Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коба Ликликадзе: "Оппозиция будет еще более упорно требовать отставки Саакашвили"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие грузинский политолог Коба Ликликадзе.

Андрей Шарый: Эксперты в Грузии внимательно анализируют информацию о действиях отдельного танкового батальона, командование которого якобы планировало совершить государственный переворот. Совпадение этого - по определению властей республики - заговора с началом военных маневров НАТО на территории Грузии еще больше осложнило отношения Тбилиси и Москвы еще и потому, что грузинские власти обвиняли Россию в оказании помощи мятежникам. В учениях НАТО из 16 стран, первоначально планировавших прислать своих военных в Грузию, в результате участвуют представители только 10 государств. Как это скажется на ходе учений? Такой вопрос я задал известному в Тбилиси военно-политическому эксперту, обозревателю Грузинской службы Радио Свобода Кобе Ликликадзе.

Коба Ликликадзе: Я уточнял этот вопрос у заместителя министра обороны, который курирует отношения с западными странами, в частности, с НАТО, с господином Георгием Мучаидзе. Он мне заявил, что влиять не будет на ход военных учений в программе "Партнерство ради мира", но факт налицо, что вместо ранее заявленных 16 государств принимать участие будут только представители 10 стран. В самый последний момент отказались приехать подразделения Армении.

Андрей Шарый: Это в Грузии связывают с политическими причинами?

Коба Ликликадзе: Чаще звучит версия о том, что это было влияние, прессинга со стороны России, которая воспринимала проведение этих учений на территории Грузии как недружественный акт. В заявлениях официальных представителей звучит именно такая версия или такое объяснение - влияние России на те страны, в частности, Казахстан, Армении, Молдавии, которые отказались принимать участие в натовских учениях на территории Грузии.

Андрей Шарый: Так совпало, что очередной политический кризис в Грузии выпал на ту же неделю, когда должны начаться эти учения. Речь идет о попытке военного мятежа. Насколько вы доверяете сообщениям властей о серьезности намерений мятежников?

Коба Ликликадзе: Естественно, как и любой нормальный журналист я с сомнением смотрю на такие версии, потому что опубликованные так называемые скрытые записи не дают никакого представления о том, что на самом деле происходило. Более туманной выглядит ситуация с батальоном, дислоцирующимся в Мухровани. Это отдельный бронетанковый батальон. Вчера весь день журналисты не могли проникнуть и спросить у офицеров, на самом деле, что они требовали, что вызвало их протест - ситуация, создавшаяся в стране, экономическая, политическая, социальная напряженность или что-то другое? Причастность ко всему северного соседа - это тоже надо доказать. Придется доказывать следствию, на самом деле, как и каким образом в этом принимала участие Россия, потому что господин Утиашвили, официальный представитель, вчера заявил на пресс-конференции, что бунтовщики получали материальную и другую помощь со стороны России. Так что, раз и навсегда надо убедительно доказать, как это все происходит на самом деле. Потому что те кадры, те оперативные съемки МВД, которые показывали, наоборот, усиливают сомнение, что это был запланированный и заранее инсценированный конфликт.

Андрей Шарый: С чисто военной точки зрения, танковый батальон может совершить государственный переворот в Грузии? Это возможно технически?

Коба Ликликадзе: Есть множество фактов на белом свете, как происходят государственные перевороты, кто их финансирует, как это все делается. Государственный переворот не может совершить один отдельный танковый батальон в составе 500 человек, а в Грузии, где сейчас налицо политический кризис, и все правоохранительные органы, войска Министерства обороны уже целый месяц находятся в почти чрезвычайной ситуации, естественно, государственный переворот отдельный батальон, который окопался в своем собственном подразделении, заранее заявлял, что не собирается выплеснуть свой протест на улицы, кроме как было сделано заявление командира батальона, полковника Горгиашвили, - естественно, это не выглядит государственным переворотом. И очень знаменателен тот факт, что представитель ООН господин Ломая вчера заявил, что это отдельно взятый, локально взятый инцидент. Естественно, у меня получился длинный ответ, но короткий есть такой: это звучит неубедительно.

Андрей Шарый: Как эта ситуация сказывается на том, что происходит сейчас в Тбилиси? Оппозиция как-то ведет себя по отношению к этим событиям или пока все как прежде?

Коба Ликликадзе: На митинге собралось несколько тысяч человек. Бурно аплодировали всем выступающим лидерам оппозиции, которые говорили, что это сценарий и те же кадры, которые Министерство внутренних дел показывало после 7 ноября, после августовских событий, после апреля и до апрельских событий. По настрою лидеров оппозиции, они будут еще более упорно требовать отставки Саакашвили. Один из лидеров оппозиции вчера, Леван Гачечиладзе, сказал, что они даже будут еще упорно действовать. Я цитирую: "Если намерения после этого путча властей было объявить чрезвычайную ситуацию и силой разогнать митингующих, то мы будем делать все, чтобы Саакашвили объявил чрезвычайное положение. Мы идем к этому. Мы хотим, чтобы он объявил чрезвычайное положение". Вот такой был настрой.
XS
SM
MD
LG