с руководством центрального телевидения, которое согласилось с рядом доводов о том, что мы ущемлены на телевидении. И попросило два месяца срока для того, чтобы разработать систему приведения в соответствие с политическим раскладом сил с тем, чтобы через два месяца эту проблему решить. У меня лично большие сомнения. Я вспоминаю, помните, у Грибоедова: свежо придание, да верится с трудом. Поживем - увидим. А если этого не случится, естественно, мы будем активно драться за свое право.


Относительно того, что при коммунистах было, да, действительно, это была глупость. Мы стояли точно так же, как сейчас на одной ноге в плане массовой пропаганды теперешняя власть. За это мы расплачиваемся, и мы этому научились. Если вы читали нашу программу и наш устав, мы признаем многопартийность. И без иного взгляда на тебя, без критики со стороны и оппонентов, и твоих единомышленников, развития политической системы не будет. Мы на этой ошибке обожглись, мы научились этому.



Владимир Кара-Мурза: Приближается выборный год 2007, как вы считаете, эта акция летняя становится традицией, потребуется ли он будущий год, когда начнется предвыборная кампания?



Сергей Никитин: Мы вошли в предвыборную кампанию, сейчас по новой системе будет. Партии энергично к этому готовятся. Готовятся не только с точки зрения подбора ярких личностей и хороших специалистов, но и готовят агитационно-пропагандистские материалы и наших специалистов-пропагандистов. Поэтому мы уже вошли в эту избирательную кампанию. Я глубоко убежден, что результат, несмотря на все ухищрения власти, на ту фальсификацию, которая была есть и будет, мы надеемся на поддержку наших избирателей, а убедить их в нашей решимости и в нашей дееспособности мы в силах и этим и будем заниматься. Я думаю, что мы существенно увеличим наше представительство в Государственной думе.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG