Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодняшний факт. Объявлена программа "Кинотавра"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие кинокритик Ян Левченко.

Андрей Шарый: 7 мая объявлена программа ХХ Открытого российского кинофестиваля "Кинотавр" - главного смотра национальной кинематографической продукции. В главной конкурсной программе - 12 фильмов, в том числе новые работы режиссеров Ивана Дыховичного, Ивана Вырыпаева, Андрея Прошкина, Николая Хомерики, Бориса Хлебникова, Ларисы Садиловой. Отбирали из 62 присланных на конкурс фильмов, однако в программной дирекции фестиваля отмечают: многие из картин традиционно мейнстримны, как, скажем, фильмы о Великой Отечественной войне или русской истории. О состоянии российского кино в динамике его развития я попросил порассуждать московского кинокритика и историка кино Яна Левченко.

Ян Левченко: Советское кино не было озабочено ни получением денег с проката, ни договорами с продюсерами. Оно оказывалось в свободном плавании и вступало в странные паритетные отношения с властью, и это, собственно, были единственные рестрикции, с которыми приходилось сталкиваться. Поэтому можно было заниматься искусством, можно было творить, можно было снимать фильмы годами. Но, так или иначе, эти времена закончились. Тарковский умер и похоронен 20 лет назад. В 1990-е годы, которые были по факту объявлены годами поиска, происходили всякие эксперименты, которые были, опять-таки, следствием утопических надежд.
Что касается 2000-х годов, то в кинематографе появились деньги, в кинематографе появилось то, что принято называть исполняющим обязанности национальной идеи, а именно разные цементирующие коллективные представления, различные рефлексы коллективного бессознательного, как то силовой патриотизм, ксенофобия, представление о том, что Россия окружена врагами. Все эти вещи, которые находят живой отклик в душе "простых" так называемых людей, не очень понятно, чем они характеризуются, но тем не менее на них нынешний кинематограф ориентируется. Можно говорить о том, что есть два-три-четыре приличных фильма, которые снимаются в год. Все остальное - это некий шлак, облой, потому что это фильмы, которые получают финансирование на начальном этапе и затем не важно, как они отбиваются в прокате. Так устроена система отечественного проката, что фильмы отечественного производства за редкими исключениями, по определению, не приносят дохода. Поэтому мне представляется, что в основном фильмы снимаются просто для того, чтобы попилить деньги на начальном этапе, и не важно на самом деле, чему этот фильм посвящен. Есть тенденция к распылению и разрушению поля. Профессиональное поле разрушено. Я сейчас здесь не говорю ничего сюрпризного, ничего скандального. Совершенно обычная ситуация, к которой все привыкли и которую все констатирует.

Андрей Шарый: Фестиваль "Кинотавр", который покажет, очевидно, какие-то новые тенденции кинопроцесса в России, открывается ровно через месяц, 7 июня. Российские фильмы периодически получают призы на некоторых крупных международных кинофестивалях, а на другие - например, в Берлин или Сан-Себастьян - российских режиссеров вообще не приглашают. Стоит ли ожидать международной моды на российское кино? Как выглядит Россия на международной кинокарте? Продолжает кинокритик Ян Левченко...

Ян Левченко: Я думаю, что Россия находится глубоко в прошлом. Она соотносима исключительно с Советским Союзом, как с огромным замкнутым островом, который плыл, дрейфовал, неизвестно куда. Это сопоставимо исключительно с прошлым, Советским Союзом, который производил приблизительно 150-200 позиций в год. Для страны с такой территорией, если мы будем исходить из количественного признака, это ничтожное количество. Если мы будем исходить из принципа популяции, количества фильмов на душу населения, это тоже очень мало. Большая часть кинематографических держав, такие, как в первую очередь Соединенные Штаты и потом уже Индия, наверное, также совокупный латиноамериканский рынок, они занимают первые три позиции. Россия следует приблизительно на 5-6 месте. Франция ее превосходит, потому что во Франции производится просто очень много фильмов.
Моды на российское кино все-таки до сих пор так и не было, потому что была мода на позднесоветскую культуру, что было связано с крушением империи, и здесь кинематограф играл приблизительно ту же роль, что и литература, театр и другие искусства, которые с необходимостью отражают политический момент. Я думаю, что эта мода еще впереди, если она вообще когда-нибудь наступит, тут сложно прогнозировать. Ставить на Россию сейчас в известном смысле странно, поскольку страна с очевидно изоляционистскими тенденциями, которая всячески демонстрирует свою независимость от всех. Если нет открытости, если нет готовности к диалогу и нет готовности по-человечески открыто презентировать свою продукцию, то и не возникнет интереса.
Сейчас вообще тенденции общемировые таковы, что мода на национальное кино постепенно уступает место моде на кино, приуроченное к определенным событиям, не важно какого масштаба. Это следствие общей такой старизации, что ли, внедрения психологии звезд в массовое сознание. Мы идем не на фильм, а на персону, мы посещаем фестиваль не потому что там показывают интересное кино, а потому что там прекрасная дорожка.

Андрей Шарый: Гостем рубрики "Сегодняшний факт" был московский кинокритик и историк кино Ян Левченко. Размышления о характере российского вино в день объявления программы ХХ Открытого российского кинофестиваля "Кинотавр" - главного смотра национальной кинематографической продукции.
XS
SM
MD
LG