Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

С думой о милосердии: российские художники – детям-инвалидам


Ирина Лагунина: Благотворительность в России переживает не лучшие времена. И все-таки помощь детям-инвалидам и детям-сиротам приходит - и от частных лиц, и от частных компаний, и от художников. О необычных формах благотворительности, которая не только помогает детям развиваться, но и дает им ощущение полноценной жизни, а детям-сиротам столь необходимое для них общение со взрослыми и понимание того, что они взрослым нужны и интересны, рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Во всем мире, по статистике, количество детей с ограниченными возможностями растет. Проблема их реабилитации и обучения стоит остро во многих странах, например, в бывших республиках Советского Союза. В отличие от развитых стран запада, не только в России, но и, например, на Украине детей с отклонениями в развитии не берут в обычные школы, где они могли бы адаптироваться к жизни, идея обучать их в обычных школах только начинают обсуждаться в обществе. Более того, даже специальных школ не хватает, и многим из тех, кому поставлен диагноз "Необучаемый", отказывают не только в обучении, но и в общем развитии. Родители часто стоят перед трагической дилеммой: отдать ребенка в интернат, лишив при этом домашней ласки и любви, или оставить дома, лишив квалифицированной помощи. Меду тем, на западе специалисты в этой области ушли далеко вперед. Там не забыт, например, опыт талантливого итальянского педагога-дефектолога Марии Монтессори, работавшей с умственно отсталыми детьми, которые у нее иногда опережали в развитии обычных детей. И опыт Марии Монтессори, и многое другое учтено в новой веселой игровой комнате для детей, открытой недавно в петербургской коррекционной школе 25 - одной из немногих, перенимающих и внедряющих передовой опыт в области развития детей с ограниченными возможностями. Вернее, это не комната, это коридор. Входишь - и сразу становится весело: паркет ярко-зеленый, и дальше - как будто попадаешь в некие сказочные джунгли. Это действительно маленькая сказочная страна, - говорит директор Креативного бюро "Art-Terra - территория искусства" Мария Коростылева.

Мария Коростылева: У нас игровая площадка, которая называется «Айболит». Мы путешествуем по книжке, точнее, путешествуем в книжке. Все начинается с волшебного дерева, рядом с которым находится телефон, второй телефон на противоположном конце площадки. Позвони в звоночек, тебя услышит друг, если шепнуть ему свое послание, сообщение. Друг прикладывает ухо к телефону на другом конце площадки и слышит, что вы ему сказали и спешит к вам на помощь. Чтобы попасть в Африку, как это сделал Айболит, чтобы попасть к зверям, нужно перебраться через лес. Есть кит, который переправляет через море. Все на этой площадке придумано специально для детей со множественными нарушениями, поэтому форма придумана так, чтобы дети с двигательными проблемами могли залезть, забраться. Можно пощекотать киту усы во рту. И мы можем потрогать самые разные фактуры, чего, как правило, дети, которые проводят в коляске, у них нет никакого естественного опыта, они не могут побежать, потрогать песок, упасть, попробовать, какой твердый асфальт и мокрый. Отчасти эта площадка решает задачи восстановительного лечения, пытается компенсировать. Например, к Диван-горе прилагаются маленькие подушечки, внутри которых, если запустить руку, там будет песок, деревянные палочки, камешки, фасоль. И последняя точка нашего путешествия, перебравшись через Диван-гору, мы оказываемся в Африке. Это история про книжку и про путешествие в книжку. Здесь можно проводить уроки, здесь школа обещает проводить уроки чтения, например.

Татьяна Вольтская: Я смотрю, стены расписаны той же Африкой, горами.

Мария Коростылева:
Все это пришло как тотальная среда, созданная в одном ключе художниками и врачами.

Татьяна Вольтская: Да-да, вот и Мария Монтессори давала свои питомцам играть мешочки с крупой, песком, пуговицы, шнурки, кусочки тканей, - все это как элементы площадки присутствует и здесь. Во время нашего разговора дети продолжали в восторге с криками скакать по Ивану, качаться а качелях-волке, трогать чудо-дерево с разноцветными ленточками. Все дети - не говорящие, потому спросит о впечатлениях удалось только их воспитательницу, Светлану Корнышеву.

Светлана Корнышева: Вы видите, что дети буквально не хотят уходить отсюда. Постоянно хочется здесь пребывать. Очень бодры, веселы, интересно им здесь.

Татьяна Вольтская: А вам нравится?

Светлана Корнышева:
Мне тоже, конечно, нравится, потому что у нас на улице нет таких условий для игр, как здесь. У нас один мальчик говорящий, но он вряд ли что-то скажет.

Татьяна Вольтская: Тебя как зовут?

Костя:
Костя.

Татьяна Вольтская: Это все, чего удалось добиться от Кости, но его веселый вид был красноречивее всяких слов. Говорит Мария Островская, представляющая общественную благотворительную организацию "Перспективы".

Мария Островская: Классно, просто здорово, потому что это не только красиво, это великолепная картинка. Это же сделано с помощью специалистов – вот что важно. Меня пленили эти предметы морские с камушками, со всякими штуками, которые можно ощупывать внутри. И действительно очень много предметов, с которыми можно действовать моторно, и ты можешь на самом деле получать тактильные, сенсорные ощущения. И для наших детей это на самом деле очень важно. В детских домах делают очень хорошие игровые площадки, красивые, но они стандартные. Нужны средства, нужна воля и нужно время на то, чтобы вникнуть, что нужно этим особым детям.

Татьяна Вольтская: То есть делают так же, как для обычных детей?

Мария Островская: Да. Дети ходят мимо, это красиво, но воспользоваться этим они не могут никак.

Татьяна Вольтская: Но в 25 коррекционной школе подход совсем иной. Школа пытается создать образовательное пространство не только для детей с легкой умственной отсталостью, но и для детей с любыми нарушениями, - говорит научный руководитель школы, заведующая кафедрой коррекционной педагогики и коррекционной психологии Екатерина Логинова.

Екатерина Логинова:
В качестве эксперимента мы начали принимать детей, у которых интеллектуальные нарушения сочетаются с моторными и сенсорными нарушениями. Поэтому сегодня наша основная задача создать единое пространство, которое позволило бы всем детям заниматься совместной деятельностью и которое было бы доступно для каждого ребенка. Мы считаем, что создание такой игровой зоны, оно как раз учитывает потребности и возможности каждого ребенка. То есть здесь создано оборудование, которое учитывает возможности восприятия. На сегодняшний день очень много делается в основном для какой-то категории детей, а вот данное пространство учитывает потребности каждого ребенка, вне зависимости от выраженности нарушения. И это как раз интегративное пространство. Сегодня все могли наблюдать, что в игровой деятельности принимали участие все дети. Дети, у которых отсутствует речь, дети, у которых отсутствует собственно движение. То есть это не мешало им заниматься в единой деятельности. Вот это самое основное. И мы неслучайно использовали коридор, это нетрадиционно для образовательного учреждения. Потому что естественно, если дети без присмотра находятся, оборудование может быть испорчено. Есть еще требования пожарной безопасности, СЭС и так далее. И здесь было гораздо сложнее. Это было целенаправленно, чтобы это было доступно для любого ребенка. Это еще очень развивает его творческие способности, потому что в данный момент он использует то игровое пространство, которое есть, так, как он его видит, а не так, как мы его запланировали использовать. Основная идея – это свободное пространство, действительно зона ребенка.

Татьяна Вольтская: Такие пространства свободы и красоты нужны не только больным детям, но, конечно, здоровым. Особенно тем, которые хоть и здоровы, но обижены вниманием взрослых и лишены родительской заботы, - я имею в виду детей из детских домов. Говорит Ксения Кочкина, представляющая одно из российско-немецких предприятий по производству строительных сухих смесей.

Ксения Кочкина: Осенью прошлого года мы запусти новую благотворительную программу. Наша благотворительная деятельность нашей компании всегда была направлена на детские учреждения на территории тех районов, где у нас находятся заводы. Основная производственная площадка находится в Кировском районе Ленинградской области. И поэтому мы помогали школам, детским садам и другим детским школьным и дошкольным учреждениям на территории Кировского района, просто давая им сухие строительные смеси для ремонта. А осенью прошлого года мы запустили новый проект, который назвали «Строим дом». Суть проекта состоит в том, что мы в партнерстве с Креативным бюро создаем вместе с воспитанниками детских домов те интерьеры, в которых они чувствовали бы себя как дома, по-домашнему. И для нас смысл программы в том, чтобы вместе с ними поработать над домашним интерьером и показать им, как можно казенные стены, где им приходится жить, превратить в собственный дом по ощущениям, чтобы им было уютно. Этот интерьер создается благодаря серии мастер-классов, которые мы проводим с детьми с участием сотрудников «Мираж», которые приезжают на каждый мастер-класс, общаются с детьми, рисуют с ними, выдумывают с ними, каким будет их интерьер. И Креативное бюро берет на себя координацию работы дизайнеров, которые на основе детских рисунков создают интерьер.

Татьяна Вольтская: О том, как это происходит на практике - Мария Коростылева.

Мария Коростылева: В каждую команду каждого проекта входят художники-дизайнеры, игротехники, те люди, которые разрабатывают образовательные программы. Это врачи обязательно, мы работаем с медицинской академией, институтом медицинским, с первым медом. Это, собственно говоря, первый интерьер, который сделан осознанно для детского дома командой экспертов, которые рассматривали этот проект с точки зрения дизайна, с точки зрения соответствия психологическим и возрастным особенностям тех детей, которые там живут. Плюс педагогов. На самом начальном этапе мы привлеки детей и подростков. Задача была довольно трудная, нам нужно было сделать не комнату для малышей, а комнату для мальчиков среднего возраста. Понять, что их интересует, довольно трудно, потому что трудно выйти с ними на контакт. Поэтому наши эксперты предложили такую тему для интерьера – изобретения, которые изменили мир. Нам показалось, что эта тема в принципе может заинтересовать мальчиков. Дальше мы провели первый мастер-класс, приехали наши коллеги разного возраста вместе с детьми, у нас был мозговой штурм. Мы разделились на команды, мы рисовали эти изобретения, изменившие мир. Строгое жюри отбирало. Мы защищали свои проекты, каждая команда. И мы составили финальный список изобретений. На первое место вышел велосипед, дальше шел автомобиль и компьютер. И этот, собственно говоря, список послужил отправной точкой для нашего художника-дизайнера Натальи Дружковой, которая уже использовала изображения старинных и современных автомобилей и самолетов и обязательно велосипедов в росписи стен и в оформлении мебели.

Татьяна Вольтская: Самой сложной задачей было оформить комнату для новеньких мальчиков, только приехавших их другого детдома и чувствовавших себя очень неуютно. Решили сделать это с помощью коллажей с фотографиями детей, позволяющих примерить любые роли.

Мария Коростылева: Вначале эти мальчики не хотели выходить из комнаты. Любой подросток в переходном возрасте идет на контакт со взрослыми с трудом. Подросток из детского дома это вдвойне труднее. Часть мне пришлось практически взять и вытащить из их спален за руки. Но постепенно оно заработало. Вызвался как раз мальчик, который захотел быть Аршавиным. И дальше мы выбирали по фотографии позу Аршавина необходимую героическую, укладывали на крафт, обводили его тело фломастером. Сообща придумывали, что должно быть на этом фоне, на этой фотографии – ворота, где трибуна, где вратарь, где мячик, где восхищенные болельщицы с цветами. На первых коллажах ребят велись на наши предложения. Второй захотел быть Кличко, третий захотел быть Шумахером. Но оказалось, что все остальные наши герои больше всего любили проводить время на рыбалке недалеко от детского дома, где у них какое-то водохранилище. И вот как раз рыбаками с удочками они бы и хотели себя представить. Поэтому оказалось, что половина фотографий в комнате были Аршавин и Кличко, а половина – это ребята с большими сомами и большими щуками.

Татьяна Вольтская: Но интерьер - даже не главное, - замечает Ксения Кочкина.

Ксения Кочкина:
У нас не очень формальный подход к участию наших сотрудников в жизни детского дома. Когда мы начинали программу, я много общалась с директорами детских домов. У детей в принципе есть одежда, в принципе их нормально кормят в детских домах, нормальное финансирование, в принципе все отремонтировано, все нормально. Единственное, чего у них не хватает всегда и чего никогда не бывает много – это общение со взрослыми. Вы посмотрите на детей в детском доме, к которым никогда никто не приезжает – у них потухшие глаза. Просто приехать, привезти какой-нибудь пирог, выпить с детьми чаю, пообщаться с ними и дать им понять, что ребенок важен, нужен сам по себе, что он интересует взрослых – это так же важно, как одеть, обуть ребенка, так же, как его накормить.
XS
SM
MD
LG