Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ростов на Дону – почему найденные останки солдат никак не предадут земле


В эфире Ростовская область, Григорий Бочкарев:

6 мая в Куйбышевском районе прошло торжественное перезахоронение найденных останков погибших во время Великой Отечественной войны солдат. Еще одно перезахоронение состоялось 8 мая на территории соседнего Матвеево-Курганского района. Ежегодно с наступлением первых теплых дней члены поисковых отрядов Ростовской области выезжают на так называемую "Вахту памяти" - к предполагаемым местам гибели воинов, погибших более 60 лет назад и так и оставшихся не погребенными, чтобы захоронить их с подобающими почестями и увековечить память защитников Родины.
В планах гитлеровского командования особое значение отводилось захвату южных районов СССР. За время войны фашистские войска дважды занимали Ростов-на-Дону. В конце 1942 года советские войска начали контрнаступление, и только 30 августа 1943 года войска Южного фронта прорвали оборону в районе поселка Куйбышево.
Но и спустя 60 лет после Победы, мы сегодня точно не можем сказать, что здесь тогда происходило на самом деле. Рассказывает руководитель ростовского областного клуба "Память. Поиск" Владимир Щербанов.

Владимир Щербанов: К сожалению, мы должны признать, что мы очень много упустили и очень многого не знаем по ряду причин, объективных, субъективных, но мы не знаем. Что-то скрывалось. Мы не знаем, например… Простой пример: мы практически ничего не знаем о событиях Великой Отечественной войны летом 1942 года на территории Ростовской области, когда фронт бежал, фронт был прорван, и на нашей равнинной, степной территории, донской, вот линия фронта, как она тянулась до левого берега Дона, вот в этом промежутке за две недели боев у нас пропало без вести, потому что судьбы неизвестны, по одним данным – около 14 дивизий, по другим данным – 16 и даже 17 дивизий. Пропали без вести. После того, как 38-я армия перешла на левый берег Дона, она была расформирована. После того, как 37-я армия, на Вешинскую которая отступала, перешла там за линию фронта, она была расформирована полностью. Они потеряли всю свою боевую технику, они потеряли практически весь личный состав.

Григорий Бочкарев:
Многие из нас помнят слова Александра Суворова о том, что война не закончена до тех пор, пока не похоронен последний погибший солдат. Судя по всему, Великая Отечественная продолжается – прежде всего, в умах и поступках ныне живущих. Как ни парадоксально это звучит, но поисковики постоянно сталкиваются с активным сопротивлением своим действиям со стороны местных властей.
По словам заместителя директора информационно-аналитического центра "Новый стандарт" Наталии Романенко…

Наталия Романенко: По федеральному закону, принятом еще в 1995 году, перезахоронением павших при защите Отечества должны заниматься органы местной власти. Но в некоторых районах Ростовской области поисковые отряды даже не могут работать, потому что местные власти не дают разрешение на поиск останков солдат. Ведь потом их нужно будет предать земле по всем правилам, а средства на это из бюджета они выделять не хотят.

Григорий Бочкарев: За боевые отличия при освобождении Ростовской области от немецко-фашистских захватчиков 11 соединениям и частям были присвоены почетные наименования "Донские". В городах и районах области во время оккупации действовали 167 партизанских отрядов, подпольных организаций и других патриотических групп. Это общеизвестные факты. Тем не менее, нынешняя работа поисковых отрядов приводит к совершенно неожиданным открытиям о той войне. Продолжает Владимир Щербанов.

Владимир Щербанов: Когда впервые столкнулись с тем, как на равнинной территории могло пропасть без вести столько дивизий, куда они делись-то… Ну, в лесах – понятно, в болотах – понятно, в каменоломнях – тоже, понятно, их никто, может, не видел. Но здесь-то? Первая мысль была: неужели они так бежали, то есть их просто разгромили. Нет, лишний раз убеждаемся, что мы находим следы, вот сейчас идем по местам боев и находим следы, где на отдельных участках отдельные подразделения, о которых мы не знаем, держали оборону. Например, года три назад солдаты дивизии "Дон", которая под Новочеркасском у нас, на своем полигоне, на который после войны, в принципе, никого не пускают, потому что это полигон внутренних войск и так далее, рыли окопы и обнаружили останки. Вызвали нас, и вот тогда мы впервые столкнулись с тем, что мы увидели следы тех, кто держался там, где – нам говорили – боев вообще не было.

Григорий Бочкарев: В этой работе неожиданности, можно сказать, подстерегают на каждом шагу. По мнению эксперта Наталии Романенко…

Наталия Романенко: Парадоксально, но в Ростове-на-Дону, которому не зря присвоили статус Города воинской славы, по которому дважды в годы Великой Отечественной прокатилось огненное месиво фронта, где погибло так много солдат, проблема с захоронением найденных останков - практически неразрешимая. Складывается мнение, что чем богаче бюджет населенного пункта, тем сложнее бывает справиться с этой задачей.

Григорий Бочкарев: В связи с этим руководитель клуба "Память. Поиск" Владимир Щербанов вспомнил несколько случаев из своей практики.

Владимир Щербанов: На уровне сельских поселений, администрации сельских поселений молодцы, ничего не скажешь, откликаются, понимают, идут. С городами, к сожалению, чем крупнее город, тем больше проблем. Больше всего, конечно, проблем – это с Ростовом-на-Дону. Некоторые останки мы даже не можем захоронить.
Два года назад на улице Рабфаковской, в Западном жилом массиве, во время строительных работ были обнаружены останки. Ну, вызвали нас, по фрагментам, по пуговицам, по ремню, по гильзам, которые лежали рядом, - нашего советского солдата. К сожалению, документов не было. Причем, очень молоденький, судя по всему. Эта находка была сделана 20 июня, то есть за два дня до Дня памяти. Пока мы начали работы, созвонились с администрацией – все нормально, давайте захороним. Но к 22 июня мы не успевали, ни они, ни мы. 22-го мы не смогли захоронить, а дальше – год лежали останки, мы не смогли их за год захоронить. Мы вынуждены были их вывезти в Неклиновский район и захоронить вместе с останками наших бойцов, которые погибли там, в братской могиле. Потому что с Ростовом, к сожалению, вопрос мы так и не решили.
Это не единственный случай. У нас года 3-4 назад обратилась женщина из Александровки. Ее мать уже умирала, мы когда приехали, она совсем была старенькая, и она говорит: "В 1942 году вот у нас… я подобрала раненого солдата, выхаживала несколько дней, но он умер, умер у меня прямо на руках. И я похоронила его вот на окраине и ухаживала все это время. Но я уже ухожу, заберите, перезахороните останки". Мы тогда подключили наше областное телевидение, "Дон-ТР", совместно сделали фильм и надеялись, что протолкнем. Мы не протолкнули, нам не удалось захоронить, останки до сих пор лежат вот на частном подворье, в Александровке. Хотя эта могилка как бы по площади-то занимает немного, но они говорят: "Мы ходим, мы работаем, ну, не хорошо…"

Григорий Бочкарев: Участники нынешней "Вахты Памяти" ведут поиски в местах кровопролитных боев, проходивших на рубеже реки Миус. В поиске принимают участие школьники, студенты, педагоги, рабочие. Отряды поисковиков приехали из многих донских районов и городов, а также Краснодарского края. Прибыли несколько делегаций из Украины – это поисковики Крыма, а также Донецкой и Луганской областей. И уже найдены и захоронены останки сотен советских солдат. Ребята также надеются, что пусть далеко не все, но хотя бы некоторые имена погибших воинов из тех, кому принадлежат найденные в 2009 году останки, будут установлены. И их родственники наконец-то узнают, где похоронены предки.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG