Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Месяц протестов в Грузии


Один из лидеров грузинской оппозиции Саломе Зурабишвили

Один из лидеров грузинской оппозиции Саломе Зурабишвили

Исполнился месяц со дня начала акций протеста грузинской оппозиции. Оппозиционеры требуют отставки Михаила Саакашвили и выборов нового президента.

На минувшей неделе в Грузии произошло много событий. 5 мая было объявлено разоблачение военного мятежа, в ночь на 7 мая у Главного управления полиции Тбилиси произошли столкновения оппозиции с полицией, которая применила резиновые пули. В пятницу представители оппозиции встретись со спикером парламента Давидом Бакрадзе: оппозиционеры настаивали на встрече с президентом, однако договоренность не была достигнута.

И еще одно важное событие недели – задержание двух человек, которых подозревают в шпионаже в пользу России. Это декан факультета международных отношений института политологии Вахтанг Маисая, которого обвиняют в том, что он передавал во время августовской войны 2008 года информацию о дислокации грузинских войск, и МВД Грузии распространило видеозапись, в которой Маисая признается в шпионаже на третью страну. А следом был задержан начальник координационного штаба программы НАТО "Партнерство во имя мира" при генштабе вооруженных сил Грузии Ираклий Баткуашвили.

Этих событиях анализирует обозреватель грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе.

- Коба, вы говорили в нашем эфире о том, что в этой истории еще много неясного. Давайте подытожим все, что известно нам о мятеже.

- Коба Кобаладзе, бывший командующий национальной гвардией, не признает свою вину. Ему инкриминируется тяжкое преступление только на основе показаний бывшего офицера. Насколько я знаю со слов адвокатов генерала Кобаладзе, он свою вину не признает, и очная ставка с информатором во время предварительного следствия пока еще не состоялась. Что на самом деле произошло в этом танковом батальоне, который стал символом военных мятежей в истории Грузии, тоже абсолютно непонятно. Следствие ведется очень закрыто, информация не выносится. Так что вопросов в этом деле гораздо больше, чем было в предыдущий раз. И пока мы все в ожидании. Естественно, любое неподчинение высокопоставленными военными - это как минимум нарушение устава, но был ли военный переворот и была ли какая-то связь с Россией (о чем сейчас власти Грузии уже не говорят) - эти вопросы требуют доказательств.

- Что известно о так называемых заговорщиках, есть ли среди них любопытные, яркие фигуры, люди с интересной биографией, как-то проявившие себя в политике прежде?

- Генерал Кобаладзе - герой войны, он чуть ли не единственный военный, который является полным кавалером ордена Вахтанга Горгасали. Он участвовал в мартовской операции 1993 года. Он командовал военной операцией по вытеснению Русана Гелаева и его формирования из Панкисского ущелья в 2002 году, воевал во всех горячих точках. Что касается упомянутого вами полковника Баткуашвили, бывшего представителя военного атташе в НАТО и политолога Вахтанга Маисая, то Вахтанг Маисая дал показания и признал свою вину, а Ирклий Баткуашвили вину не признает, использует метод молчания. Оба известны в том смысле, что у них были связи с НАТО, они в свое время внесли лепту в укрепление сотрудничества Грузии с НАТО. Так что это большой скандал, многие остались очень удивленными и недовольными информацией, которая распространяется для доказательства вины этих людей. Но они не яркие фигуры, они не политические фигуры ни в коем случае, однако Вахтанг Маисая - один из ярких военных экспертов.

- Один эксперт из Тбилиси сказал примерно так: даже если это все и правда, если мятеж был, то все равно это ложь, потому что властям ни в чем нельзя верить. Мы, конечно, не можем оперировать такими аргументами. Думаю, что наверняка есть множество журналистских версий, объяснений, что же на самом деле произошло?

- Версия номер один: то, что на самом деле побудило эту военную часть, ее командование не подчиниться приказам, которые, по словам анонимных источников и самого полковника Георгашвили, был по его мнению неприемлем для офицера, - то есть шла речь о разгоне митинга в случае надобности. Но в любом случае неподчинение – это нарушение устава. Это одна версия. Но другое дело, как там оказались раньше принимавшие участие в таких же волнениях и восстаниях полковники Отанадзе и Цкриалашвили, которые потом якобы скрылись, и их до сих пор их ищут – это абсолютно непонятно. После августовской войны, да и до этого тоже грузинская военная структура была слишком закрыта, а сейчас оттуда даже свет не светит. Так что как они, уже подозреваемые в таких тяжких преступлениях люди могли повлиять на решение полковника, которого собирались на днях отправить в учебную командировку в структуры НАТО - это для многих остается сомнительной версией. Но я и мои коллеги ждем более весомых аргументов и не опровергаем и не доказываем ни те, ни другие версии, потому что все-таки надо, чтобы справедливый суд вынес свой вердикт. Вот тогда мы будем знать на самом деле, что произошло 5-6 мая.

- На фоне всех этих событий в Тбилиси продолжались акции протеста, и сегодня мы можем подвести итоги не только недели, но целого месяца, поскольку первый митинг состоялся 9 апреля. Оппозиция пытается взять президента измором, президент ее игнорирует. Это похоже на спортивное состязание. Так какой же сейчас счет, на чьей стороне перевес?

- Я не возьму на себя роль арбитра, просто могу сказать, что этот месячный период длительной демонстрации, игра нервов, как говорили оппозиционеры и представители власти, подошла к своей кульминации. Когда пролилась кровь (слава богу, что никто не умер возле городской полиции), это было, наверное, кульминацией, после чего непарламентская радикальная оппозиция поменяла тактику. Вчера они встретились с председателем парламента Грузии и представителем правящей партии. Я присутствовал на пресс-конференции лидеров оппозиции, они говорили о том, что готовы встретиться с президентом Грузии, от которого, между прочим, пошла эта инициатива две недели назад. И без каких-то предисловий даже готовы еще раз встретиться с председателем парламента, чтобы решить технические вопросы, где и как пойдет эта встреча.

Вы совершенно правы, наверное, сейчас оппозиция меняет тактику, хочет набрать политические очки не только в глазах грузинского народа, а в глазах международного сообщества и послов, которые призывали сесть за стол переговоров. Сейчас слово за президентом Грузии, то есть, никаких предварительных требований нет. Оппозиция готова в любом месте встретиться с Саакашвили и обговорить вопросы без повестки дня.

- Коба, вот любопытно: оппозиция понимает, что ее главная задача, - отправить Михаила Саакашвили в отставку - в точности совпадает с главной целью Кремля. Не смущает это ее? Все-таки большинство оппозиционеров нельзя назвать пророссийски настроенными политиками.

- Если спросить оппозиционеров, они очень аргументировано докажут прямо противоположное, что, может быть, Кремль устраивает Саакашвили. Здесь разобраться очень сложно, потому что ситуация почти такая же, как до августовской войны и может быть еще хуже, если посмотреть глазами военного эксперта. Танки стоят, артиллерия стоит на расстоянии 40 километров. Оппозиционеры говорят, что эти танки подойдут ближе, если Саакашвили будет оставаться у власти. Есть противоречия между взглядами, мнениями. Из-за того, что кто-то так считает, оппозиционеры, конечно, снимать свое требование не собираются, хотя они готовы выслушать программу президента Грузии, узнать, как он видит выход из создавшейся очень сложной и критической обстановки.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG