Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ФСИН инициирует либерализацию системы уголовных и административных наказаний


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Александр Гостев: Руководство Федеральной службы исполнения наказаний - одной из самых неблагополучных, по мнению правозащитников, части российской правоохранительной системы - выступает с инициативами либерализации системы уголовных и административных наказаний. В Воронеже уже несколько месяцев проводится эксперимент с применением специальных контрольных электронных браслетов-датчиков для лиц, получившие условные наказания. В УФСИН, известном своей закрытостью для журналистов и организаций гражданского контроля, видимо, задумались и над улучшением имиджа своей службы.

Максим Ярошевский: Представители Федеральной службы исполнения наказаний несколько раз в ходе пресс-конференции уточняли, что мы пришли рассказать об альтернативных видах наказания осужденных за незначительные преступления. Не надо думать, что только электронный браслет является приспособлением для контроля. Начальник управления ФСИН России, генерал-майор Федор Ручкин перечислил пять видов наказаний, которые используют по отношения к условно осужденным преступникам и нарушителям.

Федор Ручкин: Первое - это обязательные работы. Осужденный обязан в свободное от работы или учебы время исполнять общественно полезные работы. Это относительно новый вид наказания, интересный вид наказания. Уборка придорожных полос, всевозможного мусора, побелка, покраска бордюров, помещений... Назначается от 60 до 240 часов. Второй вид наказания - это исправительные работы. Они, в отличие от обязательных, назначаются лицу, не имеющему постоянного места работы. Запрещение права занимать определенные должности, заниматься определенной деятельностью - тоже такой вот вид наказания. Наиболее часто этот вид наказания применяется к лицам, совершившим дорожные преступления, то есть управление транспортом в нетрезвом виде, совершение аварии и так далее. Уже не наказание, а условное осуждение: если суд в процессе рассмотрения дела находит возможным, что осужденный исправится без реального лишения свободы, наказание за преступление до 8 лет лишения свободы, то суд может постановить наказать условно. Еще одна категория, за которой мы ведем контроль, - это беременные женщины, женщины, имеющие детей до 14 лет, которым предоставлена отсрочка отбывания наказания. В случае, если женщина уклоняется от воспитания ребенка, то, соответственно, мы готовим представление в суд, и она направляется в места лишения свободы.

Максим Ярошевский: Вступив в Совет Европы, Россия взяла на себя ряд обязательств, в том числе и по гуманизации уголовно-исполнительной системы и порядка отбывания наказаний, сказал заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний, генерал-лейтенант Владимир Семенюк. Альтернативные виды наказаний не только позволяют разгрузить заполненные под завязку колонии и тюрьмы.

Владимир Семенюк: Немаловажно, что осуществление контроля за поведение лиц, состоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях, обходится государству в десятки раз дешевле, чем содержание в исправительных колониях. Посудите сами, в год на одного осужденного, только на питание, лечение, вещевое довольствие, мы тратим около 28 тысяч рублей. Всего этого нам не надо, когда человек состоит на учете в уголовно-исполнительной инспекции.

Максим Ярошевский: В Воронежской области с февраля проходит эксперимент. По специальному электронному браслету получили 130 условно осужденных, с помощью телефонной и спутниковой связи за ними установлено постоянное наблюдение. В случае если человек с браслетом нарушает определенное условие, за ним присылают наряд милиции. Говорит Федор Ручкин.

Федор Ручкин: Ограничение по расстоянию, ограничение на посещение каких-то определенных мест может быть, ограничение по времени. Может посещать объекты, может выходить из квартиры в другое время дня. А то, что касается расширения наказаний, альтернативных лишению свободы, хочу сказать, что, по нашим прогнозам, к 2020 году численность осужденных альтернативно увеличится в пределах 100 тысяч.

Максим Ярошевский: О воронежском эксперименте рассказывает корреспондент Радио Свобода Вера Володина.

Вера Володина: На электронную систему мониторинга деньги для России выделил Евросоюз. Из 3 миллионов евро 0,5 миллиона пошло на закупку оборудования, а 2,5 миллиона евро - на обучение сотрудников. Институт Федеральной службы исполнения наказания готовит в Воронеже специалистов по слежению за осужденными с использованием передовых технологий. Именно в Воронеже начались испытания первой пробной партии электронных браслетов в колонии-поселении и уголовно-исполнительных инспекциях. Одни эксперты считают, что в результате эксперимента в местах лишения свободы будет меньше арестантов, другие говорят о модернизации условий содержания.
Заместитель директора центра "Содействие реформе уголовного правосудия" Людмила Альперн...

Людмила Альперн: Считается, что колонии-поселения - это неэффективный режим, особенно для тех, кто перешел с более строго режима лишения свободы в колонию-поселение. Потому что они привыкли к очень строгому надзору, а здесь они находятся под относительно нестрогим надзором и лишаются внутреннего контроля, которого у них нет, и начинают совершать всякие правонарушения. Потом опять оказываются в тюрьме, в колонии.

Вера Володина: Электронные браслеты - это не только способ смягчения режима содержания для заключенных. По мнению эксперта, мониторинг помог бы реализовать и их право на отпуск.

Людмила Альперн: Потому что начальник колонии отвечает за людей, которые не возвращаются вовремя из отпуска, за это ему грозит наказание вплоть до лишения должности. Поэтому этот способ у нас не работает, работает очень плохо. А если бы такая мера применялась, люди могли бы более или менее часто и спокойно уходить домой, иметь контакт с родными, вспоминать, чем воля отличается от тюрьмы, что, я считаю, с реабилитационной точки зрения очень эффективно.

Вера Володина: По неофициальным сведениям, существует план использования электронных браслетов внутри зоны для свободы перемещения между локальными территориями зон. Людмила Альперн обращает внимание на другую категорию осужденных.

Людмила Альперн: Есть группы населения, которые не должны сидеть в тюрьме, - это дети и, например, женщины, у которых есть дети, даже если они совершают правонарушение и преступление, если это не связано уж с какой-то большой опасностью для общества. Все-таки женщины и дети менее опасны чаще бывают. И вот для них можно было бы это использовать как альтернативу. Есть женщины с детьми, которые сидят с детьми в колониях. На мой взгляд, это было бы эффективно, если бы их вывести вообще из тюремного режима.

Вера Володина: Кого бы ни коснулось это новшество, использование электронных средств контроля, по расчетам экспертов, может разгрузить российские колонии и тюрьмы почти на треть.

Максим Ярошевский: Итоги эксперимента подводить рано, - говорят в Службе исполнения наказаний. Тем более сложно сказать, когда именно браслеты начнут использовать в России, кто их будет поставлять и, самое главное, откуда достать средства для закупки необходимой техники. Говорит Владимир Семенюк.

Владимир Семенюк: Очень незначительная сумма заложена на техническое перевооружение. Как правило, эти деньги идут сейчас на переоснащение объектов исправительных колоний и следственных изоляторов. Если удачно пойдет этот эксперимент, мы будем стараться увеличить сумму, выделяемую на техническое перевооружение, в том числе и на приобретение вот таких вот средств технического контроля. Всего 35 процентов от общего числа совершивших преступления осуждаются к наказанию в виде лишения свободы. Все остальные получают наказания, не связанные с лишением свободы. И есть еще резерв, ко многим людям можно было бы применить такой вид наказания.

Максим Ярошевский: Сегодня электронные браслеты больше всего используют в Англии и Швеции, эксперимент проходит также в Норвегии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG