Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кремлевские группировки продолжают борьбу за власть


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие политолог Владимир Прибыловский.



Андрей Шарый: Сегодня, выступая на брифинге в Москве, Владислав Сурков, заместитель главы администрации президента, сделал довольно громкие заявления, из которых, впрочем, мутная российская политическая среда более ясной не стала. Президент России Владимир Путин может выдвинуть свою кандидатуру на пост главы государства в 2012 году, а может и не выдвинуть. Кремль поддерживал и будет поддерживать партию "Единая Россия". И не исключает Сурков, что в ближайшее время Путин вступит в партию, что тоже, впрочем, предполагали.


События последних дней заставляют говорить еще об одной политической теме - это бурное развитие событий вокруг Генеральной прокуратуры. Новый генеральный прокурор России Юрий Чайка намерен провести серьезные перестановки внутри возглавляемого им ведомства. Специалисты-политологи считают, впрочем, эти перестановки не столько проявлением наведения порядка в юридической сфере, сколько перегруппировкой сил кремлевских чиновников. Российские журналисты называют беспрецедентной в истории правоохранительных органов кадровой революцией систему мероприятий, о которой оповестил Юрий Чайка.


Генеральная прокуратура России не как независимый юридический институт, а как департамент кремлевской политики. Речь в связи с последними событиями вокруг юридического ведомства идет всего лишь о корректировке политической роли прокуратуры, которую Кремль пытается эффективно использовать для укрепления системы власти в стране. Так считает известный московский политический аналитик Владимир Прибыловский, вместе с которым я пытался разобраться в хитросплетениях кремлевской политики.


Каков политический смысл того, что происходит сейчас вокруг Генеральной прокуратуры?



Владимир Прибыловский: Я согласен с теми аналитиками, которые считают, что произошло некоторое перераспределение баланса сил в "коллективном Путине" или в окружении президента Путина. Несколько было уменьшено чрезмерное влияние группировки Сечина, Генпрокуратура поставлена под непосредственный контроль президента, без промежуточных инстанций, какой при Устинове фактически стал Сечин. Это будет такая имитация борьбы с коррупцией, примерно такая, которая происходила последние два месяца, когда будут возбуждать уголовные дела и подсаживать людей второстепенных, которые скорее всего в чем-то тоже виноваты, в чем-то запачканы, но главное то, что они либо никому не дороги, не принадлежат ни к каким существенным группировкам в ближайшем окружении Путина, либо в рамках этих группировок находятся на каких-то периферийных местах, за них никто заступаться не будет. Губернатор Баринов, в общем-то, к группировке "ЛУКойла" принадлежал, но никто за него копья ломать не будет.



Андрей Шарый: Означает ли то, что вы говорите, Владимир, что российская политическая сфера представляет собой или будет представлять собой такое пространство, где независимых людей не будет, а будут только "свои" или "чьи-то" люди, и у каждого из этих "чьих-то" или "своих" людей должна быть какая-то "крыша" в Кремле, должен быть какой-то коридор действий и должны быть какие-то защитники в Генеральной прокуратуре?



Владимир Прибыловский: Я даже сказал бы, что это существует давно. Тут никакого принципиального поворота не произошло. Эта система существует, я бы сказал, даже со времен позднего Ельцина, просто тогда она еще не устаканилась окончательно. Кроме того, при Путине произошла перегруппировка кланов. Те кланы, которые задавали тон при позднем Ельцине, они там разогнаны, загнаны в угол, самораспустились, разбежались. Новые кланы и группировки прочно "обсели" президента и время от времени друг друга немножко подталкивают, вытаскивая друг из-под друга стулья.



Андрей Шарый: Ну, вот с одной стороны от Путина сидит Игорь Сечин, по другую сидит Сурков. Кто еще там из таких "бояр"?



Владимир Прибыловский: Я бы так сказал, что Сурков не из бояр первого ряда, он скоре слуга, хотя очень важный. Скорее это вот Сечин, Дмитрий Медведев, Сергей Иванов, Владимир Якунин. А там уже будет второй порядок, и там будет Сурков, который, на мой взгляд, работает в последнее время на Дмитрия Медведева, но может сыграть и какую-то более самостоятельную роль.



Андрей Шарый: У той группировке, которая когда-то была близка к Ельцину, которая договаривалась о преемственности власти и которая сажала во власть Владимира Путина, сейчас хотя бы какие-то позиции остались?



Владимир Прибыловский: Путина сажали на "престол" две ельцинские группировки. Одна - это "семейная" группировка, неформальным лидером которой был Березовский, а вторая - это группировка питерских экономистов, неформальным лидером которой был и остается Чубайс; которые враждовали между собой, но их объединила боязнь прихода к власти группировки Примакова - Лужкова. После чего "семейная" группировка была рассеяна, часть ее ушла в эмиграцию, часть - в оппозицию. А группировка Чубайса уцелела, но ее роль - только в экономике. Поскольку им президент Путин доверяет как финансистам и экономистам, то они сохранили свои посты - Центробанк, Министерство финансов, то есть Чубайс, Греф, Игнатьев, Кудрин - они явно не ведущая группа в политической жизни.



Андрей Шарый: Сейчас говорят о грядущих возможных отставках заместителей генерального прокурора, там есть фамилии, довольно хорошо известные широкой публике, поскольку люди эти были так или иначе связаны с громкими процессами. Речь идет о Владимире Колесникове, и о Сергее Фридинском. Там есть какие-нибудь самостоятельные люди или все это просто замена одних исполнителей другими?



Владимир Прибыловский: По-настоящему самостоятельных людей там, конечно, нет. Потому что все они послушны, и тот же Устинов, если ему там вовремя разъяснили, что он в чем-то не прав, глядя в рот Сечину, он бы тоже перестроился. Самостоятельных людей в руководстве Генпрокуратуры нет, все они послушны, что им скажут, то и будут делать. Скажут уйти в отставку - тихо уйдут. Но есть люди оригинальные. Вообще у нас как раз Генпрокуратура представляла такой паноптикум. Один - любитель проповеди почитать на православную тему - Устинов - о совести, чести, вере, справедливости. А потом выясняется, что весь текст украден у политологини патриотического направления Нарочницкой. Или Колесников, который прокурор, но у него глубокие исторические воззрения - куда там академику Фоменко! - он всю историю Англии переписал, не говоря уже об истории ислама. Или Бирюков - тоже, в общем, колоритная личность, который известен в деле "Трех китов", как он его заминал, но тут он заминал его, может быть, даже не для себя, а для своих тогдашних друзей из ФСБ. Но, в общем-то, в ходе заминания этого скандала было несколько покушений, убийств.



Андрей Шарый: О политической роли Генеральной прокуратуры и кремлевской механике говорил известный московский политический аналитик Владимир Прибыловский.


XS
SM
MD
LG