Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему американские конгрессмены обеспокоены отношением России к ближайшим соседям



Ирина Лагунина: В штаб-квартире Радио Свобода в Праге побывала делегация членов палаты представителей Конгресса США, в составе которой были члены как Демократической, так и Республиканской партий США. Мы использовали эту возможность, чтобы выяснить мнение законодателей о трех проблемах, с которыми сталкивается сейчас администрация Барака Обамы – Россия, Афганистан и Иран. На вопросы Радио Свобода отвечают член нижней палаты Конгресса Шелли Берклей, представляющая штат Невада, Демократическая партия, и конгрессмен Фил Джингрей, штат Джорджия, Республиканская партия. Начнем с России. Администрация Обамы заявила, что будет строить отношения с Россией на основе прагматизма. Кремль пытается подать это как конец эпохи разговоров о правах человека и демократии. Дескать, больше в наши внутренние дела – как это представляет нынешнее российское руководство – вмешиваться никто не будет. Так ли это?

Шелли Берклей: Конечно, прошлая администрация во главе с Джорджем Бушем всячески поддерживала концепцию распространения демократии в мире. Эта концепция была основой президента Буша, того, что он собой олицетворял и что, как он полагал, должны олицетворять собой Соединенные Штаты. И я тоже разделяю это убеждение, я верю в эти ценности. Мне кажется, что администрация Обамы – хотя она, конечно, совсем еще молодая, совсем новая – не изменит этого содержания политики. Пытаться достучаться до других стран, пытаться вступить с ними в диалог, даже если ты с ними не согласен, не означает перемену курса и перемену приоритетов Соединенных Штатов Америки. Я как член конгресса надеюсь, что мы продолжим наши усилия по поддержанию демократических тенденций в мире.

Ирина Лагунина: Как Соединенным Штатам стоит вести себя с Россией. Особенно сейчас, когда некоторые соседи России пытаются развивать все более тесные отношения с Западом, а Грузия хотела бы даже вступить в союз НАТО. И мы знаем, какую реакцию это вызывает в России.

Шелли Берклей: Естественно, мы поддерживаем движение в сторону Запада и желание вступить в НАТО. Наша группа законодателей является частью трансатлантического законодательного диалога, в рамках которого мы и приехали в Прагу. Но до того, как проводить здесь переговоры, мы посетили Эстонию и Литву. И это не случайно. Мы все были обеспокоены тем, что Россия вторглась в Грузию, и мы хотели показать, что мы, члены Конгресса Соединенных Штатов, солидарны со странами Балтии. Кстати, мы показали это весьма ясным образом. Мы не только выбрали для поездки Эстонию и Литву, но мы также встретились там с представителями белорусской оппозиции, чтобы показать нашу поддержку демократическому движению в этой стране, как и всем тем странам, которые, как и белорусская оппозиция, всеми силами пытаются сбросить это ярмо репрессий последней диктатуры в Европе.

Фил Джингрей: Думаю, намного важнее, чтобы они – Россия в том числе – уважали нас, чем любили. Хотелось бы, конечно, чтобы было и то, и другое. И может быть, однажды мы к этому придем. Это будет замечательно. Кстати, то же само я могу сказать о Китае, об Иране и о любой другой стране, отношения Соединенных Штатов с которой не носят доверительный характер. Так что важно, чтобы мы показали им, что мы сильны в том, что мы делаем. Мы – сильная страна. Именно поэтому нам нужны сильные вооруженные силы, по своей численности и подготовке отвечающие задачам мира, в котором мы живем. Но вот я сейчас сижу с вами и говорю со слушателями Радио Свобода/Свободная Европа. И это не менее важно, чем иметь военную силу и уважение окружающих. Но, повторяю, при том, что мы сидим и мило беседуем, я думаю, прав был президент Теодор Рузвельт, когда говорил, что кнут нам все равно придется иметь.

Шелли Берклей: Нас весьма беспокоит тот факт, что Россия пытается восстановить свою власть над странами, которые входили в состав Советского Союза. Это очень тревожный сигнал. Мы не верим в так называемые «сферы влияния», дескать, мы отдадим России эту страну, а Россия нас отдаст эту. Эти времена прошли, и мы надеемся, прошли безвозвратно. Мы также встревожены тем, что Россия использует энергоресурсы в качестве оружия. Это несовместимо с демократией и свободой. А поскольку есть страны, которые стопроцентно зависят от России в энергетике, в импорте газа и нефти, то это может привести к серьезным проблемам, особенно в период экономического спада.

Ирина Лагунина: Афганистан выходит на первое место среди приоритетов национальной безопасности США. Новая администрация решила увеличить численность военнослужащих в этой стране. Вопрос о миссии НАТО в Афганистане был центральным на недавнем саммите союза в Страсбурге. Каковы ставки – для США и остального мира – в Афганистане? Как бы вы их определили?

Фил Джингрей: Думаю, без сомнения, ставки очень высоки. Не думаю, что Россия, то есть в то время Советский Союз, положила бы 25 тысяч жизни за 7 лет, если бы ставки не были столь чудовищно высокими. И как мы все знаем, тот эксперимент закончился полным провалом. Так что вряд ли стоит быть наивным и недооценивать вызов, который перед нами стоит. Я знаю, что нас критиковали – в том числе и в ходе политических дискуссий внутри самих Соединенных Штатов – что мы напрасно отвлеклись, что мы не закончили работу в Афганистане и перекинули силы на Ирак. Но сейчас речь не об этом. Мы прекрасно понимаем, что стоит за операцией в Афганистане. Это – стратегический вопрос и стратегически важная точка мира. Мы должны показать им, что есть лучший выход из ситуации, есть лучшие варианты развития, и надеюсь, нам это удастся.

Шелли Берклей: По-моему, администрация Обамы понимает значение Афганистана в полной мере. Однако она рассматривает эту страну не как отдельную территорию в мире. В США и в Европейском Союзе прекрасно понимают, что надо подходить к Афганистану с точки зрения проблем региона, а не только страны. Невозможно привнести стабильность и хоть толику мира и улучшения условий жизни в Афганистан, пока мы не поймем, что же происходит в Пакистане. Так что проблема намного шире, чем просто взять под контроль Афганистан. Я не имею в виду, подчинить Афганистан Соединенным Штатам, я имею в виду взять под контроль ситуацию в этой стране. Но, повторю, пока мы не найдем региональный подход, мы не сможем принести ни мир, ни улучшение условий в эту страну. Мне кажется, что именно поиск регионального подхода – правильный шаг со стороны администрации Обамы. Как правильно и то, что он рассматривает проблему не только с точки зрения военной операции. Я, как и мой коллега конгрессмен Джингрей, надеюсь, что этот подход будет успешным, но, подчеркиваю, одного военного решения здесь не достаточно. Надо выработать более целостный подход, и мне кажется, именно в этом направлении и работает сейчас администрацию Обамы.

Ирина Лагунина: Еще одна болезненная тема – Иран. Вашингтон заявил, что готов к переговорам, если это приведет к отказу Тегерана от развития ядерного оружия. Это будет действенной мерой, по вашему мнению, особенно если учесть, что многие страны в непосредственной близости от Ирана – Россия, Индия, Пакистан – уже имеют ядерное оружие.

Шелли Берклей: По-моему, ни в одной из перечисленных вами стран президент не выходил на трибуну Объединенных Наций и не заявлял, что хочет стереть Израиль с лица земли. Так вот, если вы имеете дело с радикальным исламским государством с президентом и группой правящих мулл, которые верят в то, что Израиль должен быть стерт с лица земли, и если они день и ночь работают над тем, чтобы получить ядерное оружие, то можно прийти к выводу, что они захотят использовать это ядерное оружие – и не в мирных целях, как они заявляют, а в очень опасных целях. Мы сейчас ведем переговоры с нашими европейскими партнерами, чтобы укрепить режим санкций против Ирана. Канцлер Германии Ангела Меркель и премьер-министр Великобритании Гордон Браун также заявляют, что нельзя допустить, чтобы Иран обзавелся ядерным оружием. И есть способ добиться этого – укрепить режим санкций, и не в одностороннем порядке, как это делали США, а в рамках ООН. А это потребует, чтобы все члены ООН прекратили торговое сотрудничество с Ираном, прекратили косвенно поддерживать развитие его ядерной программы. Мы должны сделать все возможное, чтобы предотвратить превращение Ирана в ядерное государство.

Ирина Лагунина: На вопросы Радио Свобода отвечали член нижней палаты Конгресса Шелли Берклей, представляющая штат Невада, Демократическая партия, и конгрессмен Фил Джингрей, штат Джорджия, Республиканская партия.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG