Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прокуратура Германии добивается выдачи нацистского преступника Джона Демьянюка


Программу ведет Лейла Гиниатулина. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.

Лейла Гиниатулина: День 8 мая, официально отмечаемый в Европе, как день капитуляции нацистской Германии, день окончания Второй мировой войны, в самой Германии отмечают более или менее заметными мероприятиями только по круглым и полукруглым датам, то есть раз в пять лет. В этом году все могло быть иначе но, как говорится, ложка к обеду не подоспела. Прокуратуре Германии не удалось пока добиться выдачи проживающего в США Джона Демьянюка, бывшего гражданина СССР, а затем гражданина США, ныне лица без гражданства, который служил во время войны в охране нескольких нацистских концлагерей и обвиняется ныне в Германии в соучастии в убийстве 29 тысяч евреев в концлагере Солибор.

Юрий Векслер: Юридическая борьба Демьянюка против выдачи его в Германию продолжается уже полгода. В марте его чуть было даже уже не отправили в Мюнхен. Говорит директор существующего уже более 50 лет Центра по раскрытию преступлений национал-социалистов в Людвигсбурге, прокурор Курт Шримм.

Курт Шримм: Да, биологические часы тикают, мы это знаем и пытаемся, как можем, угнаться за временем. Расследуемых дел, конечно, становится все меньше, но как раз дело Демьянюка, которое мы закончили и представили обвинению в начале ноября 2008 года, говорит о том, что наши усилия еще могут пока приводить к успеху. Мы должны, конечно, считаться с тем, что ему 89 лет, нельзя поэтому ничего уверенно прогнозировать в состоянии его здоровья, но в собранных доказательствах я уверен и поэтому не теряю оптимизма относительно возможного процесса.

Юрий Векслер: Главный следователь, который вел дело Демьянюка, Томас Вальтер, собирается на пенсию и хотел бы, конечно, увидеть героя своего последнего расследования на скамье подсудимых. Он говорит о нацистских концлагерях…

Томас Вальтер: На этих конвейерах смерти можно было оказаться на любой позиции: можно было стоять на входе и выгонять людей из вагонов, можно было стоять в конце и загонять людей в газовые камеры. Но каждый, кто там был, участвовал в уничтожении людей.
Вопрос "какой смысл судить старых людей, часто уже сидящих в инвалидных колясках?" - такой вопрос задают многие, но то, что происходило тогда, было просто слишком чудовищным, чтобы сказать сегодня: мы прекращаем преследования, так как прошло слишком много времени.

Юрий Векслер: Лично Демьянюку Томас Вальтер искренне желает здоровья. Он говорит...

Томас Вальтер: Конечно, для меня очень важно, чтобы он был доставлен в Германию в хорошем состоянии, способный участвовать в судебном процессе, и поэтому для меня его здоровье сейчас в самом позитивном смысле слова чрезвычайно важно.

Юрий Векслер: В Германии, где и в последние годы на скамью подсудимых хотя и редко, но попадали нацистские преступники уже преклонного возраста, которые потом доживали свои дни в тюрьме, были тем не менее ушедшие от ответственности и не без помощи правительственных структур самой ФРГ, особенно в годы правления Аденауэра. В окружении самого первого канцлера было немало бывших нацистов, в частности, юрист Ханс Глобке, один из разработчиков нацистских расовых законов. А бывший нацистский пропагандист и дипломат Курт-Георг Кисингер (?) даже смог стать канцлером ФРГ. И в ГДР нашли убежище многие нацисты, в частности, многие бывшие гестаповцы, которые оказались в структурах гэдээровской тайной полиции "Штази". В первые послевоенные годы в обоих германских государствах была нужда в специалистах, поэтому и там, и там на нацистское прошлое многих людей смотрели сквозь пальцы. В ФРГ, правда, соблюдался официальный запрет на профессии для эсэсовцев и членов партии Гитлера. В результате многие бывшие нацисты сумели сделать в ФРГ новые или продолжить старые карьеры, как это было, например, с профессиональными дипломатами, служившими режиму Гитлера и продолжавшими свою деятельность в ФРГ.
Вокруг же настоящих нацистских преступников в течение многих послевоенных десятилетий в обществе ФРГ шла тихая война между легализовавшимися бывшими нацистами и антифашистами, прежде всего в прокуратуре. Укрывательство бывших нацистов ярко видно на истории Адольфа Эйхмана, организатора Ванзейской конференции, принявшей план полного уничтожения евреев на Земле. Из опубликованных три года назад документов ЦРУ стало известно, что немецкая разведка и Аденауэр лично знали о месте пребывания Эйхмана с конца 1950-х годов, но хранили эту информацию в тайне, опасаясь, что разоблачение Эйхмана и его возможные показания могут навредить репутации некоторых высших чиновников ФРГ, в частности, Глобке. И все же Эйхмана удалось выкрасть израильской разведке "Моссад", выкрасть на территории Аргентины, а затем предать суду в Израиле, где он был приговорен к смертной казни и казнен.
Как считается в Германии, информацию об Эйхмане передал израильтянам немецкий прокурор Фриц Бауэр, известный как организатор судебного процесса над администрацией Освенцима. В 1968 году Фриц Бауэр был обнаружен в своей квартире мертвым в ванне. Официальная тогдашняя версия - самоубийство, но и по сей день в Германии немало людей, убежденных, что Бауэр был убит.
Духовные наследники Бауэра в юстиции современной Германии хотят видеть Демьянюка на скамье подсудимых, несмотря на его преклонный возраст, несмотря на его, как минимум, декларируемое состояние здоровья. Они хотят хотя бы символичного торжества правосудия. Джон - а в прошлом Иван - Демьянюк был уже один раз судим в Израиле, но первоначально вынесенный ему смертный приговор был за недостаточностью улик отменен верховным судом Израиля. Но германская юстиция не без оснований настаивает на выдаче Демьянюка - у обвинения большая документальная доказательная база.
В четверг суд в Берлине отклонил иск Демьянюка, требовавшего, чтобы правительство Германии само отказалось от его выдачи. Теперь остался, похоже, последний иск его американского адвоката в верховном суде США. И, скорее всего, Демьянюк будет достаточно скоро под присмотром врачей доставлен в Германию и, может быть, предстанет перед судом, как последний в истории нацистский преступник. Говорит Курт Шримм...

Курт Шримм: Конечно, нам хочется, чтобы наша работа увенчалась тем, чтобы обвиняемый в преступлениях предстал перед судом. Но, с другой стороны, мы понимаем, что это проблематично, так как имеем дело с больным человеком. Если природа в конкретном случае перечеркнет наши усилия, мы должны быть к этому готовы.
XS
SM
MD
LG