Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Информационно-аналитический центр «Демос» представил результаты исследования о положении сотрудников милиции - бывших участников конфликта в Чечни


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Андрей Шароградский: Информационно-аналитический центр «Демос» представил результаты исследования о положении сотрудников милиции - бывших участников конфликта в Чечне. Исследования стали продолжением проекта Центра под названием «Произвол правоохранительных органов: практика и причины». На презентации проекта побывал наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Сотрудники Центра содействия исследований гражданского общества «Демос» работали в нескольких регионах России, опросили многих сотрудников милиции, вернувшихся из Чечни. Об итогах работы в интервью Радио Свобода рассказала председатель правления центра «Демос» Татьяна Лакшина.



Татьяна Лакшин: А что, собственно, происходит с этими сотрудниками правоохранительных органов? Как они там служат? Как их опыт службы там влияет на то, что они делают потом, возвращаясь к себе домой? Почему именно милиция? Во-первых, действительно, милиция - это очень важная исследовательская тема, просто мы этими вопросами занимаемся. А потом, в отличие от армии, в отличие от ФСБ, в отличие от ГРУ (все эти структуры тоже, естественно, проходят службу в Чеченской республике), милиция наиболее тесно соприкасается с гражданами, с обычными жителями нашей страны. Может быть, если люди поймут, что поведение милиции у них в городах, склонность милиции к насилию в некоторой степени связана именно с тем, что эта милиция служит в Чечне и приобретает привычку к насилию, узнает вкус безнаказанности, может быть, это заставит людей задуматься и о том, что, собственно, происходит в Чечне.



Олег Кусов: Выяснилось, что сотрудники милиции, прошедшие Чечню, уже иначе подходят к выполнению служебных обязанностей в своих городах. Избавиться от негативных психологических последствий службы на Северном Кавказе мог бы помочь грамотно организованный процесс реабилитации милиционеров. Но и реабилитация зачастую проходит формально. Слово - социологу центра «Демос» Асмик Новиковой.



Асмик Новикова: По идее, она должна быть, она утверждена на федеральном уровне, она, соответственно, разрабатывается и в регионах. И ее полноценность, ее разнообразие и продуманность часто просто зависят от тех ресурсов, которыми располагают регионы.



Олег Кусов: Например, в Нижнем Новгороде реабилитация милицейского подразделения в санатории закончилась так называемой "зачисткой" соседнего посёлка.



Асмик Новикова: Одна из реабилитационных мер, которые предлагали, - это выезд в санаторий на какое-то непродолжительное время. К сожалению, на практике оказалось, что отряд, который в том же составе, в котором он прибыл из Чечни, едет в этот санаторий, и там, в общем-то, произошла коллективная пьянка, и люди после этого просто идут и производят своего рода "зачистку" местного ближайшего городка, что произошло в Нижнем Новгороде. Уголовное дело еле замяли. Достаточно чудовищный факт, это указывает на уровень проработки проблемы, то есть как они прорабатывали сами реабилитационные меры, насколько это все было сделано серьезно, насколько учитывались различные параметры. К сожалению, это не так.



Олег Кусов: Рассказывала руководитель проекта центра «Демос», социолог Асмик Новикова.


О характере несения службы в Чечне сотрудниками ОМОНа из Владимирской области можно судить по видеосюжету с рассказом милиционера Владимира Виноградова. Этот видеосюжет сотрудники центра «Демос» показали во время презентации своего проекта. Омоновец Виноградов рассказывает перед телекамерой о том, как добирался в Чечню из своего родного города.



Владимир Виноградов: Едем, приезжает в Моздок. Куда ехать? А ментов-то, да все с оружием, да все бородатые, как мы сейчас. Говорим: "Мальчишки, как бы нам штаб найти ихний, куда нас послали-то?" Тут один объясняет: "Поедешь туда, сюда". Представь, это я тебе в нашей деревне расскажу, куда ехать, а в чужой - черт его знает. Короче, такси берем, он привозит наш в штаб. В штаб не пускают. Братва стоит на улице, а я вроде как старший. Захожу - мужик говорит: "Отдай автомат". Я говорю: "Ты что, дурак что ли? Сейчас ты его за дверь выкинул и скажешь, что его и не было. Рожок отдам, а автомат не отдам". Он говорит: "Рожок давай мне, а автомат отдай в дежурку. Думаю: "Ну, что, драться что ли с ним? Надо же сказать, что мы приехали". Сидит там полковник, полупьяный, такое ощущение, что из-под стола вылез: "Тебе чего?" Я говорю: "Так и так, товарищ полковник, вот, приехали..." - "Ты когда должен приехать?" Я говорю: "11-го". - "А сегодня какое число?" - "12-ое. Три тысячи денег истратили, пока доехали. Ну, если не надо, так давай поедем обратно". Он тут как крикнул: "Сходи в штаб!" Захожу - там еще пьянее, сидит, глаза выкатил. Я к нему нагибаться, а он говорит: "Как стоишь перед офицером?" Он меня и не видит, как же он видит, что я нагнулся? Вот глазами смотрит, а никуда не смотрит, в пространство куда-то. Я говорю: "Слушайте, мы приехали, отправьте нас куда-нибудь". Он сидел-сидел и говорит: "Поезжайте в аэропорт, на военный аэродром, поймаете вертушку (как мотор) и поезжайте в Ханкалу". А мы люди исполнительные, что делать-то...



Олег Кусов: Война в Чечне насаждает в российском обществе страх. Говорит председатель правления центра «Демос» Татьяна Лакшина.



Татьяна Лакшина: Война, которая длится уже фактически 12 лет, имеет негативное влияние на все аспекты политической, социальной жизни в нашей стране. У нас общественное сознание уже на сегодняшний день крайне милитаризировано. Согласно данным "Левада-Центра", например, для четырех пятых взрослого населения России доминирующая эмоция - это страх. Люди боятся. У нас много лет подряд происходит такая ползучая "чрезвычайщина". Вот, с одной стороны, чрезвычайное положение в Чечне объявлено так и не было, вроде бы как обычная операция, боремся мы с терроризмом, с бандитизмом, еще с чем-то, с криминалом. С другой стороны, непрерывная чрезвычайная ситуация де-факто как в Чечне, так, собственно, и в других регионах страны.



Олег Кусов: Так считает председатель правления центра «Демос» Татьяна Лакшина.


XS
SM
MD
LG