Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Талант - составляющая личности. Но не единственная


Вот бы всегда Диего Марадона (справа) выглядел и вел себя так, как во время радиорепортажей

Вот бы всегда Диего Марадона (справа) выглядел и вел себя так, как во время радиорепортажей

Жизнь, конечно, коротка, а искусство, понятно, вечно. Но годы, что проводит игрок на поле, намного короче человеческой жизни, а той красотой, какую он успевает создать на зеленом прямоугольнике, наслаждаются поначалу непосредственные свидетели – на стадионе или у телеэкрана, а впоследствии лишь те, для кого футбол на многие-многие десятилетия становится не просто увлечением. И за эти десятилетия на глазах у истинного почитателя великой игры начинаются и завершаются игровые карьеры нескольких поколений футболистов. С зеленого поля мечтаний и свершений они уходят в реальную жизнь, за которой их верные поклонники, имя которым легион, следят с интересом и пристрастием.


Эти очевидные соображения постоянно посещают нас во время таких событий глобального в футболе масштаба, как чемпионаты мира. В кулуарах и на телеэкране то и дело видишь людей, которые когда-то восхищали своей игрой, создавая то, что принято, пусть и с некоторой натяжкой, называть истинным искусством. Вот и здесь на разных стадионах можно встретить великого Диего Марадону. Уточним – великого в прошлом игрока.


Надо ли напоминать, что на ЧМ-78 его, тогда форварда-вундеркинда, увидеть не удалось: тренер Менотти не включил его в заявку на турнир. Дебют Марадоны на ЧМ-82 был омрачен удалением с поля, а на ЧМ-86 и ЧМ-90 он блистал. Но… «рука Марадоны» тоже вошла в историю футбола, как и его отстранение от игры за применение допинга на ЧМ-94. Признаемся: его непревзойденное мастерство и в 86-м, и в 94-м прямо-таки вынуждало нас, поступаясь собственными нравственными принципами, искать и находить для него оправдания, что, между прочим, удавалось, и не только нам.


Но вот «игроцкий век» остается позади. И в житейских, что называется, буднях выясняется, личность ли тот или иной мастер футбола, или же просто индивид, природой наделенный футбольным талантом. Увы и еще раз увы, великий мастер Марадона оказался весьма посредственной личностью, в чем с горечью приходится в очередной раз убеждаться. Когда сборная Аргентины добилась подавляющего перевеса в матче с Сербией и Черногорией, Марадона в футболке, до того бесновавшийся на трибуне вместе с молодыми поклонницами и поклонниками, вдруг развалился в кресле и закурил толстенную сигару (возможно, заметим в шутку, подаренную ему кубинским лидером, с которым – это уже не шутка – он провел немало времени, когда лечился на Острове Свободы от наркомании). Он закурил, а в пресс-центре, где появился этот кадр на многочисленных телеэкранах, раздался многоголосый дружный хохот… Грустно и обидно: ведь какой был игрочище!


А известных, к примеру, форвардов его эпохи, безусловно, уступавших ему в таланте и мастерстве, – испанца Эмилио Бутрагеньо, немца Карл-Хайнца Румменигге или аргентинца Хорхе Вальдано вы не увидите в расхристанном виде на трибуне. Они-то оказались личностями и пусть не в тренерском качестве остались в футболе, зато как организаторы, руководители мадридского «Реала» и «Баварии». А уж не уступавших в мастерстве и таланте главному персонажу этой заметки, великих кудесников – Пеле и Беккенбауэра, Круиффа и Платини – наши читатели наверняка видели множество раз на телеэкранах и, оценивая их послефутбольную деятельность, понимают, сколь незаурядны они как личности.



XS
SM
MD
LG