Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анджей Жулавский спас московский кинофестиваль




Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Марина Тимашева.



Дмитрий Волчек: Изрядно ударившая по престижу Московского кинофестиваля история с вакантным местом председателя жюри главного конкурса, на этой неделе благополучно завершилось – жюри возглавил замечательный польский режиссер Анджей Жулавский. В пятницу в киноконцертном зале «Пушкинский» состоялась церемония открытия фестиваля. Организаторы выбрали для показа самую дорогую картину в истории китайского кинематографа - «Клятву» режиссера Чена Кайге. Об открытии фестиваля и первых конкурсных картинах – корреспондент Свобода Марина Тимашева.



Марина Тимашева: Как и в прошлом году, шествие по звездной дорожке чуть не подмочил небольшой дождь. Но к тому моменту, что на верхней ступеньке лестницы появился президент Московского кинофестиваля Никита Михалков, дождь закончился. Артисты и режиссеры, несмотря на это, мчались по дорожке стремглав. В этом году церемонию перенесли с 7 часов вечера на половину шестого и провели в ускоренном темпе, чтобы уложиться в 40 минут, отпущенных для телевизионной трансляции. Футбол – вот важнейшее из искусств сегодня, он потеснил в эфире торжества по случаю открытия кинофестиваля. Видимо футбол, или жара, или они вместе потеснили любовь к кино и в сердцах гостей. Действительно, знаменитых лиц на дорожке и в зияющем пустотами партере было мало.


Церемония началась шутливо. На китайском народном инструменте были сыграны «Подмосковные вечера», заметит квинтет теноров исполнил арию из «Чио-Чио-Сан», вокалистов окружали танцовщицы с японскими веерами. Вообще на открытии показали картину китайского режиссера Чена Кайге и ему же вручили первую награду за вклад в мировой кинематограф. Как всегда Никита Михалков вручил Анджею Жулавскому бразды или, вернее, вериги правления – тяжеленную цепь с изображением Святого Георгия. Новый председатель жюри причислил Московский международный кинофестиваль к крупнейшим международным фестивалям, как то Канн, Венеция и Берлин. За это, видимо, ему доверили кинохлопушку и текст: «Московский международный кинофестиваль объявляется открытым». Первым внеконкурсным фильмом фестиваля стала «Клятва» Чена Кайге. Это эпическое полотно, очень красивое, повествует о битве за прекрасную принцессу.



Чен Кайге: «Клятва» – это не реалистический фильм, но это история большой любви. Любовь и ненависть – две главные силы, которые действуют в человеческом обществе. И я надеюсь, что любовь может пересилить ненависть. Главные темы фильма – свобода, любовь и судьба. Я фаталист. В нашей жизни происходит слишком много событий, над которыми мы не властны. Люди, конечно, часто задумываются: а могут ли они перехитрить судьбу, изменить ее? Что до меня, то я стараюсь показать в фильме две силы, которые, на мой взгляд, могут ее изменить – это любовь и свобода.



Марина Тимашева: 24 июня начался конкурс. Отвечая на вопрос о критериях оценки фильмов, Анджей Жулавский говорит:



Анджей Жулавский: Если фильм легкий - я отличный зритель, если же он трудный, амбициозный, быть может даже интеллектуальный, то во мне просыпается более строгий судья. Амбиции должны соответствовать потенциям.



Марина Тимашева: Если верить сказанному председателем жюри, более строгий судья пока был не должен в нем проснуться. Оба конкурсных фильма - «Сколько ты стоишь?» выдающегося режиссера Бертрана Блие и хорватскую картину «Спи, мое золотко» - смотреть было легко, особых претензий на интеллектуальное кино в них не наблюдалось. Картину о хорватской деревне 40-50 годов режиссер Невин Хитрец снял в манере, близкой к документальной - это теперь модное направление в кинематографе. Вроде ставишь камеру и наблюдаешь течение обыденной жизни, не оценивая происходящее и не давая зрителю времени посмеяться или поплакать.


О фильме Бертрана Блие ничего подобного не скажешь. Можно вволю повеселиться, можно и расстроиться. Автор картин «Вальсирующие» и «Мужчины, приготовьте носовые платки» вроде верен себе, он снял абсурдистскую комедию, но возраст дает о себе знать – новый фильм куда сентиментальнее предыдущих. Герой его знакомится в баре с проституткой, просит ее стать ему женой. Выходит история о счастье в самом незатейливом значении этого слова. Счастье - это очень красивая женщина в постели с любящим ее мужчиной. Женщина воистину хороша. Моника Беллучи, увиденная глазами Бертрана Блие, будто только что сошла с полотен великих живописцев эпохи Возрождения. Да и вообще весь фильм кажется приношением режиссера Монике Беллучи. Но говорит Бертран Брие иное.



Бертран Блие: Есть такие моменты в жизни каждого творца, когда он должен вести себя как последний негодяй. Но бывают такие времена или даже страны, в которых следует быть элегантным и сдержанным. По-моему, сейчас время бороться с политкорректным искусством. Настоящий художник не может быть корректным, точнее - не обязан им быть. Он должен соблюдать определенные правила в жизни, но не в своем искусстве.


Впрочем, этот мой фильм очень корректный – это простая любовная история. Когда меня просят ее как-то характеризовать, я отвечаю: это не фильм, а ласковое движения. История о том, как женщина обнимает мужчина. Причем мужчина во всех отношениях ее помельче. Фильмы мои часто бывают похожи на сон. В принципе, предпочитаю кошмарные сны, но тут вышел сон как мечта.



Марина Тимашева: Бертран Блие и впрямь выглядел и держался как мечтатель, он вовсе е походил на человека, который первым вступил в сражение за награды Московского международного кинофестиваля. Да и сам он признался, что снимая фильмы, думает не о призах, а о том, что рядом работают интересные режиссеры, и назвал имя Вонга Карвая. Название его картины «Любовное настроение» определило в значительной степени и тональность фильма Бертрана Блие.


XS
SM
MD
LG