Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Омская область — деревня Окунево – территория свободы


В эфире Тюмень, Алекс Неймиров:

В глухой сибирской деревне Окунево первые индуисты появились лет 20 назад. Вот что вспоминает об этом писатель Михаил Речкин.

Михаил Речкин: Я приехал в райцентр Муромцево, на свою малую родину, где я родился, и зашел в местную редакцию газеты "Знамя труда". Я всегда заходил по старой памяти, и редактор этой газеты Николай Степанович Чепелкин мне рассказывал новости местные. И вдруг он меня вот ошарашил такой новостью, что, мол, приехала из Индии некая индианка Расма, и она утверждает, что у нас в районе Окунева в глубокой древности стоял храм красоты необыкновенной.

Алекс Неймиров: Храм бога Ханумана пока не нашли, но легенда прижилась, и ашрам, то есть община индуистов, преданных Бабаджи, за последние годы в Окунево увеличилась раз в 10, что по местным меркам очень много. Но не всех устраивает такой демографический взрыв. Вот что мне рассказал местный учитель истории Александр Рахно.

Александр Рахно: Меня удивил ряд передач по омскому телевидению, последних, где местные жители объявлены сектантами. Причем это в прямом эфире, что они ездят сюда, творят неизвестно что… Хотя раньше этот же канал прославлял места и говорил, что здесь все хорошо, посмотрите, как все здорово, как они сюда ездят. Видимо, поступила команда.

Алекс Неймиров: Александр Рахно считает, что заказчиком омских "телекиллеров" стали православные священники, которые никогда не скрывали негативного отношения к иноверцам. В соседней деревне Бергамак в церкви Святой Троицы мне популярно объяснили, что Окунево – место бесовское, и делать там нечего. Тем не менее, на крутом берегу реки Тары, называемом "татарским увалом", появился трехметровых православный крест, а затем и деревянная часовня. Здесь же установили свои ритуальные атрибуты индуисты и язычники. В этом окуневском "гайд-парке" и происходят в основном дебаты на философские темы.
Рассказывает местная жительница Мария Према.

Мария Према: Периодически происходят конфликты между людьми разных учений, конфессий. Даже на Ом-каре, то есть в святом месте, где стоит часовня, стоит крест православный, дхуни индуизма, и тут же славянский символ – ладенец. Там происходят периодический такие стычки небольшие.

- Святая церковь, она есть святая, вы понимаете.

- Помимо Библии, есть много источников, которые, как предполагают их последователи, идут тоже от высших сил, от иерархии небесной. И в них тоже записано знание. Вы отрицаете это знание?

- Конечно, отрицаю. Потому что я считаю, что Библия – это есть фундамент, и все.

- Вы отрицаете и Коран, и Упанишады, и Веды?..

- Я православный священник. Вы разве не видите?

- Да, но…

- Из христианства уберите личность Христа – и от христианства останутся одни догматы, все.

Алекс Неймиров: Эту запись, сделанную в Окунево несколько лет назад, во время очередных дебатов, мне передали со словами: "Сейчас такого не услышишь". Мария Према объяснила почему.

Мария Према: Люди становятся терпимее друг к другу. Если первый годы какой-то антагонизм, видимо, был в отношении взглядов религиозных, то сейчас точки соприкосновения находятся, какое-то единство начинает все больше и больше проявляться. Я думаю, что с годами будет это увеличиваться.

Алекс Неймиров: Сегодня археологи говорят об Окунево как о колыбели арийской цивилизации, любители "Сталкера" – как о месте силы, которую дает космический кристалл, спрятанная на дне пяти озер. Но историк Александр Рахно предлагает свое определение окуневского феномена.

Александр Рахно: Здесь есть относительная свобода, когда человек может выражать свою позицию через религию, через веру. Здесь пока еще, слава богу, не гоняют, не объявляют сумасшедшими. Здесь предлагают возможность быть таким, как ты есть, верить в то, во что ты хочешь. Причем не делать никому зла. Почему бы этому ни жить, почему бы этому ни существовать?..
XS
SM
MD
LG