Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодняшний факт. Монументы Победы


Андрей Шарый: Один из главных центров торжеств, посвященных дню Победы – монументальный комплекс мемориальных сооружений в московском Парке Победы, где хранится Знамя Победы, водруженное над зданием Рейхстага.тот мемориал, архитектурным центром которого является Монумент Победы высотой в 142 метра работы скульптора Зураба Церетели, открыт в 1995 году, хотя решение о строительстве мемориала было принято полвека назад, в конце пятидесятых годов. О проектах главного российского военного мемориала рассказывает скульптор Александр Цигаль.

Александр Цигаль: В 1978 году Николай Васильевич Томский сказал, что он меня приглашает к себе в соавторы на памятник Победы, который должен быть на Поклонной горе. Николай Васильевич к тому времени выиграл конкурс на этот памятник. И я был приглашен в состав авторского коллектива. Потом все это благополучно забылось, и где-то в 1981 году мне уже позвонил Чернов Юрий Львович и сказал, что так как Николай Васильевич болен, то руководителем является он и Олег Кирюхин. Они приглашают меня, а также Михаила Дронова, Костю Константинова и Володю Кошелева для работы над созданием памятника Победы в Великой Отечественной войне, который должен был быть на Поклонной горе. Мы работали три года - до 1985 года. Было сделано в натуру 40 4-метровых фигур для композиции, стрелы. Была сделана модель рабочая для центрального монумента. Памятник шел очень тяжело. Во-первых, большое количество советов, которые мы проходили постоянно, во-вторых, довольно сильное давление со стороны Гришина, Демичева, которые курировали этот памятник.
В общем, памятник был уже на выходе и должен был открываться через какое-то время. В этот момент началась перестройка. Я не силен, конечно, в политических вопросах, но, судя по всему, надо было снять Гришина. Одно из деяний Гришина, которое ему инкриминировали, заключалось в том, что якобы он срыл Поклонную городу, а заодно, естественно, и всем мы. Что это обозначает, я до сих пор не знаю. Дело в том, что там, конечно, Поклонной горы никакой не было уже, потому что там проходило шоссе, которое, собственно говоря, и срыло Поклонную гору. Она была значительно до нас срыта. Поклонная гора вдруг стала считаться почему-то какой-то очень важной такой святыней Москвы, что якобы люди подходили с этого места, кланялись Москве, которую они видели далеко перед собой. Поверьте, что это все из области легенд. И уж к нам это не имело вообще никакого значения.
40 фигур 4-метровых было сделано за три года. Три фигуры уже были отлиты в бронзе. Разбили. Все это было уничтожено. Потом опять сделали новый конкурс. Его никто не выиграл. И через какое-то время, видимо, распоряжением Юрия Михайловича Лужкова, Зураб Константинович Церетели получил карт-бланш на этот памятник, сделал его и поставил.

Андрей Шарый: Говорил скульптор Александр Цигаль. О принятой в России концепции военных мемориалов рассуждает президент Российской академии художественной критики Алексей Клименко.

Алексей Клименко: Мне гораздо ближе то, что в последнее время сделано в мастерской Михаила Казанова, замечательного архитектора, - монументы в селе Медном Тверского края и монументы для Катыни. Это целые архитектурные композиции, но не имеющие того, что свойственно большей части наших победных монументов, то есть того, что итальянцы называют "мания грандиозов". Вот это стремление делать невероятные огромные монументы, мне кажется, ложно. Говорить об этой трагедии, которую, тем не менее, народ выдержал и даже победил, надо гуманно, а отнюдь не с позиции такого вот монументализма. Грандиозные бронзовые подавляющие болваны – в них абсолютно нет человечности. Памятники Победе… Это началось еще с Вучетича. Конечно, монумент в Трептовпарке талантливая вещь. Но даже в этом уже была задана тема монументализации. Отсюда все эти пантеоны победе, мамаевы курганы, которые сейчас там, на дай бог, упадет Родина-мать. Отсюда и эта Поклонная гора, в которой о трагедии ни капли. Это величание – мы самые большие, самые страшные, самые-самые. И потому жаль тех очень скромных даже гипсовых небольших памятных знаков с изображением фигурки солдата (там серебряная, золоченая краска), которые стояли в разных местах у дорог. Это человечная память о крови, которая здесь пролилась. К сожалению, большей части этих памятников уже не существует, но там хоть можно было цветочек положить.

Звучит песня Булата Окуджавы

Андрей Шарый: Гостем рубрики "Сегодняшний факт", которую я подготовил вместе с корреспондентом Радио Свобода Лилей Пальвелевой, были искусствовед Алексей Клименко и скульптор Александр Цигаль. Военные мемориалы и память о великой войне в России.
XS
SM
MD
LG