Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Автоматы Калашникова - бич третьего мира, утверждают участники конференции ООН. Состоится ли сокращение ядерных арсеналов России и США? Учение предлагают способы охлаждения Земли


Юрий Жигалкин: Автоматы Калашникова - бич третьего мира, утверждают участники конференции ООН. Состоится ли сокращение ядерных арсеналов России и США? Учение предлагают способы охлаждения Земли. Таковы темы рубрики "Сегодня в Америке", у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.


Открывшаяся во вторник в штаб-квартире ООН конференция по проблемам незаконного распространения стрелкового оружия началась с громких призывов к странам-членам ООН положить конец незаконной торговле, к результате которой в мире каждый день гибнет тысяча человек. Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Генеральный секретарь ООН предлагает ввести эффективный контроль производства и продажи лёгкого и стрелкового оружия. Страны-производители должны усилить имеющиеся или ввести новые законы об экспорте такого вида оружия, а импортёры должны доказать свою легитимность.


АК-47 производится теперь как минимум в 14 странах. Они находятся на военных складах 82 государств. По данным доклада, около 100 миллионов автоматов этой марки и её производных гуляют по миру. Их будет ещё больше, когда заработает завод по производству "Калашникова" в Венесуэле, которая недавно подписала контракт с Россией. Это будет первое такого рода предприятие в Западном полушарии. США опасаются, что 100 тысяч венесуэльских "калашниковых" окажутся в руках террористов, наркобаронов и вооружённых антиправительственных группировок. От пуль, выпущенных из этого автомата, погибают, примерно, по тысяче человек в день и только за последние три года погибло около одного миллиона человек в 160 странах. Наличие огромного количества этих автоматов с одной стороны, и отсутствие мировых стандартов и законов, регулирующих поставки, позволяет боевикам, террористам и уголовникам вооружаться "калашниковыми". Всё это изложено в письме группы международных организаций генеральному секретарю ООН к началу двухнедельной конференции ООН по борьбе с бесконтрольной торговлей стрелковым и лёгким оружием.


Однако, поддерживая идею в принципе, не все считают конференцию своевременной. Вот, например, мнение бывшего юридического советника Белого Дома Дэвида Ривкина.



Дэвид Ривкин: Я полагаю, что вопрос о контроле над распространением стрелкового и легкого оружия носит второстепенный характер, ибо сегодня есть проблемы намного важнее. Терроризм с использованием самоубийц, опасность распространения оружия массового уничтожения - вот что требует первостепенного внимания. Огромные усилия, которые тратятся сейчас на переговоры об ограничении производства и продажи легкого оружия, отвлекают от более важных задач. Сегодня это не та проблема, которая требует немедленного решения.



Ян Рунов: Ежегодный оборот от продажи лёгкого и стрелкового оружия достигает 4 миллиардов долларов. Четверть такого оружия незаконно продаётся на чёрном рынке.



Юрий Жигалкин: Во вторник президент Путин, посетовав, по его словам, на "застой в области разоружения", выдвинул неожиданную идею - начать разработку нового договора о сокращении стратегических ядерных вооружений взамен соглашения СНВ-1, действие которого истекает через три года. Как к этой инициативе может отнестись Вашингтон, не проявлявший в последние годы повышенного интереса к этой теме? Мой собеседник американский военный эксперт, сотрудник фонда "Наследие" Бейкер Спринг.



Бейкер Спринг: На мой взгляд, это слегка неуклюжий шаг. Ведь, объективно говоря, публично призывая заключить новый договор о сокращении вооружений, президент, скорее всего, Путин демонстрирует конфронтационное восприятия американо-российских отношений, что, казалось бы, противоречит реальности. Иначе, зачем Москве нужны гарантии взаимного сокращения вооружений. Ведь Вашингтону и его союзникам, обладающим ядерным оружием, не приходит в голову идея заключения подобных договоров между собой. Мне кажется, что, эксплуатируя подходы, заимствованные из эпохи холодной войны, Москва попадает в ловушку, она становится жертвой отжившего конфронтационного мышления. Конечно, Вашингтон и Москва найдут способы развеять возможные подозрения относительно ядерных арсеналов друг друга, но для этого, как мне кажется, более уместна форма, отличная от договоров времен холодной войны.



Юрий Жигалкин: Тем не менее, как вы считаете, заинтересованы ли Соединенные Штаты в переговорах с Россией о сокращении ядерных арсеналов?



Бейкер Спринг: Думаю, да, прежде всего ради того, чтобы развеять любые возможные опасения Москвы по поводу американской ядерной программы. Это давняя позиция Вашингтона. Он рассекретил ключевые тезисы своей ядерной доктрины, он загодя оповестил Кремль о намерении расторгнуть договор о системах противоракетной обороны и детально описал свои намерения, две стороны тесно сотрудничают в вопросах контроля выполнения договора СНВ-1 и так называемого Московского договора. Однако будущие договоренности относительно ядерных арсеналов могут потребовать совершенно новых подходов и рамок. Например, возникает вопрос о корректировании ядерной стратегии России и США с учетом нарождающихся угроз, скажем, появления ядерного Ирана, Северной Кореи, Пакистана. Ядерное оружие в руках Индии также отчасти меняет баланс сил. Ситуация сейчас гораздо более комплексна, чем, скажем, 20 лет назад.


Должны ли при таком раскладе сил США и Россия продолжать разоружаться и до какого предела? Должен ли акцент, как в прошлом, делаться на том, какое количество боеголовок мы уничтожаем? Я думаю, вряд ли и в российских, и в американских интересах, будет следование дипломатическим традициям холодной войны и заключение двусторонних переговоров по сокращениям вооружений.



Юрий Жигалкин: Говорил американский эксперт сотрудник фонда "Наследие" Бейкер Спринг.


Коротко некоторых из новостей дня и о том, как ученые предлагают охладить планету.


Осквернение государственного флага ради выражения своих политических взглядов остается законным правом американцев, несмотря на многолетнюю кампанию американских законодателей, пытавшихся защитить государственный флаг с помощью специальной поправки к Конституции. Во вторник Сенату не хватило всего одного голоса, чтобы утвердит проект поправки к Конституции и передать его на утверждение в штатные легислатуры. Со времен Вьетнамской войны американский флаг был любимым объектом надругательств участников антивоенных демонстраций, попытки наказать за это были пресечены 16 лет назад Верховным судом, посчитавшим, что такие действия защищены Первой поправкой Конституции, гарантирующей американцам свободу слова. С этим вердиктом суда можно было бороться, только добавив новый пункт в Конституцию. Но эта планка оказалась слишком высокой для защитников флага.


Пассивное курение убивает! Отныне это неоспоримый научный факт, заявил во вторник главный врач Соединенных Штатов. "Пассивное курение не является раздражающим неудобством, - сказал Ричард Кармона, - оно представляет собой серьезную угрозу здоровья, способное спровоцировать смертельные болезни у детей и некурящих взрослых". По словам главного врача страны, не существует безвредного уровня так называемого пассивного или вторичного курения. Люди, находящиеся рядом с курильщиком, подвергаются серьезной опасности. Некурящих не спасают даже попытки ограничить курение специальными помещениями. Необходим полный запрет курения на рабочем месте и в общественных местах, считает главврач страны.


Столь сильные заявления главного медика США могут, как надеются противники курения, привести к принятию федеральных законов, которые отнесут табак к разряду вредных субстанций, чье использование будет строго регулироваться.


Все более апокалипсические предсказания относительно всемирного потепления заставили американскую Академию наук с большей серьезностью взглянуть на идеи, не так давно, отметавшиеся, как фантастические. Авторы этих предложений озаботились не тем, как замедлить потепление, а тем, как охладить планету. Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: В прошлые десятилетия некоторые ученые, уже озабоченные глобальным потеплением, для решения этой проблемы предлагали футуристические варианты, один причудливее другого: строить орбитальные зонтики для защиты планеты от излишка солнечных лучей, сгущать с этой же целью облака или, насытив морские пучины железом, создать плантации водорослей, поглощающих парниковые газы. Все эти идеи в свое время так и не вышли за относительно узкие рамки климатологии. Научные журналы не брались их публиковать, а правительственные агентства не желали финансировать технико-экономическое обоснование для их реализации. Научный мэйнстрим переключился тогда на поиски способов нейтрализации самих источников глобального потепления.


Однако сегодня наиболее авторитетные ученые все чаще обращаются к научным группам и политикам с просьбой пересмотреть некогда отброшенные идеи - теперь уже с учетом всех современных научно-технических наработок. В науке появилось целое направление - климатический геоинжиниринг - которое объединяет попытки искусственным путем предотвратить перегрев планеты. Как считает президент Национальной академии наук Соединенных Штатов Ральф Сисерон, "мы должны относиться к этим идеям как к любому исследованию и привыкнуть к серьезному их восприятию". Глава Академии наук поощряет ожесточенные дискуссии по геоинжинирингу в среде коллег. Один из таких споров разгорелся по поводу возвращения к давней идее сжигания в стратосфере при помощи сотен специальных самолетов десятков тысяч тонн серы. Такие сульфатные аэрозоли должны создать экран, способный поглотить один процент солнечной радиации и тем самым охладить нашу планету. Данная идея была выдвинута еще одним из создателей водородной бомбы Эдвардом Теллером. Другая идея состояла в том, чтобы расстелить в пустынях тысячи квадратных километров солнцеотражающей пленки или пустить вплавь по океанам множество островов из белого пластика - в обоих случаях это служило бы отражению солнечных лучей назад, в космическое пространство.


По мнению доктора Сисерона, геоинжиниринг - не панацея, но при умелом применении он выполнял бы роль подстраховки на случай критического перегрева нашей планеты, массового таяния снегов, засухи, голода, подъема уровня морей и затопления прибрежных зон.


Многие ученые продолжают высмеивать геоинжиниринг как безответственную мечту, в которой таится больше риска и отрицательных побочных эффектов, чем пользы. Но, как бы то ни было, пристальный интерес авторитетнейших ученых к этому направлению придает ему все большее общественное доверие и усиливает вероятность того, что мировые лидеры решатся взять климатический геоинжиниринг на вооружение.


XS
SM
MD
LG