Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министры иностранных дел стран "большой восьмерки" планируют в Москве июльскую встречу в верхах


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.



Андрей Шарый: В Москве сегодня состоялась встреча министров иностранных дел стран "большой восьмерки". Впервые переговоры прошли при председательством России. По их окончании с министрами встретился российский президент Владимир Путин. О главных темах переговоров и об итогах встречи руководителей внешнеполитических ведомств "восьмерки" - в репортаже нашего корреспондента.



Михаил Саленков: Главными темами переговоров министров иностранных дел стран "большой восьмерки" в Москве, как и ожидалось, стали ситуация на Ближнем Востоке, взаимоотношения Израиля и Палестины, иранская и северокорейская ядерные программы, обстановка в Ираке, Афганистане и на Балканах. Министр иностранных дел России Сергей Лавров на итоговой пресс-конференции так прокомментировал результаты переговоров.



Сергей Лавров: Мы удовлетворены тем, как завершилась встреча министров иностранных дел "восьмерки". Это фактически последнее подготовительное мероприятие к саммиту в Санкт-Петербурге. В центре внимания встречи была проблематика нераспространения оружия массового уничтожения. В этом контексте обсуждалась ситуация вокруг ядерной программы Ирана, вокруг ситуации на Корейском полуострове. Мы также уделили особое внимание положению на Ближнем Востоке, прежде всего в контексте последнего, недавнего обострения в отношениях между палестинцами и Израилем.



Михаил Саленков: По поводу ситуации на Ближнем Востоке Лавров заявил, что министры иностранных дел "большой восьмерки" поддержали позицию квартета международных посредников, а палестинцев и израильтян призывают успокоить ситуацию и вернуться к переговорам по плану "Дорожная карта". Что касается истории с иранской ядерной программой, то тут министры единодушно выразили поддержку предложениям, с которыми обратилась к Тегерану шестерка наблюдателей, и на сегодняшний день от Ирана ждут ответа на эти предложения. Говорит госсекретарь США Кондолиза Райс.



Кондолиза Райс: Мы до сих пор ожидаем официального ответа от Ирана, лишь затем можно будет дать оценку ситуации. Думаю, вы обратили внимание, что в заявлении выражается разочарованием тем, что Иран не дает ответа на весьма выгодные, с нашей точки зрения, предложения. Мы до сих пор надеемся на положительный ответ Ирана.



Михаил Саленков: Лавров поблагодарил коллег за поддержку, выраженную после убийства сотрудников российского посольства в Ираке. В обсуждении иракской проблемы министры также были единодушны, заявил Лавров.



Сергей Лавров: Мы подтвердили нашу поддержку постоянному правительству Ирака, призвали его продолжать работать над достижением национального согласия. Я хотел бы от имени Российской Федерации, от себя лично выразить признательность всем моим коллегам за их солидарность с Россией в связи с варварским актом захвата и убийства сотрудников российского посольства в Ираке. Мы все едины в том, что виновные должны быть найдены и понести заслуженное наказание.



Михаил Саленков: Сергей Лавров, отвечая на вопросы на пресс-конференции, сообщил, что обстановка внутри России в целом, и, в частности, ситуация в Чечне, на этой встрече не обсуждалась. Однако госсекретарь США Кондолиза Райс добавила, что, несмотря на это, Соединенные Штаты озабочены тем, какие изменения происходят в России.



Кондолиза Райс: Не секрет, что США и другие страны с беспокойством следят за тем, как меняется Россия, как проходят в стране демократические преобразования. Мы уже не раз выражали свою обеспокоенность и будем продолжать это делать. То, какой длинный путь прошла Россия, вызывает уважение. Впервые я оказалась здесь в 1979 году, и я вас уверяю, что с тех пор и после появления Российской Федерации в 1991 году произошли огромные изменения. Тем не менее, мы без колебаний будем поднимать темы, которые вызывают у нас беспокойство: работа неправительственных организаций, свобода прессы. Мы сейчас говорим об этом в атмосфере откровенности и сотрудничества. А тем, кто призывает США бойкотировать мероприятия "большой восьмерки", отвечу, что мы не собираемся этого делать. Мое присутствие здесь и намерение Буша приехать на саммит "восьмерки" в Санкт-Петербурге тому подтверждение.



Михаил Саленков: Министр Лавров ответил, что по случайному совпадению тоже был в США в 1979 году, и тоже видит изменения. На что госсекретарь Райс поинтересовалась, где и когда побывал российский министр в Америке в 1979-ом, чтобы увидеть столь же сильные перемены. Вопрос остался без ответа.


Еще одна тема, которую подняли журналисты на пресс-конференции после переговоров министров, – энергетика. Госсекретарь Райс заявила, что Россия очень важный поставщик энергоносителей, и беспокоит то, каковы здесь правила игры. "Это вопрос для серьезного обсуждения, - сказала Райс. - Важно, чтобы поставка энергоресурсов происходила без вмешательства политики, а исключительно на основе рыночных механизмов".


Министр Лавров заверил коллегу...



Сергей Лавров: Руководство едиными правилами игры, и эти правила определяет рынок - это на 100 процентов позиция Российской Федерации. И мы будем и далее, как последние 40 лет, обеспечивать надежность поставок. Мы только хотим, чтобы это было сбалансировано надежностью спроса. Документ по энергетической безопасности был инициирован Россией в качестве одного из главных документов саммита, он практически готов, консенсусный документ, который, убежден, будет поддержан не только "большой восьмеркой", но и всеми другими странами мира, которые так или иначе участвуют на энергетических рынках.



Михаил Саленков: Напомню, что московская встреча министров иностранных дел была последним подготовительным этапом перед саммитом лидеров стран "большой восьмерки", который пройдет в Санкт-Петербурге 15-17 июля этого года.



Андрей Шарый: Сейчас в эфире программы "Время Свободы" известный российский внешнеполитический эксперт, заведующий кафедрой североамериканских исследований Санкт-Петербургского университета Борис Ширяев.


Борис Анатольевич, по вашему мнению, какова сейчас динамика отношений России и ее западных партнеров? Это позитивная динамика, негативная или все топчется на месте?



Борис Ширяев: Здесь есть и позитивное, и топтание на месте. Мне думается, что позитивные какие-то мотивы все-таки преобладают, и встреча министров иностранных дел стран "большой восьмерки", и предстоящая большая встреча в Петербурге - это знак позитивный. В общем, знаете, все вперемешку, как в нашем сложном, непредсказуемом и очень запутанном мире, современном.



Андрей Шарый: А чего все-таки больше, на чем главном позитивном вы бы остановились и что главное негативное или то, что заставляет топтаться на месте?



Борис Ширяев: Позитивное то, что все-таки руководители стран "большой восьмерки", западные наши партнеры, они всерьез не относятся к этим призывам - Россию исключить из "восьмерки" и так далее. По-моему, для лидеров это совершенно несерьезные и несущественные проблемы, хотя они как-то к ним прислушиваются и иногда реагируют, но это так, для некоторых сегментов общественного мнения. А не очень позитивно то, что у нас нет больших сдвигов все-таки в развитии наших отношений и с Западной Европой, и с США. Здесь много причин, и это отдельная тема. Но вместе с тем, если сопоставить это, медленное позитивное развитие, я бы сказал, все-таки превалирует.



Андрей Шарый: Судя по тому, что сообщают информационные агентства, на встрече министров не затрагивались вопросы, по крайней мере, серьезно не обсуждались, связанные с положением на постсоветском пространстве. Как вы считаете, может ли получиться так, что от Москвы, грубо говоря, отстанут с ее претензиями к постсоветским республикам, если она будет более покладиста к политике Запада в вопросах, более существенном для западных стран, таких как иранский вопрос или северокорейский?



Борис Ширяев: "Восьмерка" работает по определенным правилам, они сложились за 30 лет существования этого института. Хотя он возник во время "холодной войны", но он был создан для решения глобальных проблем, он не имеет идеологической направленности. Хотя во время "холодной войны" там были такие идеологические позывы, но это действительно, я бы так сказал, клуб деловых людей, облеченных еще и властью в масштабах огромных и весьма влиятельных государств, и поэтому лидеры подходят весьма практически. Там обсуждаются вопросы, которые имеют реальное значение для каких-то глобальных процессов, и решения там принимаются, между прочим, консенсусом. Если по каким-то проблемам нет единодушия, эти проблемы просто выносятся за скобки и не обсуждаются.



Андрей Шарый: Это означает, что если о странах СНГ не говорили, то это значит, что была откровенная дискуссия, но не пришли к согласию?



Борис Ширяев: Вполне возможно ее вынести за скобки. Да, наряду с основной повесткой, которая утверждена сейчас в окончательном виде в Москве, конечно, лидеры "большой восьмерки" будут обмениваться мнениями по самому широчайшему кругу вопросов, безусловно. Но это обмен мнениями, и те решения, которые принимаются по данным вопросам, они не носят обязательного характера, но, по традиции "большой семерки" и "восьмерки", правительства этим решениям все-таки следуют.


XS
SM
MD
LG