Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге экологи провели традиционную акцию "День рождения реки Исеть"


Программу ведет Олег Вахрушев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Екатеринбурге Мелани Бачина, Ирина Мурашова. Гость в студии – Светлана Кузяхметова, преподаватель биологии и экологии екатеринбургского лицея № 110, активист Уральского экологического союза.



Олег Вахрушев: Традиционно в конце июня в России проходит множество экологических мероприятий. В Москве и Санкт-Петербурге в эти дни работает международная конференция по экологическим проблемам, в регионах проходят различные акции, призванные привлечь внимание общества к экологической безопасности. В Екатеринбурге накануне экологи провели традиционную акцию «День рождения реки Исеть», в Томске готовится к выпуску книга «Как выжить в Томской области».


Томские экологи в течение последнего года провели целую серию акций протеста против ввоза гексофторида урана в Россию, они собирали подписи и писали письма руководству Сибирского химического комбината, куда, по их сведениям, везут радиоактивные материалы из разных стран. Диалога между представителями «Гринпис» и руководством комбината не получилось.



Мелани Бачина: Активисты экологических движений Томска много раз выходили на пикеты с ярко-желтыми плакатами цвета радиации и в противогазах. Главной целью таких акций было привлечь внимание людей к проблеме ввоза радиоактивных материалов в Томск. Сибирский химический комбинат, один из крупнейших в России. По утверждению неправительственных экологических организаций, в Томской области регулярно ввозятся радиоактивные материалы. От французской компании «Кажема» уже получено 759 тонн урана в форме оксидов и 100 тонн в форме гексофторида.


Единственная железнодорожная ветка, которая соединяет Томск с Центральной Россией, проходит через жилые кварталы. Именно по этой ветке везут в Томскую область радиоактивные материалы. Татьяна Орешкина, томская экологическая студенческая инспекция.



Татьяна Орешкина: Совсем здесь недалеко расположены жилые кварталы города Томска, и жители, которые приходят каждый день домой, они даже не знают, что по ночам по этой железной дороге везут контейнеры с гексофторидом урана из зарубежных стран. Мы собираем подписи частных граждан и организаций под обращением к Сибирскому химическому комбинату с требованием предоставить информацию, сколько же этого вещества находится в Томской области, зарубежного происхождения, кто разрабатывает планы по эвакуации населения при аварийной утечке, и как можно ознакомиться с этими документами, а также, когда будет утилизирован гексофторид удара, каким образом и на какие средства.



Мелани Бачина: Томские экологи не раз обращались к губернатору области и руководству Сибирского химического комбината с просьбой обеспечить безопасную транспортировку отходов по железной дороге.



Вадим Тюменцев: Меня больше беспокоит сейчас не эвакуация, а то, что нет доступа к информации. Потому что делают все как бы за нашими спинами, с нашего молчаливого согласия. Мы не должны молчать, мы должны интересоваться тем, что происходит в нашей стране, в наших городах, и ответственность за происходящее лежит и на нас.


В чем государственная тайна? Наша экологическая безопасность не может быть государственной тайной. Мы должны иметь к этой информации открытый доступ.



Мелани Бачина: В отделе радиационной безопасности администрации Томской области говорят, что ядерные материалы на территорию томского региона ввозят с 1976 года и этот факт всем известен. А потому акции экологов руководство области непонятны.


Юрий Зубков, начальник отдела радиационной безопасности Томского областного комитета природы.



Юрий Зубков: Не прошло и 30 лет, как «Гринпис» проснулся. Дело в том, что этот контракт с «Кажемой» начинал разрабатываться, по-моему, еще в 1974 году и действует с 1976 года, то есть 29 лет уже действует этот контракт.



Мелани Бачина: Томские экологи не раз отправляли на Сибирский химический комбинат официальные письма с требованием дать достоверную информацию о ввозе радиоактивных материалов в регион. Письма остались без ответа.



Олег Вахрушев: Об экологической безопасности, о социальных последствиях возможных аварий на опасных объектах, насколько жители регионов, где расположены ядерные объекты, защищены государством, об этом с директором фирмы «Гражданская оборона», автором книги «Как выжить в Томской области» Юрием Лирмаком побеседовала опять-таки моя коллега Мелани Бачина.



Мелани Бачина: Сибирский химический комбинат достаточно близко расположен от Томска, чего в других подобных городах просто нет. В этой ситуации, насколько экологически безопасно наше нахождение в такой близости?



Юрий Лирмак: Вы знаете, аварии случаются редко, но систематически. Поэтому я считаю, что мы должны говорить не о том, чисто у нас или грязно, сейчас у нас чисто, у нас просто опасно и у нас готовность равна нулю. Учитывая то, что эти ребята совершенно не желают на эту тему разговаривать, считая себя специалистами, и больше никого, то ситуация опасна именно этим, то есть, прежде всего, социальными последствиями, связанными с неосведомленностью населения, с паникой и с другими вещами. Я совершенно не являюсь противником науки и ядерной энергетики. Просто в обществе нашего типа, а мы здесь до сих пор еще в махровом коммунизме, который переходит в новую фазу госкапитализма с омерзительным лицом, мы в этом состоянии не способны защитить население, потому что мы не нужны. У нас есть люди, которые самоотверженно тушат пожары и, в общем-то, это же ведомство сейчас должно защитить нас от радиационной опасности. Вот это они делать просто не умеют, потому что денег на это выделяется мало, тренировок нет.


Давайте я вам зачитаю небольшой годовой отчет МЧС за 2003 год, 2004 ничем не отличался.


«При аварии на СКК в результате выброса радиоактивных веществ площадь загрязнения может составить от 80 до 680 квадратных километров. В зависимости от направления ветра, скорости и времени прекращения аварийного выброса в зоне загрязнения окажутся города Томск, Северск и часть населенных пунктов муниципального образования Томский район. В результате радиационной аварийности, как при наихудшем варианте развития аварии, в зону чрезвычайно опасных загрязнений попадает 121 тысяча человек, в зону сильного радиоактивного загрязнения попадает 534 тысячи человек».


Они уже отвечали мне в письме одном о том, что «мы наихудшие варианты не рассматриваем вообще», то есть каждый гражданин имеет право их спросить, каков наихудший сценарий, они скажут, «это не ваше дело, это вообще информация для служебного пользования». То есть мы не готовы к этому абсолютно.



Мелани Бачина: И в такой ситуации, если говорить о советских временах, то, по крайней мере, тогда были какие-то, не знаю, ликбезы, даже на уровне школьников и так далее. Сегодня ведь на самом деле ничего этого нет, и новое поколение просто не знает, что делать в этой ситуации.



Юрий Лирмак: К этому просто очень формально подходят. То есть руководителей предприятий собирают, эмчээсники имеют свой учебный центр, в котором руководители предприятий чему-то учатся. Только после они ничего не знают и ни на один вопрос они ответить не могут. Самый тривиальный вопрос, на который я рекомендую всем попытаться ответить, вот какой: когда вам говорит руководитель предприятия, что вы должны идти на СЭП (вообще, мало кто знает, что это сборный эвакуационный пункт), никто не знает ответ на вопрос. А у меня ребенок в школе, понимаете, и все. А ведь это приводит к чему? К огромным перекрестным передвижениям людей, а сотовые в это время не работают, потому что все перегружено, обсуждают слухи, кошмарики эти. То есть именно социальные последствия, что паника без аварии, даже легкой аварии, она страшнее, чем сама авария. У нас даже маловероятна авария, а слухи об аварии, огромная вероятность их. Эти ситуации были в Балаково, в ряде других областей они были. То есть это приводит действительно к ужасающим последствиям: люди травятся йодом, пытаясь защититься, люди пьют водку, пытаясь защититься, это миф, что она помогает.



Мелани Бачина: То есть защититься в такой ситуации мы, в крайнем случае, никак не сможем?



Юрий Лирмак: Есть такой документ об уменьшении числа потерь среди населения. В этом документе сказано, что средств защиты в России не хватает. Но благодаря героическим усилиям властей в особо опасных областях мы обеспечили население полностью. Среди них, естественно, Томская область, особо опасная. Но вопрос, чем они обеспечили? У нас нет средств защиты для детей вообще.



Мелани Бачина: Для детей, да. Если у меня ребенку три года, то я могу его как-то защитить, есть для него противогазы?



Юрий Лирмак: Вы можете купить сертифицированный российский противогаз для ребенка трехлетнего, который вы одеть не сможете, потому что ребенок его сорвет, будет рыдать, вы его будете вынуждены связать или что-то такое сделать. Весь мир тратит на ребенка от 300 до 500 долларов, чтобы защитить его, подавая ему под напором воздух, у него лицо полностью открыто, там бутылочка для питья есть. Это купить в России невозможно в принципе, потому что фирмы не имеют права это продавать. Кроме того, население не хочет их покупать, потому что они не нужны. Никто на эту тему не думает здесь.


Так вот, самые главные выводы. Сейчас в себестоимость, например, всевозможных проектов Сибирского химического комбината и родственных производств не входит необходимость защищать население. Теперь представьте себе, если в этой ситуации 200-300 долларов на человека. Какая экономика выдержит? Никакая. Поэтому вывод такой: не будем мы это делать, иначе наши проекты станут невыгодными.



Мелани Бачина: Но в любом случае во всей этой ситуации есть и некоторая, с одной стороны, однобокость, а с другой стороны, еще полное равнодушие что ли к проблеме именно самих людей. У нас же все на авось надеются…



Юрий Лирмак: Население совершенно безразлично к этому. Только вот идет пожар где-нибудь в стране, все с ума посходили и начали вопросы задавать друг другу, прошло 2-3 дня, забыли тему. То есть, если бы это было постоянное состояние осведомленности… Не секрет, что когда у нас отсутствует вообще понятие политики сейчас в России, поэтому зеленые движения исключены из политики, их нет. И получается, что эти люди единственные, кто выражает вообще какую-то хотя бы мысль в этом направлении. Население, конечно, не понимает, что творится за колючей проволокой и не имеет шансов, у него нет компетенции, но ему некому доверять. Тут философия же начинается.


Населения, оно действительно не понимает в этом. А инженеры, они понимают и часто очень привирают этому населению. Но в том-то и суть демократии, что даже если люди не правы, но они против, это должно выполняться. Нельзя перешагивать через мнение людей в настоящей демократии, потому что это заразное явление, и мы потом будем перешагивать по любому другому вопросу. Да, они понимают, что энергетика нужны, что нужны ядерные томографы, что нужно вообще науку развивать и что это все родственные вещи, нельзя остановить науку и нельзя иметь тенденцию двигаться в каменный век. Но если люди против, демократия говорит так, не будем делать. А вот управляемая демократия начинает управлять.



Олег Вахрушев: Об экологии либо говорят после того, как что-то произошло, какая-то экологическая катастрофа, либо не говорят вообще. По крайней мере, тенденция к этому существует и в России, конечно же, в частности.


Сегодня в екатеринбургской студии Радио Свобода человек, который пытается научить правильно обходиться с природой, правильно подходить, относиться к окружающей среде Светлана Кузяхметова, педагог, преподаватель биологии и экологии екатеринбургского лицея номер 110.


Здравствуйте, Светлана Юрьевна.



Светлана Кузяхметова: Доброе утро.



Олег Вахрушев: Расскажите, почему вы занялись этой проблемой?



Светлана Кузяхметова: Несколько лет назад мы говорили об экологии только о том, как у нас плохо, тенденция была о том, что у нас загрязнены реки, у нас загрязнен воздух, загрязнены почвы. Для меня политика, наверное, позитивная, прежде всего. Нужно показывать детям и взрослым в том числе, что не только, как плохо, но и находить пути решения данной ситуации. И поэтому я свою экологическую программу в лицее и в городе при сотрудничестве экологических организаций в городе, мы строим, прежде всего, на позитивных примерах. И позитивный пример воспитания экологической культуры у подростков и через подростков у их родителей, и у взрослого населения нашего города, яркий пример – это день рождения реки Исети, которое мы празднуем уже третий год.



Олег Вахрушев: То, что об экологии надо заботиться, знают все, но реально делают это немногие. Екатеринбургские организаторы акции «День рождения Исети» показывают пример уважительного отношения к реке. Эти навыки они хотят привить молодым. Детсадовцам и школьникам рассказывают о том, какой чистой и сильной сибирской рекой была Исеть 300 лет назад, и показывают, во что она превратилась сейчас.


Подробности у екатеринбургского корреспондента Радио Свобода Ирины Мурашовой.



Ирина Мурашова: Без Исети не было бы Екатеринбурга. Основатели города выбрали удачный участок – в отсутствие электричества или паровых машин заводские механизмы двигала вода. Жизнь на Исети кипела и зимой и летом. На льду городского пруда члены общества физического развития устраивали каток для соревнований в фигурном катании и катании на скорость. Здесь же тренировались первые хоккейные команды Екатеринбурга, проходили конные состязания. На масленицу на Исети были народные гуляния с горками и балаганами. На Крещение делали прорубь. А еще жители Екатеринбурга мечтали сделать неглубокую Исеть судоходной. Рассказывает научный сотрудник музея истории города Евгений Бирюков.



Евгений Бирюков: Еще в 1913-1914 годах были проекты сделать Екатеринбург портом пяти морей. С помощью каналов, можно плавать и в Северный Ледовитый океан, можно через Часовую, Каму, Волгу и в Прибалтику. Но это осталось проектами.



Ирина Мурашова: Первые карты Исети были сделаны 280 лет назад. О жизни реки до появления Екатеринбурга известно мало. Правда, судя по археологическим раскопкам, когда-то здесь водились ценные осетровые породы рыб. О том, что люди загрязнили Исеть, и пить из нее нельзя, начали говорить уже во второй половине XIX века – архивные записи листает научный сотрудник музея Артем Беркович.



Артем Беркович: Если почитать отчеты санитарного врача XIX века, пронизанные что ли болью и чаянием стройки, о санитарном состоянии реки Исеть. Сегодня главные проблемы – это искусственные материалы всевозможные, это промышленные выбросы, это химические загрязнения. А тогда это были проблемы, связанные с тем, что в городе было много очень скота – и лошадей, и коров мыли в реке.



Ирина Мурашова: Тем не менее, екатеринбуржцы реку любили. До революции было модно иметь квартиру в городе, а дачу, пусть даже в десяти минутах ходьбы от квартиры – с видом на Исеть. Берега благоустраивали – причалы для яхт, беседки и шезлонги… Примерно до середины 40-х годов XX века горожане купались в Исети без опаски, вспоминает Евгений Бирюков.



Евгений Бирюков: Те заводы, которые попали к нам в город во время эвакуации в Великую Отечественную войну и остались потом, пользовались правом беспрепятственно, бесштрафно спускать все грязи, нечистоты, отходы производств. После этого Исеть стала грязной, грязной, грязной по всему ее течению.



Ирина Мурашова: Сейчас Исеть входит в список шести самых грязных рек России. Ситуация настолько серьезна, что ее включили в российско-голландскую программу по улучшению экологического состояния водных артерий. Руководитель проекта Ольга Подосенова напоминает, что с маленькой Исети начинается загрязнение Северно-Ледовитого океана:



Ольга Подосенова: Исеть, несмотря на то, что маленькая достаточно река, всего 606 километров, но, тем не менее, она водообразующая для сибирских рек. То есть она впадает в Тобол, Тобол в Обь и Северный Ледовитый океан. Причем, есть такой приток Исети река Теча, которая около производственного объединения «Маяк», радиоактивные отходы, они буквально через Исеть проникают в Ледовитый океан.



Ирина Мурашова: Историки надеются, что новые поколения горожан учтут сделанные когда-то ошибки. Учить уважению к реке будут уже дошколят. В январе после долгого ремонта в музее истории Екатеринбурга откроется целый этаж, посвященный реке. А пока в городе действует передвижная фотовыставка «Исеть: от ВИЗа до низа».



Олег Вахрушев: Светлана Юрьевна, вы один из авторов проекта «День рождения Исети». На ваш взгляд, сегодня, в XXI веке, реально ли вернуть состояние реки в былое?



Светлана Кузяхметова: Мы на это надеемся. Если бы у нас не было надежды, тогда, наверное, мы бы не проводили ту работу, которую сейчас проводим. Тем более, опыт европейских рек показывает, что да, действительно, можно реки привести, ну, в первоначальное, вряд ли можно сказать, но, тем менее, естественное природное чистое русло и чистую воду вернуть рекам можно. Поэтому проект Уральского экологического союза направлен на сохранение, прежде всего, истоков реки Исети. Сохраним истоки – сохраним, наверное, хотелось бы в это верить, и мы эту надежду вселяем в сердца ребят, вернуть первозданность реки Исети в будущем.



Олег Вахрушев: В принципе, с чего началось, как в голове появилась организация праздника «День рождения реки»?



Светлана Кузяхметова: Мы несколько лет 22 апреля проводим «День рождения Земли», неделю экологии. И одну из этих недель мы решили посвятить воде. Взяли проект нашей реки Исети, потому что река Исеть – это градообразующее, начало нашего города, и на гербе нашего города центральное место занимает тоже наша река Исеть. Но, общаясь с ребятами, мы поняли, что информацией о реке владеет не каждый ребенок. Поэтому разработали проект с Павлом Чегенцевым, бывшим студентом Уральского экологического союза, который проходил практику в нашем лицее, вот этот проект «День рождения реки Исети». При поддержке Уральского экологического союза и движения «Поможем Исети» мы провели первый день рождения реки на берегу, недалеко от Царского моста, выбрав территорию экологической ответственности лицея. И там у нас три года назад была первая акция. Акция прошла удачно, она получила внимание общественности, детей, родителей, и мы ее решили проводить ежегодно, в этом году мы провели ее в третий раз.



Олег Вахрушев: Поскольку вы педагог, вы, естественно, анализируете то, что происходит с детьми во время проведения таких акций. Дети меняются?



Светлана Кузяхметова: Меняются дети, когда они видят в глазах взрослых людей реакцию на их действия. Например, бомжи, можно сказать, те люди, которые рыбачили на берегу Исети, у Царского моста, когда дети возвращались от этой акции, они говорили ребятам спасибо. Ребята, говорят, «вы не будете сорить после того, как мы убрали?» Они говорят, «нет, что вы, конечно». И когда ребята видят признание взрослых в своей работе, тогда, конечно, она загораются и спрашивают, «а мы будем проводить еще акции». То есть положительные эмоции у детей есть, а это самое главное.



Олег Вахрушев: Кто участники этой акции, возраст?



Светлана Кузяхметова: Возраст здесь самый разнообразный. В этом году 79-ая школа привезла на станцию Исеть пятиклассников, 110-й лицей девятиклассников, были и десятиклассники, местные жители поселка Исети.



Олег Вахрушев: На ваш взгляд, участники самого первого дня рождения Исети, сейчас, когда они уже наверняка студенты и просто взрослые люди, уже ведущие сознательный образ жизни, что-то в их сознании поменялось после таких праздников?



Светлана Кузяхметова: Конечно. Если тенденция была, например, в детском саду несколько лет назад политика такая, ребенок убивал дождевого червяка, который после дождя выползал, и воспитатель говорила, зачем ты его убил, ведь он полезный для человека, он преобразует почву. То есть сейчас и воспитатели, и педагоги говорят, он такой же живой, как мы с вами. Поэтому тенденция у детей, бесспорно, в сознании меняется и формируется экологическая культура, которая является общечеловеческой культурой. Потому что они понимают, что все вокруг нас – это часть живой природы, которой мы являемся тоже. То, что сознание детей меняется, показывают творческие конкурсы детей, какие они замечательные пишут стихи, рисуют рисунки и плакаты, это, наверное, тоже показатель очень важный.



Олег Вахрушев: В советской системе образования не уделялось пристального внимания экологии. Кроме того, что висели плакаты «Сохраним природу», вряд ли что-то было более достойное. Сегодня в системе образования экологии уделяется достаточно внимания? С вашим лицеем все понятно, вы там преподаватель и, естественно, этим занимаетесь серьезно. А в других школах и образовательных учреждения?



Светлана Кузяхметова: К сожалению, в федеральном плане учебной образовательной программы экология не стоит. Экологию могут преподавать и ставить в учебный план школы из школьного компонента. То есть часы, они очень незначительные. В нашем лицее тоже ведется официально всего лишь четыре часа экологии в лицейских классах, с восьмого по одиннадцатый класс. Но мы понимаем с вами, что большинство дел делается на инициативе педагогов, если мы говорим о школе, или в любом другом деле, инициативных людей. Так вот сейчас в основном ведется экологизация предмета. Если педагог математики, литературы, биологии, географии, он понимает, что это нужно делать, он, бесспорно, свой предмет экологизирует, тем самым как раз разбирает экологический вопрос. Ведь очень богат материал литературы, которая показывает красоту родного края, прививает любовь. Изобразительного искусства, биологии, географии и многих других предметов.



Олег Вахрушев: Светлана Юрьевна, расскажите, пожалуйста, поподробнее, что происходит во время акции «День рождения Исети»?



Светлана Кузяхметова: В этом году у нас очень хороший праздник прошел и педагоги, которые принимали участие уже третий год, они отмечают как раз развитие этого праздника. Начинался он три года назад с акции на берегу реки Исети, ребята убирали территорию, чистили своими силами. Администрация, к сожалению, нам в тот год не помогла. Один ученик, Зизин Сергей, обратившись к родителям, найдя машину, вывез этот мусор на городскую свалку, те мешки с мусором, которые собрали тогда еще пятиклассники, шестиклассники нашего лицея и других школ. Затем дети играли в игру «Знаешь ли ты историю реки Исети?» и раскрашивали металлическую трубу, которая проходила вдоль русла реки, сейчас она убирается, вы знаете. В этом году мы провели праздник на высоком уровне в поселке Исети на базе школы № 7. Эти дети так же принимали активное участие с прошлых лет и в течение года в экологических акциях. Эта школа находится в верховьях реки Исети, поэтому в этом году Уральский экологический союз решил провести праздник именно в этой школе. Предварительно мы выехали на педагогический совет, посоветовались с педагогами, с коллективом, был приглашен глава администрации поселка Сергей Викторович, который также высказал свои пожелания в проведении этого праздника и предложения оказания помощи также в проведении этого праздника. И в этом году праздник начался с торжественной конференции в спортзале этой школы, куда были приглашены школы из города Верхняя Пышма, 79-ая школа приехала, 108-ая, 130-й лицей, 62-ая, 92-ая, 60-ая, 110-й лицей, дети с педагогами. Был представитель Нидерландов, представители общественности городов, администрации Верхняя Пышма, Среднего Уральска, города Екатеринбурга. То есть, не только дети, но и структуры власти были приглашены на данную конференцию. Приехал представитель из Нидерландов, который отметил, что обычно, путешествуя по многим странам мира, в том числе по России, на конференциях говорят о том, что экология – это плохо, поднимаются в основном экологические проблемы. Он отметил, что данный праздник выходит из этих рамок, потому что здесь, на этом празднике, дети говорили о позитиве в большей степени, чем о негативе.


Затем, после конференции, дети разошлись работать по секциям. Это был музей в школе представлен краеведческий, это была творческая мастерская, где дети делали подарок реке Исети в художественном изображении. Здесь дети смотрели фильм «Слово о воде». Затем, пообедав, дети поехали на трудовую акцию: чистить берег Верхистецкого водохранилища и родники, которые дают начало нашей реке. Затем, после трудовых работ, дети и взрослые собрались опять в актовом зале и такую отчетную конференцию провели. В это время, когда дети работали, взрослые, представители администрации, они собирались на большую взрослую конференцию, обсуждали местные проблемы – как раз верховья реки Исети.



Олег Вахрушев: Скажите, пожалуйста, то, что экологическими проблемами занимаются дети, это как-то влияет на сознание бережного отношения к природе у взрослых и, в частности, у представителей власти?



Светлана Кузяхметова: Мы пошли по пути от детей к взрослым. Наверное, это правильное решение. Когда дети своим родителям рассказывают, что они делают, наверное, тем самым родители задумываются, что правильная происходит политика именно детей о сохранении природы. Ведь главная цель акции – это не убрать, хотя это тоже очень важно, а именно всколыхнуть общественность, поднять мнение и обсуждение именно этих проблем экологических, в частности с нашей рекой Исетью.



Олег Вахрушев: Уральский экологический союз, насколько тесно сотрудничает с екатеринбургскими школами?



Светлана Кузяхметова: Очень тесно, потому что у нас дети даже ездили в Болгарию при помощи Уральского экологического союза на водный детский парламент, международный.



Олег Вахрушев: То есть даже стимул какой-то.



Светлана Кузяхметова: Конечно, бесспорно. Дети представили эти проекты на международном уровне. Поэтому мы, педагоги, я говорю сейчас еще от лица педагогов Ассоциации педагогов Екатеринбурга, мы говорим, что Уральский экологический союз, им спасибо, они нас вводят в курс дела экологических вопросов не только российского уровня, но и международного, рассказывая о грантах, о всевозможных конкурсах и призывая нас участвовать в них. Так что спасибо им большое.



Олег Вахрушев: Спасибо вам, Светлана Юрьевна.


XS
SM
MD
LG