Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
5 мая 1925 года в городе Дейтон, штат Теннесси, был арестован 24-летний школьный учитель Джон Скопс. Ему было предъявлено обвинение в нарушении закона, возбраняющего предподавание теории Дарвина в общественных школах штата. Начался знаменитый "обезьяний процесс", известный российской публике главным образом по фильму Стэнли Крамера "Пожнешь бурю" (1960), где несравненный Спенсер Трейси создал убедительный образ бесстрашного адвоката, противостоящего религиозному мракобесию.

При ближайшем рассмотрении выясняется, что все происходило несколько иначе. В захолустном городишке нашлись предприниматели, которым понравилась идея устроить громкий судебный процесс, способный привлечь туристов и инвесторов, как любителей шахмат в Нью-Васюки. Шоу удалось. Интересы обвинения представлял Уильям Дженнингс Брайан, крупный политик национального масштаба, четырежды кандидат в президенты, бывший госсекретарь, выдающийся оратор и убежденный противник дарвинизма. Под стать ему был и адвокат Скопса Кларенс Дэрроу, которого многие историки аттестуют как лучшего американского адвоката XX столетия. Скопс был признан виновным и приговорен к уплате минимального штрафа в 100 долларов. Дэрроу подал апелляцию в Верховный суд штата, который из-за процессуальных нарушений отменил приговор.

Но спор креационистов с дарвинистами не исчерпан по сей день. В городе Санта-Ана, Калифорния, федеральный окружной судья Джеймс Селна отметил на днях юбилей "обезьяньего процесса" решением по делу "Фарнан против Корбетта". Старшеклассник Чад Фарнан – единомышленник достопамятной Марии Кирилловны Шрайбер, судившейся с Чарльзом Дарвином в Петербурге, а ныне объявившей себе принцессой и правительницей острова в Атлантике. Два года назад ученик вчинил иск учителю Джеймсу Корбетту, который непочтительно высказывался о теории "разумного начала" и представил суду конспект высказываний. Суд счел, что одно из них, называющее креационизм "суеверным вздором", и впрямь нарушает Первую поправку к Конституции, гарантирующую свободу вероисповедания.

Ну а мне в таких случаях всегда вспоминается история, свидетелем и отчасти участником которой был я сам. Это история о горилле в Нью-Йорке, но не о Кинг-Конге, а о Тимми – красавце-самце из Кливлендского зоопарка.

В 1991 году я проходил стажировку в Кливленде, штат Огайо, в тамошней газете Plain Dealer ("Честный делец"!). Тимми в то время было 33 года, но сексуального задора у него было хоть отбавляй. Администрация зоопарка по уговору с коллегами в Нью-Йорке собралась направить Тимми в командировку - оплодотворить четырех тамошних самочек, чью страсть, увы, утолить было некому. Однако борцы за права животных этому решению решили воспрепятствовать: у Тимми, заявили они, уже есть возлюбленная по имени Криби-Кейт, и разлука станет для обоих тяжелым моральным ударом.

Адвокат Лиги защиты прав животных юная и неотразимая Глория Холбэк добилась судебного запрета на передвижения Тимми до тех пор, пока тяжба не будет завершена. Активисты Лиги провели шумную кампанию сбора подписей (был в этой кампании и некоторый налет комплекса провинциалов – хотелось показать шиш Нью-Йорку). Было много фана.

Наконец, при огромном стечении публики и прессы в федеральном окружном суде начались слушания. Дошло и до Дарвина. "Если правы креационисты, - сказала Глория Холбэк в своей заключительной речи, - и Господь создал все живое одновременно, это значит, что у человека нет никакого преимущества перед гориллой. Если же прав Дарвин, и человек – потомок обезьяны, мы должны окружить своих предков всяческим почетом и уважением. В обоих случаях Тимми не заслуживает такого обращения, какое уготовано ему администрацией зоопарка".

Глория проиграла. Суд отказал в удовлетворении иска по формальным основаниям. Я написал в газету репортаж под искрометным заголовком Sic Transit Gloria.

Тимми отправился в Нью-Йорк, где его с нетерпением ждали скучающие девственницы. Потрудился он на славу: у него родилось 13 детей, в том числе, к вящему восторгу публики, двойня – случай для горилл редчайший. В мае 2004 года поседевший 45-летний ветеран отправился в свое последнее пристанище – Луисвильский зоопарк в Кентукки, где по последнему слову науки соорудили тропический лес. В этом доме престарелых его ждала такая же пенсионерка, 46-летняя Хелен. Так что на их закат блеснула страсть улыбкою прощальной.

В конце концов, самое главное – чтобы ни животных, ни людей никто не обижал. А с теориями разберемся.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG