Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"В условиях противостояния между оппозицией и властью роль военных будет неизбежно возрастать"


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие генеральный директор Информационно-аналитического центра МГУ по проблемам постсоветского пространства Алексей Власов.

Евгения Назарец: После того, как бунт был уже прекращен, в Тбилиси еще продолжались аресты высокопоставленных военных по обвинению в причастности к мятежу. Продолжали звучать и обвинения в адрес России. В эфире грузинского телевидения Михаил Саакашвили заявил, что мятеж был спланирован при непосредственном участии России. Объективной информации из Грузии слишком мало, чтобы судить о масштабах, причинах и даже сути произошедшего. Об этом в интервью нашей радиостанции рассказал генеральный директор Информационно-аналитического центра МГУ по проблемам постсоветского пространства Алексей Власов.

Алексей Власов: Буквально через несколько минут после того, как в интернете появились первые сообщения о событиях в Грузии, мне позвонили, по меньшей мере, два или три человека, связанных с американскими изданиями здесь, в России, с тем чтобы выяснить мое экспертное мнение по вопросу о том, не являются ли эти события российской провокацией. Это означает, что уже одна версия самой Грузии, а точнее говоря, Грузии и ее партнеров на Западе, она уже заготовлена - это так называемый "русский след".

Евгения Назарец: Тем не менее, чей бы след ни усматривался в происходящем, это все равно остается фактором нестабильности в Грузии, в Грузии, которая стремится в НАТО. Может быть, все-таки если и грузинские власти провоцируют, может, они перестарались в этой ситуации, это ставит под угрозу их сотрудничество с НАТО?

Алексей Власов: Ну, если Саакашвили в сопровождении БТР прибыл в мятежную часть, и мятежники уже сдали оружие, якобы некоторые из них скрылись там в лесах или где-нибудь еще. А может, конечно, использовать с помощью этого нехитрого приема данную ситуацию и для определенного подъема своего рейтинга, подъема авторитета. Но, с другой стороны, мне тоже кажется, что если это, допустим, был заранее подготовленный спектакль, а не ситуативная реакция одного-двух батальонов грузинской армии на какие-то внутренние проблемы в отношениях между военным руководством и, допустим, руководством страны, то в этом случае, да, можно сказать, что грузинские власти явно перестарались, потому что проводить учения Североатлантического альянса на территории государства, которое неэффективно контролирует внутреннюю ситуацию, по крайней мере, возникают в этом смысле определенные вопросы.
Но моя личная версия, что это не провокация, не спектакль ни с той, ни с другой стороны, никакого русского следа здесь нет. А такие ситуации происходили ведь и при Шеварднадзе, и, по-моему, в самом начале эпохи Михаила Саакашвили, когда несколько вооруженных отрядов грузинской армии выражали таким довольно своеобразным способом протест против чего - ну, тут уже, как говорится, нужно дождаться более объективной информации.
Цифры мятежников сейчас я видел разные - 50, 100, 70 человек. Для грузинской армии эта цифра, как мне кажется, в принципе, приличная с учетом не самой большой численности грузинской армии. Но я бы обратил внимание на другое, что вот такие локальные мятежи, они в основном характерны для стран, где политические режимы находятся в состоянии внутренней нестабильности, неустойчивости, и происходят постоянные конфликты между властью и оппозицией, где военные начинают чувствовать себя людьми, которые в случае его могут решить судьбу нынешней власти. В условиях противостояния между оппозицией и властью, которое приобретает перманентный характер в Грузии, конечно, роль военных будет неизбежно возрастать. Возможно, здесь проявляется такой новый тренд.

Евгения Назарец: Как вы полагаете, российские силовики хорошо осведомлены о том, что происходит в Грузии, с тем чтобы при случае отреагировать, как это было с Южной Осетией, с Абхазией?

Алексей Власов: Из тех сообщений, которые были доступны в открытой части сети, было понятно, что, допустим, наши контингенты, которые расположены на территории в непосредственной близи к границам Грузии, по крайней мере, официально в состояние боевой готовности не приводились. А вот то, как этот фактор будет использован, информационный, между Россией и Грузией, как с той, так и с другой стороны, это уже совершенно другой разговор.

Евгения Назарец: И как он может быть использован?

Алексей Власов: Каждая из сторон попытается, естественно, выбить для себя наибольшие преференции в противостоянии друг с другом, и сейчас шарик на стороне Михаила Саакашвили, которому действительно удалось разрулить, как у нас принято говорить, эту ситуацию, и мятежники сдались, и теперь он должен обозначить, хотя уже некоторые фигуры были названы, конкретных людей, которые якобы имели связи с российскими спецслужбами и возглавляли этот заговор. Если доказательств убедительных предоставлено не будет, то это будет очередное информационное поражение Саакашвили. Поэтому сейчас Саакашвили надо очень хорошо продумать, как в дальнейшем освещать ход ситуации вокруг этого конфликта. Еще раз подчеркну, что шарик на его стороне.
XS
SM
MD
LG