Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гласность и цензура в екатеринбургских СМИ


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие Владимир Голубев, представитель Российского Фонда защиты гласности в Уральском регионе



Олег Вахрушев: Сегодня рядом со мной представитель Фонда защиты гласности в Уральском регионе Владимир Голубев. Здравствуйте, Владимир.



Владимир Голубев: Добрый день!



Олег Вахрушев: 15 лет исполнилось со дня основания Фонда защиты гласности. Его задача - создание правового пространства для деятельности средств массовой информации, защита интересов СМИ. Среди ценностей, которыми руководствуется Фонд, - независимость, непредвзятость, неангажированность, общественный интерес, альтернатива, верховенство права, объективность и свобода выражения мнений. Региональные центры и волонтеры Фонда работают более чем в 30 регионах России, в том числе и на Урале. О том, нужно ли помогать журналистам Свердловской области, и как они сами оценивают уровень свободы слова, - екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Скорая юридическая помощь для средств массовой информации – проект с таким названием впервые в России прошел в прошлом году на Урале. Проект был грантовым, деньги выделили американцы. Потом средства кончились, но юрист Анна Буркутбаева уверена, что третьей власти помощь бывает нужна очень часто.



Анна Букутбаева: Обжигаются на всех темах. Темы, связанные с политикой, с экономикой, освещением каких-то конфликтных ситуаций, темы, связанные с освещением криминальных вопросов. Даже неправильное использование терминологии может повлечь неблагоприятные последствия для редакции.



Ирина Мурашова: Обычно консультации юриста нужны журналистам из глубинки, в первую очередь – газетчикам, у которых в отличие от худо-бедно, но живущих за счет рекламы радийщиков и телевизионщиков, не хватает денег не только на редакционного юриста, но и на выплату гонораров. Для них И нститут развития прессы «Урал» проводит «круглые столы», семинары и пресс-конференции по свободе доступа к информации . Его директор Людмила Шевченко вспоминает одну из таких пресс-конференций.



Людмила Шевченко: Когда убили редактора газеты «Новый Рефт Эдуарда Маркевича, в какое-то время к нам обратилась вдова Эдуарда, она тоже – журналист, и она сказала, что ее преследуют, что угрозы, она боится за свою жизнь и за жизнь ребенка. Мы тогда провели пресс-конференцию, на которой вообще все средства массовой информации Екатеринбург а были. В результате потом вдова Маркевича переехала в Екатеринбург, здесь ей помогли. Во всяком случае внимание было привлечено.



Ирина Мурашова: Журналисты Свердловской области в целом достаточно свободны в изъявлении своего мнения, – считает секретарь Свердловского союза журналистов Дмитрий Полянин. В регионе так или иначе противостоят друг другу несколько политических и финансовых сил. В конфликте их интересов рождается свобода слова – достаточно купить 3-4 газеты, посмотреть 4-5 телеканалов, чтобы получить хотя бы относительно точное представление о происходящем в регионе. Но поистине журналисты свободны все-таки только в интернете, где они подчас пишут совсем не то, что говорят и публикуют в обычных СМИ.



Дмитрий Полянин: У нас есть масса фактов самоцензуры журналистов. Реально интересная журналистика сейчас почти вся уходит в интернет. На телевидении, на радио, в газетах мы практически не видим очерковой журналистики, обозревательской, реальной аналитики. В интернете как раз гораздо больше журналистики. Очень сильное развитие сейчас получают блоги, индивидуальные дневники. Многие из них уже становятся вполне самостоятельными средствами массовой информации. Я думаю, что с приходом сейчас новых технологий и расширением цифровых возможностей, я надеюсь, что у нас появится и цифровое телевидение, и интернет-телевидение, как раз уровень свободы слова сейчас будет зависеть именно от технологий, а не столько от того, как ведет себя власть.



Ирина Мурашова: Как это ни парадоксально, многие защитники журналистов считают, что в большинстве конфликтных ситуаций виноват сам журналист – пусть даже и невольно - тем, что в спешке не проверил информацию, не проследил за изменениями в законах, не посоветовался с юристом, не подумал, на каких условиях он трудится в редакции и так далее. Поэтому в новом Доме журналистов, который появился в этом году в Екатеринбурге, представителей уральских СМИ будут учить, как работать профессионально, вместе отстаивать свои права и при необходимости обращаться в суд – сейчас это редкость. Тем более, что журналистские профсоюзы, по словам экспертов, наберут силу не раньше, чем лет через десять.



Олег Вахрушев: Владимир, для начала я вас попрошу ответить на вопрос, который я адресовал слушателям: актуальна ли защита гласности в современной России?



Владимир Голубев: Безусловно, я согласен с коллегами, которых прекрасно знаю. Тем более, Аня Букутбаева тоже представляла интересы фонда в течение нескольких лет. К сожалению, как правильно было замечено корреспондентом, достаточно часто сами журналисты подставляются под некие угрозы, опять же не проверяя факты, искажая их. И достаточно часто фонд должен помогать журналистам, может помочь журналистам, но, к сожалению, это зачастую происходит, потому что они сами виноваты. Но, с другой стороны, бывают факты, когда на журналистов нападают, когда им препятствуют опять же в осуществлении профессиональной деятельности. Есть и давление на журналистов. Мы всегда в этих случаях вмешиваемся, озвучиваем эти факты. И, наверное, основная деятельность фонда заключается как раз в оказании консультативной помощи, юридической помощи. И сама озвучка этих фактов заставляет зачастую тех, кто оказывает давление на журналистов, изменять формы работы журналистов.



Олег Вахрушев: Насколько часты такие случаи?



Владимир Голубев: Скажем так, так как я представляю фонд в Уральском регионе, я скажу, что в Свердловской области более-менее нормальная обстановка. Хотя в Нижнем Тагиле такие факты достаточно часты. Там был известный конфликт между мэром города и «Телеконом». К сожалению, там недавно была уволена директора «Тагил-пресс» Елена Овчинникова. Коллектив обращался к властям, что это не промышленное дело, но власти решили по-своему.



Олег Вахрушев: Существуют подобные структуры только в журналистской среде. Если говорить о других профессиональных образованиях, то там достаточно сложно это все происходит. Вспомнить хотя бы даже конфликт по поводу руководства музыкальной школы-лицея Екатеринбург ского с властями.



Владимир Голубев: Там некрасивая ситуация.



Олег Вахрушев: Некрасивая ситуация. У журналистов это, видимо, более наболело, раз они создали именно такой фонд.



Владимир Голубев: СМИ просто не так давно назывались четвертой властью. Хотя, в общем-то, это не совсем так. Но есть такая поговорка. И, видимо, все-таки значение журналистского сообщества по поводу создания граждан ского общества, наверное, более значимо. И сама сфера СМИ достаточно важна в жизни общества. Не случайно, в последнее время на Западе обеспокоены ситуацией, которая складывается в России. То есть достаточно много у нас средств массовой информации переходят или под государственный контроль, или под контроль компаний, которые находятся под государством. И поэтому на Западе в том числе достаточно много высказывается мнений, что есть проблема с гласностью, свободой слова в России.



Олег Вахрушев: Фонд защиты гласности в 1991 году и Фонд защиты гласности в 2006 году. Поменялись ли цели, поменялись ли задачи?



Владимир Голубев: Ну, скажем так, наверное, цели и задачи поменялись. На самом деле, это содействие созданию правового государства, в том числе в журналистике. Но за 15 лет, конечно, фонд приобрел достаточно большой авторитет. У нас его возглавляет Алексей Кириллович Симонов – личность в полном смысле слова харизматичная. И к его слову прислушиваются как рядовые журналисты, так и политики. Поэтому, я считаю, за 15 лет фонд набрал очень большой вес, издано очень много литературы справочной, достаточно много проведено семинаров по обучению журналистов. Потому что не секрет, сейчас в журналистику пришло очень много непрофессионалов. С одной стороны, это хорошо, как бы свежий взгляд. А с другой стороны, многие наши коллеги не прошли обучения по этическим вопросам, то есть как нас учили на нашем родном факультете журналистики Уральского госуниверситета – не стрелять по воробьям, зачастую стреляют, ошибки опять же. То есть в принципе фонд свою миссию сейчас исполняет, и исполняет хорошо.



Олег Вахрушев: В силу вашей элитности вы наверняка отслеживаете почти все, что выходит на страницах газет в Свердловской области.



Владимир Голубев: Скажем так, сфера интересов фонда – это больше нарушение прав журналистов. Но в силу профессии, конечно, я смотрю. И так как я три года работаю ответственным секретарем Союза журналистов областного, то, скажем, и я многих знаю журналистов, и меня знают. Поэтому обращаются по всяким вопросам.



Олег Вахрушев: Согласитесь, у меня такое мнение сложилось, что говорить о гласности, говорить о защите прав журналистов – об этом говорят журналисты, которые уже, скажем так, достаточно давно работают в журналистике. Молодых журналистов это еще как-то не касается.



Владимир Голубев: Я не соглашусь в том смысле, что как раз зачастую приходится защищать тех журналистов, которые еще как раз делают первые шаги в профессии, потому что старые зубры знают подводные камни, и опять же касаясь судебной практики, эта тенденция сейчас пошла к понижению, но еще не так давно суды были завалены делами о защите чести и достоинства. Сейчас просто политическая ситуация в стране немножко сгладилась, а так СМИ вносили свой вклад в разжигание некоторых страстей. И в принципе на этом фоне как раз отличалось больше молодых.



Олег Вахрушев: Я это к чему веду? К тому, что, возможно, на том же самом журфаке мало внимания уделяют правовым вопросам?



Владимир Голубев: Я бы так не сказал, потому что и декан факультета журналистики Борис Николаевич Лозовский, и заведующий кафедрой Владимир Федорович Олешко достаточно много как раз включают в программу обучения вот этих вопросов, потому что сейчас без этого нельзя. В том числе они активно участвуют в тех семинарах, которые проводил и проводит фонд у нас. То есть преподаватели факультета журналистики у нас один из ведущих экспертов.



Олег Вахрушев: То есть по большому счету молодой журналист знает, о чем идет речь, но просто ему не хватает опыта для того, чтобы применить это на практике.



Владимир Голубев: Скажем так, и это. А с другой стороны, не секрет, что молодой журналист, приходя в редакцию, становится как бы не то что марионеткой, но управляемым со стороны редактора и так далее. И, к сожалению, зачастую он не имеет возможности как-то сопротивляться.



Олег Вахрушев: Не секрет, что вообще в принципе поле средств массовой информации Екатеринбург а достаточно поляризовано. Особенно это видно в дни каких-то предвыборных кампаний. В этой ситуации о неангажированности журналистов речи, по-моему, в принципе идти не может. Как быть? Как вообще расценивать эту ситуацию?



Владимир Голубев: С одной стороны, это плюс. Скажем так, любая партия или та же власть, предъявляя свои аргументы, предоставляет спектр мнений, в которой легче ориентироваться любому граждан ину.



Олег Вахрушев: Но зачастую ведь в этих публикациях очень много неправды, мягко скажем.



Владимир Голубев: Любой факт можно оценить с разных сторон. И журналисты так и делают. Условно говоря, тот же пример строительства метро, которым озабочены все горожане. Областная власть подает так, что это ее заслуга. Городская власть подает, что это ее заслуга. И обе власти предъявляют претензии федеральному центру. Но нам, горожанам, самое главное – чтобы метро строилось.



Олег Вахрушев: Вы навскидку можете назвать средства массовой информации, которые действительно независимы? Есть такие?



Владимир Голубев: В принципе, скажем так, даже частные СМИ, которые у нас стали появляться в области, в том же Артемовске «Егошинские вести», которые не так давно были признаны лучшей районной газетой России, редактор – Алик Шарафиев. Неплохая газета в Ревде, Валерий Беспятов – редактор. Появились независимые СМИ в Качканаре. Но в то же время они тоже не независимы, потому что они должны окупаться. Любой бизнес должен приносить деньги, хотя бы в ноль.



Олег Вахрушев: В чем причины? Почему мы говорим о том, что на Западе действительно независимая пресса?



Владимир Голубев: Не всегда.



Олег Вахрушев: Согласен, конечно же, не всегда, но тем не менее, там можно назвать издания какие-то, которые действительно можно считать независимыми. Почему в России этого нельзя добиться?



Владимир Голубев: Скажем так, я считаю, что вообще журналистика – это очень зависимая пресса. Мы приводим зачастую Запад, там тоже издания зависят от своих хозяев, а у хозяев тоже бывают свои вкусы и свои привычки, свои интересы. На самом деле, свобода слова, по-моему, заключается в том, что как раз должен существовать широкий ряд изданий, которые представляют читателям, зрителям, аудитории разные точки зрения.



Олег Вахрушев: Читатель разорится же.



Владимир Голубев: Почему?



Олег Вахрушев: Потому что надо же все покупать.



Владимир Голубев: Как правильно заметил Дмитрий Полянин и как недавно заявил газетный магнат Руперт Мердок, газетам сейчас, если не уготована смерть, то им приходится отвечать вызовам времени. И газеты приспосабливаются. В том числе они тоже, я согласен, должны как-то стремиться к тому, чтобы читать их больше. В нашей области возьмем тиражи ведущих газет. Они ведь настолько мизерны по сравнению с советским временами, когда тот же «Уральский рабочий» у нас доходил тиражом до 600 тысяч. А сейчас, к сожалению, и «Уральский рабочий», и «Вечерка» не дотягивают и до 50 тысяч. К сожалению, многие люди лишены возможности узнавать ту же аналитику и так далее. То есть подписаться на газету стоит достаточно дорого.



Олег Вахрушев: Поговорим о журналистике в интернете. Это действительно, наверное, для тех журналистов, которые считают себя исключительно независимыми, - отдушина. Другое дело, что хотелось бы, наверняка, каждому творцу, чтобы его произведения были прочитаны как можно большим количеством людей, но не всегда это получается. В России так или иначе, но достаточно часто встает вопрос о цензуре в интернете. Рассматривала Государственная Дума эти вопросы и прочее, прочее. На ваш взгляд, случится ли это? И не будет ли интернет так же перекрыт в плане независимости, как и печатные СМИ, которые сейчас выходят?



Владимир Голубев: Я скажу, что это вряд ли осуществимо, к счастью, потому что интернет – это достаточно свободное пространство, и перекрыть все невозможно.



Олег Вахрушев: Но китайцам же удалось.



Владимир Голубев: Ну, Китай – это особый случай. Я считаю, что у нас этого не должно случиться. Может быть, будут какие-то одиозные сайты, которые на самом деле существуют, возможно, будут ограничены. Я не считаю это правильным, но скорее всего, к этому дело идет.



Олег Вахрушев: А если смотреть в перспективу, действительно ли вы думаете, что печатная пресса доживает свои годы?



Владимир Голубев: Нет, нет.



Олег Вахрушев: Все равно человеку будет приятно взять в руки бумагу.



Владимир Голубев: Конечно. Печатные СМИ должны приспосабливаться. И в принципе они должны развиваться в том же интернете. Не случайно у ведущих изданий, таких как «Коммерсант», «Комсомолка», и у наших СМИ – того же «Уральского рабочего», существуют свои сайты, на которых можно прочитать ведущие материалы, задать вопрос, что-то обсудить. Другой путь развития – это как бы, я бы назвал это «пожелтением». В принципе те же пятничные выпуски, изменение формата. Опять же назову «Уральский рабочий», там выходит «толстушка», которая отличается от обычных номеров и авторами, и подбором тем. Это не «желтая» пресса, но определенное «пожелтение» есть. Газетам надо изменяться, потому что на самом деле мир ускоряется. Безусловно, в нем останутся люди, которым будет приятно сесть вечером, условно говоря, не перед телевизором, а пролистать какие-то страницы, где есть аналитика, выводы. Ведь телевидение и радио проскользнут, а газету можно читать, листать.



Олег Вахрушев: Скажите, Владимир, на ваш взгляд, почему в последнее время в региональной прессе нет таких материалов, которые своей актуальностью, своей злободневностью, своей современностью не заставляют людей говорить об этом городами? Раньше же иногда появлялись такие работы, после выхода которых весь город просто говорил об этом.



Владимир Голубев: Изменилось время, это раз. Во-вторых, я не согласен, что таких материалов нет. Мы зачастую отслеживаем то, что происходит у нас в крупных мегаполисах, читаем московские издания. Но в то же время много великолепных журналистов в глубинке. У нас есть великолепные районные газеты, которые если напишут статью, то город может говорить, потому что они приближены к горожанам, и они больше пишут про местные новости. Я не соглашусь с этим. В принципе роль СМИ достаточно велика. И смелость, и аналитичность присутствуют. И у нас есть великолепные журналисты и в той же областной газете, и в «Уральском рабочем», и их статьи вызывают резонанс, звонят в редакцию, пишут письма, то есть это есть.



Олег Вахрушев: Сообщение на пейджер: «Нужно в каждом издании отвести место для свободных опровержений», - пишет Сергей Митрофанов из Москвы.



Владимир Голубев: В принципе, это разумное предложение, и в общем издания, которые достаточно передовые, они дают альтернативную точку зрения, и это правильно, это должно быть. Но это не должно быть узаконено, потому что мнения бывают разные. И если мнения аргументированы и достаточно подкреплены фактами, почему нет?



Олег Вахрушев: Но у меня сразу предстает такая картина перед глазами, когда в ангажированную газету приходят разные мнения по какому-то определенному вопросу, естественно, редактор отсеет то, что не нужно.



Владимир Голубев: Я сказал, в перспективных и на самом деле передовых изданиях. А ангажированные для этого и есть ангажированные. Если издание не интересно читателям, оно его потеряет.



Олег Вахрушев: Поговорим о журналистском сообществе. Конечно, некрасивая была ситуация, когда закрывали Музей молодежи в Екатеринбург е, мы об этом с Владимиром беседовали в студии в марте этого года, но тем не менее, Музей молодежи был закрыт, и в этом здании будет находиться Дом журналистов. Как вы думаете, какие цели, какие задачи будет преследовать Дом журналистов?



Владимир Голубев: Олег, я бы хотел вернуться. Я бы не сказал, что это некрасивая история. Владимира Петровича мы тоже великолепно знаем и дружим. Просто время идет, экспозиция музея на самом деле не менялась. Это на самом деле была в 90-е годы площадка для правозащитников, и журналисты там проводили свои мероприятия. С другой стороны, эта площадка остается. Дом журналистов будет та же самая площадка, где можно будет высказывать свои мнения, площадка для дискуссий.



Олег Вахрушев: Общественная нагрузка в принципе та же останется.



Владимир Голубев: Конечно. Безусловно, скажем, там можно проводить и семинары, там можно проводить средства массовой информации, которые снимали какие угодно здания для своих акций. Сейчас это можно будет проводить там. Это будет широкая площадка, тем более там будут представлены все журналистские организации. У нас же журналистских организаций много. Это и Союз журналистов и «Медиа-Союз», и тот же Институт развития прессы, Людмила Шевченко, которая тоже у нас выступала. То есть это будет абсолютно открытая площадка.



Олег Вахрушев: Какое место вы видите для Фонда защиты гласности в Доме журналиста?



Владимир Голубев: В принципе, так как я – секретарь областного Союза журналистов, то непосредственное участие. Мы также будем там участвовать и проводить свои акции и встречи. Когда у нас будет какое-то мероприятие, посвященное официальному открытию Дома журналистов в Екатеринбург е, я не сомневаюсь, что если Алексея Кирилловича Симонова пригласить, он обязательно приедет, потому что он очень хорошо относится к свердловским журналистам, считает свердловскую школу журналистики одной из лучших в стране. Поэтому он с удовольствием приедет и поздравит журналистское сообщество. Я еще раз повторяю, что есть время, время бежит, и Владимир Петрович получал в свое время предложение организовать Дом журналиста. В 90-е годы Борис Николаевич Лозовский лично к нему обращался, зная ту ситуацию, бесконечные судебные процессы.



Олег Вахрушев: Тем не менее, согласитесь, что если что-то умирает, все равно Музей молодежи теплые воспоминания оставил…



Владимир Голубев: Конечно, 100 процентов.



Олег Вахрушев: Это все-таки как-то за душу берет.



Владимир Голубев: Ну, грустно.



Олег Вахрушев: Фонд защиты гласности известен тем, что очень активно ведет издательскую деятельность.



Владимир Голубев: Да.



Олег Вахрушев: Насколько быстро материалы, изданные фондом, доходят до регионов? Насколько они пользуются спросом?



Владимир Голубев: Скажем так, к сожалению, многие журналисты, зная о том, что издается такая литература, не востребуют ее, к сожалению. Хотя можно зайти на сайт фонда и скачать оттуда информацию о новинках, которые появляются. И зачастую мы раздаем эту литературу на наших семинарах, на наших встречах, на наших акциях, и поближе узнав, что там издается, какие комментарии, советы, экспертизы, журналисты потом следят. То есть тот, кто познакомился с литературой фонда, не прекращают это делать и дальше. На самом деле, программа издательская очень большая.



Олег Вахрушев: Да, но опять-таки ощущение такое, что пока гром не грянет, журналист не станет интересоваться этими проблемами. Он, видимо, не может себя заставить подумать о том, что вдруг ему понадобится какая-то юридическая помощь.



Владимир Голубев: Я соглашусь с этим, что многих бед и тех же судебных дел можно было бы избежать, прочитав, условно говоря, ту же литературу Фонда защиты гласности, где содержатся рекомендации, советы, как вести себя в той или иной ситуации, как избежать негативных случаев каких-то.



Олег Вахрушев: Владимир, вы общаетесь со своими коллегами по Фонду защиты гласности, если говорить о региональной прессе, пресса Свердловской области на фоне других регионов отличается чем-то?



Владимир Голубев: Об уровне прессы имеется в виду?



Олег Вахрушев: И об уровне, и о том, насколько она открыта, свободна.



Владимир Голубев: Мы это затрагивали. В принципе, я считаю, что у нас область на самом деле открытая, то есть разные точки зрения присутствуют, и разные политические силы имеют здесь свои СМИ. Есть регионы, где этого не допускается. Скажем, в Алтайском крае с давних пор журналисты достаточно жестко подвергались гонениям, недопущениям. Это один из примеров. На самом деле, на семинарах, когда мы встречаемся в разных городах, недавно я был в Новосибирске, к Екатеринбургу и Свердловской области отношение очень теплое, потому что не секрет, что многие журналисты учились в нашем университете, а студенческие годы самые лучшие. И то, что у нас есть журфак, очень способствует тому, что уровень прессы в Свердловской области достаточно высокий.



Олег Вахрушев: Я хочу пожелать вам того, чтобы журналисты как можно менее часто попадали в какие-то судебные разбирательства. Ну, а от ангажированности никуда не деться. Но времена такие, что поделаешь…


XS
SM
MD
LG