Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Причины отмены решения концерна Arcelor о слиянии с "Северсталью"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Андрей Шарый, Сергей Сенинский.



Андрей Шароградский: Совет директоров сталелитейного концерна Arcelor пересмотрел решение о слиянии компании с российским металлургическим гигантом "Северсталь". Принято более выгодное, как считают директора компании, предложение индийской корпорации Mittal Steel . В том случае, если 30 июня решение будет утверждено на собрании акционеров компании Arcelor , "Северсталь" получит значительную компенсацию.


О причинах такого развития событий мой коллега Андрей Шарый беседовал с экономическим обозревателем Радио Свобода Сергеем Сенинским.



Сергей Сенинский: Многие эксперты, которые ссылаются и на мнения, которые были высказаны в приватных беседах акционерами Arcelor , ответ очень простой - деньги. Совет директоров Arcelor решил, что то предложение, которое в итоге сделала компания Mittal , она его увеличило буквально в последние два дня по сравнению с предыдущим, оно окажется более интересным акционерам компании Arcelor и, скорее всего, за это предложение они проголосуют в итоге. Я напомню, что очередное собрание акционеров Arcelor намечено на 30 июня.



Андрей Шарый: Означает ли это, что до той поры "Северсталь" российский, предполагаемый партнер вот этого стального гиганта, может сделать свое, еще более выгодное предложение?



Сергей Сенинский: Абсолютно не исключено. Более того, последовало заявление компании "Северсталь", в котором, с одной стороны, компания выразила сожаление, что ее представители даже не были приглашены на очередное собрание совета директоров компании Arcelor , а, с другой стороны, при этом компания сказала, что она, в общем, готова рассмотреть возможность улучшения своего предложения, то есть, видимо, сделать его более денежным, более интересным. Произойдет это или не произойдет - второй вопрос.



Андрей Шарый: Почему вокруг объединения стальных компаний возникло столько шума? Понятно, что это крупные игроки на рынке, как говорят экономисты. Тем не менее, что тут такого необычного?



Сергей Сенинский: Здесь надо разделять один политический момент и чисто экономические. Чисто экономические: металлургическая промышленность - это одна из самых фрагментированных отраслей современной экономики. Даже если в итоге та сделка между Mittal Steel и Arcelor , то есть компанией номер один и компанией номер два в этой индустрии на сегодня, состоится, то есть они будут объединены, на долю этой объединенной компании придется всего лишь примерно 10,5 процентов мирового рынка. То есть это никакой не монополист. Скажем, в алюминиевой промышленности, более молодой, естественно, по сравнению с металлургией, на долю 3-4 ведущих игроков приходиться чуть ли не 70 процентов мирового рынка. Это уже более структурированная отрасль. Объединение в том или ином виде тех или иных компаний в металлургии просто неотвратимо, другого быть не может.


С другой стороны, политическая сторона вопроса. Сама по себе компания Arcelor - это продукт объединения трех компаний, одна из них называлась "Юсинор", это французская компания, вторая называлась "Арбет", это люксембургская компания, и третья компания испанская, она называлась "Айсерали". Собственно, именно из названий этих компаний складывается название Arcelor . Но это все было в рамках европейского рынка. Основные производства этой компании сосредоточены в Европе. И, конечно, когда приходит компания, которая на 88 процентов принадлежит одному человеку, который является предпринимателем из Индии, которого зовут Лакшми Миттал, и он пытается купить эту европейскую компанию, и возникла эта довольно шумная политическая кампания.



Андрей Шарый: Ему нужен выход на европейский рынок.



Сергей Сенинский: С одной стороны, потому что у Mittal весьма сильные позиции, скажем, во многих странах Азии и даже в Северной Америке благодаря приобретению некоторых компаний. Но на европейском рынке Mittal представлен весьма скромно, за исключением, может быть, некоторых стран Восточной Европы.


Компания Arcelor производит очень высокотехнологичный товар, это главный поставщик на европейском рынке очень качественной стали для автомобильной промышленности. Это то, чем Mittal занимается гораздо в меньшей степени.



Андрей Шарый: То есть для него еще важна и диверсификация производства?



Сергей Сенинский: Совершенно верно. Ему важно дополнить еще линейку своего выпуска.



Андрей Шарый: В том случае, если не удастся план Алексея Мордашова, генерального директора компании, это серьезный проигрыш?



Сергей Сенинский: Если вдруг не прошло их предложение, которое они весьма поддерживали, можно считать это неким, может быть, тактическим проигрышем. С другой стороны, в мире остается огромное количество и других компаний, пусть не таких крупных, может быть, как Arcelor , которые тоже могли бы быть интересны. Если любая, будь то "Северсталь", будь то какая-то другая российская металлургическая компания, сможет договориться об объединении бизнеса с некоей зарубежной компанией, у которой, во-первых, будут хорошие позиции на местных рынках, а самое главное - они смогут добавить новый сортамент-с производимой стали к тому ряду, который производит "Северсталь", то почти наверняка в такой сделке любая российская компания, и "Северсталь" в том числе, конечно, будут заинтересованы.



Андрей Шарый: Я читал один из комментариев, связанных с этой ситуацией в сталелитейной отрасли, идея сводится к тому, что совет директоров Arcelor мог испугаться того, что Мордашов сам лично получит очень большой процент в этой новой компании, поскольку он владелец основного пакета "Северстали". Но вы сказали, что индийский бизнесмен тоже владелец большой доли пакета своей компании. Может именно эта причина, что не захотели Мордашова, а захотели именно индийца, стать причиной того, что пересмотрено решение?



Сергей Сенинский: Конечно же. Более того, об этом неоднократно прямо даже заявляли представители некоторых акционеров Arcelor . Но, с другой стороны, этот же фактор мог сработать и в случае с Mittal Steel . Но Mittal Steel в последний момент согласился на то, что его компания в общей сложности будет контролировать менее 45 процентов всех акций объединенной компании. Они согласились, что в совете директоров объединенной компании больше мест будет у представителей Arcelor . Они согласились на то, что роль самого Лакшми Миттала, как руководителя компании, и его 30-летнего сына, который является главным финансистом Mittal Steel на данный момент, она тоже будет как бы редуцирована в объединенной компании.


Примерно в том же ключе действовал и Алексей Мордашов. Он согласился, что его изначальная доля, которая могла составить по первым планам 38 процентов в объединенной компании, он согласился ее сократить до 25 процентов. Но, видимо, когда совет директоров взвесил одно предложение и другое, было решение принято такое, какое было принято.



Андрей Шарый: Известно, что если 30 июня собрание акционеров компании Arcelor примет окончательное решение, то "Северсталь" получит очень большую сумму компенсации. Насколько это общая практика в мире больших компаний, выплата такой компенсации? Означает ли это, что здесь Arcelor совершил какое-то нарушение, раз она выплачивает деньги?



Сергей Сенинский: Это абсолютно нормальная практика. В любом случае, когда заключается некий предварительный контракт. Действительно вот эта сумма в 140 миллионов евро будет выплачена Алексею Мордашову абсолютно в рамках той практики, которая существует.



XS
SM
MD
LG