Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государственная Дума приняла в первом чтении поправки в Закону о противодействии экстремистской деятельности


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.



Андрей Шароградский: Государственная Дума сегодня приняла в первом чтении поправки в Закону о противодействии экстремистской деятельности. По мнению правозащитников, эти поправки кардинально ужесточают закон, и теперь любые критические выступления в адрес властей могут попасть под определение экстремистской деятельности.



Карэн Агамиров: Законопроектом устанавливаются новые общественно-опасные деяния в качестве признаков экстремистской деятельности, например: "публичная клевета в отношении лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, соединенная с обвинением указанного лица в совершении деяний, содержащих признаки экстремистской деятельности либо в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления; создание печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалов, предназначенных для публичного использования и содержащих хотя бы один из признаков экстремистской деятельности, при этом автор указанных материалов признается лицом, осуществляющим экстремистскую деятельность..."


Эксперты отмечают, что с принятием этих дополнений сколько-нибудь серьезную критику президента и прочих должностных лиц можно будет при желании подвести под экстремистскую деятельность. Журналисты и активисты массовых мероприятий также должны повысить бдительность. Разоблачающие материалы и пламенные речи - что же это, если не экстремизм?


Рассуждения политолога Евгения Ихлова.



Евгений Ихлов: Ближайшим правовым аналогом принятой нормы является знаменитая 58-ая статья 1927 года, когда антисоветская деятельность была превращена в преступление. Развитие этой нормы - когда, например, Зиновьева и Каменева осудил за моральное подстрекательство, за идеологическое подстрекательство к террору. Первый срок они получили по обвинению за то, что их оппозиционная деятельность вдохновила убийство Кирова. Вот эта норма о том, что публичные выступления способствовали экстремистским акциям, это полностью повторяет данную норму.


С принятием этого закона любая последовательная оппозиционная деятельность, в том числе публичные выступления, становятся криминализированными, надо отдавать в этом отчет. Протестные выступления всегда сопровождаются обвинениями должностных лиц в тяжких нарушениях закона - коррупция, превышение должностных полномочий, в том числе, связанное с жертвами, с грубыми нарушениями прав человек. То есть когда мы выходим на митинг и говорим, что такие-то виновники расстрела в Дагестане, такие-то виновные в избиениях в Благовещенске, такие-то виновные в том, что происходят пытки, издеваются в тюрьмах, что тюремная система превратилась в новый ГУЛАГ, то мы становимся экстремистами. Этим законом запрещаются протестные действия, к экстремизму приравниваются акции гражданского неповиновения, теперь это становится политическим преступлением. Именно с этого начался сталинский террор.



Карэн Агамиров: Напоминает Евгений Ихлов.


XS
SM
MD
LG