Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Испокон веков империи имели в своих провинциях наместников. Многие из них оказали важное влияние на ход истории – достаточно вспомнить хотя бы Пилата. В новейшей истории Кавказа немалую и, чаще всего, отрицательную роль играли царские наместники. Писателями и историками об этом написаны тома. В период советской империи функцию подавления всего национального и самобытного успешно выполняли командированные Кремлём вторые секретари ЦК республиканских компартий. Их слово было решающим при рассмотрении жизненных проблем того или иного народа. Практически именно они управляли республиками, которые в сталинской конституции провозглашались свободными и независимыми.

Не составляла исключения и родина "отца народов" Грузия. По-грузински свобода –"тависуплеба" в переводе означает "принадлежать себе" , т.е. быть независимым - для грузин эти два понятия едины и неразделимы. На это обратил особое внимание великий грузинский общественный деятель и писатель Илья Чавчавадзе.

Выдающийся философ Мераб Мамардашвили писал: "Я использую слово "независимость" в простом значении, которое не имеет ничего общего с экономической или культурной автаркией, т.е. с тем, чтобы отмежеваться ото всего и быть отдельно. Разумеется, Грузия не будет независимой в том смысле, что ей не понадобится ничего чужого: ей понадобятся и нефть, и многое другое. Независимость подразумевает такую свободу, когда ты сам распоряжаешься собой, сам управляешь своей деятельностью таким образом, как ты понимаешь её смысл и как, с твоей точки зрения , этого требует дело."

Именно за такую независимость боролись и отдали свои жизни Звиад Гамсахурдиа, Мераб Костава, Гия Чантурия, Зураб Чавчавадзе. В славную когорту грузинских диссидентов и правозащитников входил и трагически погибший недавно бывший журналист радио "Свобода" Тенгиз Гудава.

В начале девяностых страна приобрела независимость – казалось, что со вторыми секретарями ЦК покончено навсегда, и Грузия сумеет построить собственную независимость. Однако случилось так, что за семнадцать лет, прошедших со времени краткого правления Гамсахурдиа, сменявшие его правители как правило терпели фиаско во внутренней политике. И тут действовал принцип, провозглашённый Энтони Иденом: "Чем хуже идут дела у лидера внутри государства, тем настойчивее он рвётся на международный простор, становясь фактическим главой внешнеполитического ведомства".

Увы, грузинские власти не нашли ничего лучшего, как слепо выполнять рекомендации и советы, а то и прямые указания иностранных дипломатов – министров и послов, представителей разного рода международных организаций. В различных ситуациях появлялись планы Бейкера, Бодена, Штайнмайера – список огромен. В критические для страны периоды высокопоставленные западные визитёры и представители дипкорпуса западных стран стали выполнять функцию коллективного второго секретаря ЦК.

Совсем недавно французский посол в Грузии Эрик Фурнье выразил недовольство уличными акциями протеста населения, мешающими его свободному передвижению по грузинской столице. Не вдаваясь во внутриполитическую обстановку в Грузии, Генсек Совета Европы Терри Дэвис настоятельно призвал грузинский народ перенести противостояние с властями в стены парламента. Со своей стороны, российские власти, официально признав независимость незаконных сепаратистских режимов Абхазии и Южной Осетии и заключив с ними долгосрочные договоры, постоянно заявляют, что не будут вести переговоры с Грузией, пока там правит Саакашвили, то бишь до 2013 года. Они открыто выражают надежду на его скорую замену, в то время как российские воинские части продолжают оставаться на грузинской территории. Все эти, вместе взятые, действия Запада и Востока в международном праве, если мне память не изменяет, называются "вмешательством во внутренние дела чужой страны".
Впрочем, удивляться не приходится: и нынешние грузинские власти, и руководящая народным протестом непарламентская оппозиция чуть ли не ежедневно проводят консультации и встречи с иностранными послами и дипломатами, стремясь заручиться их поддержкой. В результате, страдает грузинский народ – он становится невольным заложником чужой политической воли. Независимостью тут, как говорится, и не пахнет. Если же вспомнить значение грузинского слова "тависуплеба" , то не пахнет и свободой. Живучи вторые секретари!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG