Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ахмадинеджад пошел на второй круг


В провинции президента встречают с надеждой

В провинции президента встречают с надеждой

Год назад малоизвестный, крайне консервативный мэр Тегерана был избран президентом Ирана. Махмуд Ахмадинеджад приковал к себе международное внимание резкими выступлениями по поводу Израиля, «холокоста» и иранской ядерной программы. У себя же в стране он создал себе образ человека из народа, приверженца скромного образа жизни, стремящегося сузить пропасть между богатыми и бедными.


Президент Ахмадинеджад пришел к власти с популистской платформой, пообещав работать на благо иранцев и улучшать их жизнь.


Популизм и популярность


Ахмадинеджад также обещал электорату «правительство 70-и миллионов».


«Нет никакого сомнения, что правительство, основанное на воле народа, будет правительством сочувствия и умеренности – правительством дружбы, правительством терпимости», - заявил Ахмадинеджад вскоре после вступления в должность. – «Правительство будет служить иранскому народу».


Энергичный Ахмадинеджад проводит значительную часть времени в поездках по иранской провинции, нередко обещая экономические улучшения.


В отличие от своего предшественника-реформиста Хатами, который говорил о «правлении закона» и «гражданском обществе», Ахмадинеджад говорит о вещах, которые понятны всем.


Хотя в Иране нелегко исследовать общественное мнение, некоторые наблюдатели полагают, что популярность Ахмадинеджада среди широких масс населения растет – в особенности среди тех, кто считает его человеком из народа.


Судя по всему, его вызывающая позиция в отношении Запада и его националистические аргументы тоже добавляют ему популярности.


Однако, по мнению Садека Зибакалама, профессора политологии Тегеранского университета, многие избиратели все еще ждут от Ахмадинеджада выполнения обещаний.


Зибакалам отмечает растущее беспокойство по поводу видимого отсутствия долгосрочного экономического плана в отношении таких проблем как инфляция и безработица.


«Пока что, к сожалению, не было не только конкретных и серьезных результатов, но в первые три месяца иранского календарного года мы были свидетелями беспрецедентных темпов роста инфляции», - говорит Зибакалам. – «На самом деле тревогу вселяет то, что, помимо приятных разговоров и красивых лозунгов, на практике, похоже, правительство Ахмадинеджада не располагает конкретными и четко составленными планами».


Рост «неоконсерватизма»


На Ахмадинеджада также возлагают вину за растущее влияние на политической арене Иранского корпуса революционной гвардии, выступающего за жесткий курс.


«К власти пришла новая группа консерваторов, которых мы называем «неоконсерваторами», - говорит Хоссей Бастани, редактор ежедневной газеты-сайта «Рооз». – «Как правило это консервативные представители управленческого слоя, которые на протяжении последних 27 лет представляли среднее или низшее звено управления. У них есть военный опыт. Из-за того, что у них нет опыта в верхнем звене управления, многие лозунги и идеалы оказались непрактичными, но в их умах они все еще достижимы – например, экономика под государственным контролем».


Но не только это вызывает тревогу у интеллектуалов и активистов правозащитного движения.


Мохаммад Али Дадха – один из основателей тегеранского Центра защитников прав человека. По его словам, политическая атмосфера в Иране становится все более удушливой. Он также считает, что ситуация с правами человека ухудшается.


«Мы отброшены назад, мы утратили все, чего достигли при Хатами, и всю надежду», - говорит Дадха. – «Мы видим, что у неправительственных организаций нет той свободы, которой они располагали, публичным собраниям угрожают судебными мерами, а на журналистов оказывается дополнительное давление».


Однако для малоимущих иранцев главным приоритетом остаются проблемы нищеты и безработицы. Многие наблюдатели считают, что Ахмадинеджад вселил в них новую надежду.
XS
SM
MD
LG