Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выступление России в ПАСЕ «звучало как пощечина»


Андреас Гросс о выступлении замглавы МИД РФ в ПАСЕ: «Мне было стыдно его слушать»

Андреас Гросс о выступлении замглавы МИД РФ в ПАСЕ: «Мне было стыдно его слушать»



С тех пор как Россия в мае стала председательствовать в Комитете министров Совета Европы, многие в Парламентской Ассамблее ждали 29 июня с нетерпением. В этот день Сергей Лавров, глава российского внешнеполитического ведомства, должен был выступить перед Ассамблеей, назвать, что в Совете Европы для России главное, и ответить на множество вопросов. Оказалось, что у главы российского МИДа в Москве как раз 29 июня съезд министров иностранных дел «большой восьмерки». А тут еще добавилась трагедия с заложниками в Ираке. Перед парламентариями в Страсбурге в итоге выступал один из заместителей Лаврова Александр Грушко, и его речь, по мнению многих наблюдателей, была образцом дипломатичности: много вежливого и мало конкретного: «Мы конкретно выступаем за то, чтобы Совет Европы оставался самостоятельной и подлинно демократической организацией, в полной мере учитывающей интересы каждой страны - члена Совета Европы».

О разногласиях внутри Комитета министров Совета Европы Александр Грушко упомянул лишь однажды: «Сохраняется лишь наличие в Комитете министров различных подходов по вопросу отношений между Советом Европы и Белоруссией в свете состоявшихся в этой стране президентских выборов. Российская сторона убеждена в том, что проблему следует решать через диалог, через сотрудничество, а не путем объявления санкций и ультиматумов», - сказал заместитель главы МИД РФ.


Председатель Комитета Ассамблеи по правилам и процедурам, швейцарец Андреас Гросс поинтересовался, не потому ли здесь нет Сергея Лаврова, что он не захотел лично отвечать на трудные вопросы, например - о гибели лидера чеченских сепаратистов Абдул-Хамида Сайдулаева: «Я спрашиваю, почему здесь нет господина Лаврова, потому что у нас было хорошее начало диалога, и чтобы установить доверие друг к другу, надо продолжать разговор с тем, с кем начал. Второй вопрос: почему господина Сайдулаева не судили? Ведь убивать людей - это не очень обычный для Европы путь наказания. И был ли приказ о его убийстве отдан властями из Москвы или это сделали кадыровцы или другие люди в Чечне, которых вы не контролируете?»


Александр Грушко заметил, что вопрос задан некорректно: «У меня нет ответа на этот вопрос, потому что, как мне представляется, этот вопрос задан не для того, чтобы получить на него ответ. И кроме того, как русский человек, я должен напомнить о том, что у нас принято такие вопросы задавать тем, у кого хотят получить ответ. Я думаю, что господину Гроссу в будущем представится такая возможность».


Были и еще вопросы - по российским войскам в Приднестровье, по Грузии, по армяно-азербайджанскому конфликту, по смертной казни. Ответы Александра Грушко показали, что председательство России в Комитете министров Совета Европы не внесло ничего революционного в подходы Москвы к этим проблемам. Выходя из зала Ассамблеи, замминистра иностранных дел России сказал в интервью Радио Свобода, что, в принципе, все прошло неплохо: «У меня такое впечатление, что, по большому счету, огромное количество людей понимают огромную роль России в решении тех проблем, которые стоят перед всеми. И многие говорят о том, что мы поражены успехом на внутреннем фронте».


У многих депутатов ПАСЕ было противоположное мнение. Андреас Гросс, много ждавший от выступления российского представителя, был очень раздосадован: «России следует знать, что ей будут заданы трудные вопросы, не только по поводу Комитета министров, но и по поводу самой России. И возможность, которую дает Москве нынешнее председательство, это возможность ответить на эти вопросы вдумчиво и подробно. А мне было стыдно его слушать, это звучало как пощечина».


На эту же сессию ПАСЕ, для того чтобы пообщаться с руководителями Совета Европы, приехал лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский. В интервью Радио Свобода он заметил, что не слишком понимает, почему Европа не задает самой себе вопросы о явном снижении своих стандартов.


«Как может Парламентская Ассамблея работать с Россией, где, по моему мнению, установлен совершенно открыто авторитарный режим? Это все-таки такое исключительное событие, которое требует специальных стратегий. К сожалению, большинство политиков перестали думать о каких-то стратегических, принципиальных, ключевых направлениях, они больше думают о текущих проблемах, например - не случилось бы чего-либо в период их нахождения в офисе с газом или с водой, с нефтью, со всем на свете. Такой примитивный подход, примитивный в том смысле, что очень односторонний, он наносит колоссальный вред», - сказал Григорий Явлинский.


Летняя сессия ПАСЕ походит к концу, но в период председательства России будет еще одна - осенняя. И в октябре Совет Европы очень надеялся увидеть в Страсбурге президента России Владимира Путина. После выступления перед Ассамблеей Александра Грушко эти надежды если и не исчезли совсем, то несколько подтаяли.


XS
SM
MD
LG