Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Меню ресторана польского Сейма


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Варшаве Александр Лемешевский.

Александр Гостев: Большинство депутатов польского парламента на днях публично заявили, что недовольны качеством пищи в ресторане Сейма. Они намерены требовать смены фирмы, организующей питание народных избранников.

Александр Лемешевский:
В ресторане Сейма Польши мне доводилось бывать несколько раз. Обычно там людно. Приятно удивляет сервис - очень вежливые официанты. Цены тоже удивляют. Постоянные клиенты ресторана говорят, что многие годы здесь ничего не дорожало: отбивная в переводе на американскую валюту 2 доллара, яичница - около 80 центов, суп - 1,5 доллара. Повышения цен не могут вспомнить и работники этого заведения.

Работник: Я точно уж не помню. Но зачем же повышать цены, если у нас получается готовить дешевле?

Александр Лемешевский: Сами депутаты также в большинстве своем не знают, дорожает еда в парламентском ресторане или нет, из чего можно сделать вывод, что не дорожает или дорожает очень уж незначительно, если постоянные клиенты этого не замечают.

Депутат: Вы меня врасплох застали! Вот уж в самом деле... Знаете, я не слежу за ценами в нашем ресторане - ем, и все тут. Но если вы спрашиваете, значит, что-то тут кроется. В общем, с завтрашнего дня буду следить за этим.

Александр Лемешевский: Есть, однако, в ресторане Сейма нечто, чем целый ряд депутатов недовольны, - качество приготовляемых блюд. Один из депутатов нашел в салате таракана, другой - волос, у третьего мясо оказалось несвежим. И еще один не менее важный фактор - вездесущий запах жареной кашанки с луком. Кашанка - это национальное польское блюдо, кровяная колбаса с гречневой кашей или рисом. Несомненно, вкусная вещь, но его приготовление на подсолнечном масле с луком, действительно, сопровождается характерным запахом, от которого потом трудно избавиться.

Повар: Попробовать этой темного цвета колбасы необходимо тем, кто приезжает в Польшу. Это здесь национальное блюдо. Я с удовольствием готовлю кашанку. В Австрии также нечто подобное есть, но без каши. Да, запах характерный присутствует, когда жаришь ее, но ведь у любого блюда есть свой запах. Конечно, он может не нравиться, но, как мне кажется, мало кому. У нас, ясное дело, вегетарианец, или туристы из некоторых стран, такие вещи не заказывают - говорят: "Это же колбаса из крови!"

Александр Лемешевский: Это экспертная оценка повара одного из варшавских ресторанов, австрийца по национальности. В парламентском ресторане утверждают, что иначе - без запаха - приготовить кашанку просто не представляется возможным, разве что за пределами здания парламента. Стоит добавить, что кашанка настолько в Польше любима и популярна, что поляки празднуют День кашанки и складывают об этом блюде песни.
Официально владельцы парламентского ресторана - а это частная фирма с более чем столетней традицией - пока ситуации не комментируют, но сделать это, видимо, все равно придется. Группа парламетариев во главе с депутатами Ивоной Гузовской и Эвой Дрозд от правящей партии "Гражданская платформа" собрали подписи нескольких десятков своих коллег, также недовольных качеством предлагаемых в парламентском ресторане блюд, и обратились с соответствующим заявлением в канцелярию Сейма. "Все наши коллеги, к которым мы обратились, подписали заявление. Еда в нашем ресторане просто ужасная. Если все же ничего не изменится, то я привезу из дому микроволновую печь и буду разогревать в ней замороженные продукты - и то вкуснее получится", - заявила журналистам депутат Гузовска. Депутаты недовольны также старой мебелью и дизайном ресторана: шатающиеся стулья, клеенка на столах и - цитата - "шторы времен первого секретаря ЦК Польской Объединенной Рабочей партии Эдварда Герка".
Не так давно вокруг парламентского ресторана разгорелся еще один конфликт, но связанный на этот раз не с качеством пищи, а с алкоголем. Журналисты несколько часов поджидали у выхода из ресторана депутата Эльжбету Крук, которую ранее подозревали в употреблении спиртного на работе. В этот день она там действительно выпивала с коллегами. Потом снимки госпожи депутатки, заплетающимся языком объясняющей свое состояние, облетели все ведущие польские СМИ.

Журналист: Как бы вы прокомментировали то, что... как бы это сказать… что вы находитесь, мягко говоря, в состоянии, которое может свидетельствовать о том, что вы пили алкоголь?

Эльжбета Крук: В связи с чем такое внимание к моей скромной персоне? Вам что, кажется, что я не в форме сейчас, в рабочее время? Почему? Почему вы меня спрашиваете об этом, какая цель этого интервью?

Журналист: Цель этого интервью в том, чтобы узнать, может ли человек в нетрезвом виде ходить на работу!

Эльжбета Крук: Вы хотите сказать, что я пьяна? Я вот что скажу: я способна хорошо работать, еще там разные вещи делать. И меня удивляет такое ваше поведение!

Александр Лемешевский: Польский парламент состоит из двух палат: нижней - Сейма и высшей - Сената. Сенат и Сейм находятся рядом, и оба здания соединены коридором. Оказалось, что в сенатском ресторане ситуация значительно лучше: никаких претензий у сенаторов к качеству пищи нет, а тамошний кофе считается одним из лучших во всей Варшаве. Депутаты Сейма, однако, там редкие гости. За столиками сидят если не сенаторы, то журналисты. Сами парламентарии из нижней палаты говорят, что просто не хотят объедать своих коллег-сенаторов, предпочитая лучше побороться за качество кашанок, отбивных и холодника в собственном ресторане.
XS
SM
MD
LG