Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Встреча министров иностранных дел в Москве – репетиция саммита G8 в Петербурге


Если на встрече в Москве не удастся прийти к консенсусу, на саммите в Санкт-Петербурге возникнут серьезные проблемы

Если на встрече в Москве не удастся прийти к консенсусу, на саммите в Санкт-Петербурге возникнут серьезные проблемы

Сегодня в Москве министры иностранных дел стран «большой восьмерки» обсуждают ситуацию на Ближнем Востоке, иранскую и корейскую проблемы. Об этом заявил глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров. Встреча глав внешнеполитических ведомств G8 проходит накануне июльского саммита в Санкт-Петербурге, где соберутся мировые лидеры.


По мнению эксперта Московского отделения Карнеги-центра Алексея Малашенко, по вопросам, стоящим в повестке дня, вполне можно будет достичь какого то консенсуса: «Я думаю, что здесь будет взаимопонимание, и это, с моей точки зрения, крайне важно на том фоне, который задал Путин, выступая перед российскими дипломатами, когда было четко сказано, что политика России должна быть жесткой, что мир должен осознать, что Россия - это сильная держава. Есть разногласия, есть попытки давить на Россию, но они так или иначе будут отвергаться». На сегодняшней встрече, считает эксперт, качели пойдут немного в другую сторону: несмотря на то, что Россия – сильная держава, с которой надо считаться, она готова к консенсусу.


Накануне встречи в Москве со своими коллегами министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что российские дипломаты готовы обсудить со своими партнерами и конфликты, возникшие на территории Содружества Независимых Государств. Наверняка будет затрагиваться на встрече и вопрос о гибели российских дипломатов в Ираке. Алексей Милашенко говорит, что не хотел бы, чтобы ее выносили в том ключе, в каком это было в последние дни, когда ответственность за гибель россиян перелагали на американцев: «Это немножко наивно, инфантильно и как-то по-советски. Вы же сами понимаете, что ситуация намного труднее и то, что произошло с нашими людьми, это, в общем, можно поставить в один ряд со всеми прочими терактами. Очень печально, что это коснулось нас, но это та данность, в который на сегодняшний день в Ираке живут все», - говорит эксперт.


А вот американские политологи и эксперты считают, что сложнейшими для взаимопонимания на сегодняшней встрече в Москве будут вопросы о политической атмосфере на территории СНГ.


Президент вашингтонского совета по американской внешней политике Герман Перчнер очертил перед корреспондентом Радио Свобода круг проблем, о которых может пойти речь на совещании:


- Всегда, когда министры иностранных дел собираются на совещании, они определяют круг вопросов для обсуждения на саммите глав правительств стран «большой восьмерки» и вносят поправки в проекты документов, которые могут быть приняты на встрече в верхах. Среди этих вопросов, видимо, будут и конфликты на территориях стран бывшего Советского Союза. Это вопросы о границах, особенно Грузии и Молдовы... Сложные проблемы, если учесть фактическую независимость Южной Осетии и Абхазии, и Транснистрии.


- Думаете, Россия даст свое согласие на включение этих проблем в повестку дня?


- Если вы сидите за столом на совещании, и кто-то начинает говорить об этом, то что можно сделать? Правда, не думаю, что чеченский вопрос будет поднят, разве что сама Россия поднимет его...


- О каких конфликтах за пределами постсоветского пространства может пойти речь?


- Я думаю, невозможно обойти вопрос об Иране. Слишком уж глобальная проблема. И здесь госсекретарь Кондолиза Райс попытается заручиться поддержкой всех стран «восьмерки», включая Россию. С Ираном связан не только ядерный вопрос, но и вопрос о терроризме. Тем более что госсекретарь перед приездом в Москву посетила Афганистан и Пакистан, где речь шла об усилении борьбы с боевиками «Талибана» и террористами «Аль-Каиды». Северная Корея на совещании министров иностранных дел не займет такое место как Иран. Северная Корея до сих пор рассматривается как региональная, азиатская проблема, и европейских участников клуба восьми волнует намного меньше, чем проблемы Ирака и Ирана. Наверняка будет обсуждаться и палестино-израильский конфликт, но он вряд ли будет доминировать.


- Какие вообще надежды вы связываете с этим совещанием?

- Я полагаю, от того, как пройдет совещание министров иностранных дел, зависит, с какими трудностями встретятся потом участники июльского саммита в Санкт-Петербурге. Если результаты московского совещанию будут положительными, то надо ожидать аналогичных результатов и саммита «большой восьмерки». Если же в сообщениях для прессы будет сказано, что совещание прошло в откровенных дискуссиях, то, значит, на саммите возникнут значительные проблемы.


- Сможет ли Россия, как председатель саммита, влиять на повестку дня и на ход обсуждения?


- Были и другие председатели, и будут... Роль председателя «большой восьмерки» ротационная и не так уж важна. Но для России это лишняя возможность продемонстрировать свои экономические, политические и социальные успехи. Это тем более важно, что часто Россия подвергается критике за отход от демократии. Это на уме у многих западноевропейских лидеров, так же как и у американских. Некоторые даже поднимают вопрос о праве России оставаться в составе «большой восьмерки» из-за того, что происходит с демократическим процессом в стране. Такого рода дискуссия тоже может возникнуть.


XS
SM
MD
LG