Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Плахов: Влияние развлекательной индустрии на кинофестивали чрезвычайно ощутимо


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие кинокритик Андрей Плахов.



Андрей Шарый: Об атмосфере Карловарского фестиваля и о том, как меняется с течением времени фестивальная публика, я беседовал с известным кинокритиком Андреем Плаховым.


Говорят, что у Карловарского фестиваля какая-то особая атмосфера - много молодежи, как-то все очень по-домашнему. Это верно или нет?



Андрей Плахов: Это абсолютно верно. Недаром Ким Ки-Дук, знаменитый корейский режиссер, чей фильм открывает нынешний Карловарский фестиваль, сказал, что Карловы Вары привлекают его именно тем, что на этом фестивале самая искренняя и неподдельная киноманская атмосфера. Это правда. Есть, конечно, еще фестивали в мире, которые могут посостязаться с Карловыми Варами в этом смысле, но это один из лучших, безусловно. Потому что вот эта молодежная среда, среда энтузиастов, абсолютно бескорыстно приезжающих, смотрящих фильмы с утра до вечера и создающих вот эту неповторимую ауру, это, конечно, дорогого стоит.



Андрей Шарый: Какая бывает атмосфера на крупных кинофестивалях? Вот Канны... Это все - Николь Кидман в красивом платье и всякие голливудские звезды... Это отражает то, что творится вокруг фестиваля?



Андрей Плахов: Помимо Николь Кидман, в Канне тоже как раз привлекает невероятный энтузиазм по отношению к кинематографу людей, которые туда приезжают и создают атмосферу фестиваля. Но все-таки там, конечно, ощущаешь больше этого шика, гламура и помпезности, которых практически нет в Карловых Варах. В этом разница.



Андрей Шарый: Берлинский кинофестиваль становится все более политизированным. Это значит, что там среди зрителей много такой неформальной публики, антиглобалистов и всего остального, и это дает какой-то отдельный отблеск такой политический фестивалю и всему тому, что вокруг него происходит?



Андрей Плахов: Да, безусловно, тем более что именно Западный Берлин, где возник фестиваль, всегда отличался наличием такой публики - очень политизированной, очень левой, очень неформальной. Сегодня эта традиция продолжается уже на большом Берлинском фестивале.



Андрей Шарый: А что можно сказать об атмосфере Московского кинофестиваля? Она какая?



Андрей Плахов: Атмосфера Московского фестиваля очень менялась на протяжении всей его истории. Мы знаем, помним, по крайней мере, по каким-то источникам, воспоминаниям очевидцев, какой она была в самом начале, когда Московский фестиваль был действительно "окном в мир" для нас, а для западных людей был как раз "окном" в эту закрытую страну. Потом это все как-то стало сходить на нет, интерес стал угасать. Во время перестройки снова был очень большой всплеск интереса к Московскому фестивалю, потом он опять начал угасать. И имидж фестиваля стал меняться в сторону новорусского стиля, что ли. Сейчас, я думаю, что фестиваль обрел такую довольно спокойную форму, и в нем нет какой-то сенсанционности, поскольку очень многие фильмы стали выходить в прокат быстро, и уже киноманы не так рвутся на этот фестиваль, как раньше. Тем не менее все равно какая-то публика здесь есть. В этом году немножко атмосфера изменилась в связи с тем, что кинофестиваль переехал в кинокомплекс "Октябрь" на Новом Арбате и впервые получил такую большую площадку, где сразу большое количество залов и практически можно там провести почти все время. Хотя надо сказать, что эта площадка еще недостаточно обжитая, и, наверное, потребуются большие усилия, чтобы создать там ту киноманскую атмосферу, которой так гордятся лучшие фестивали мира.



Андрей Шарый: Организаторы всех фестивалей утверждают, что именно на их фестивале какая-то совершенно особая публика, которая так невероятно любит кино, разбирается в нем и тепло встречает всех деятелей кино. Ваш опыт что говорит, Андрей? Где действительно с публикой лучше, чем в других местах, и кто может обоснованно гордиться этим?



Андрей Плахов: Я думаю, что, помимо тех фестивалей, о которых мы говорили, это Роттердам, это Локарно: действительно, всегда заполненные залы, не только на просмотре новых фильмов, но и на ретроспективах, и вообще, очень высокое качество ретроспективных показов, которые собирают очень большую аудиторию. Ну, на Пьяцце Гранде в Локарно собираются вообще до 10 тысяч человек. В Роттердаме тоже огромные залы, ночные сеансы, где смотрят иногда очень сложные и абсолютно некоммерческие фильмы буквально тысячи зрителей. Это производит большое впечатление.



Андрей Шарый: В России появляется много разных региональных фестивалей. Есть фестиваль в Выборге, есть фестиваль в Ханты-Мансийске. О них можно уже говорить, с точки зрения какого-то своего характера и какой-то специальной публики, которая есть, или это просто гордость богатых регионов, которые хотят чего-то там вложить в кино и привлечь какую-то московскую знаменитую публику?



Андрей Плахов: Отчасти то, что вы сказали, это так и есть, отчасти все-таки на этих фестивалях формируется некая среда, без которой фестиваль вообще не имеет смысла. Но, конечно, это еще пока в процессе. Я, например, наблюдал развитие фестиваля в Сочи много лет и видел, как там менялась ситуация. Вначале вообще публики не было, были только кинематографисты. Сейчас все-таки можно сказать, что люди приходят - местные, приезжие, которые в этом время отдыхают. Конечно, не так много, как хотелось бы, но все-таки, скажем, на бесплатные просмотры вечером на площади перед Зимним театром собирается достаточное количество людей. Другой вопрос, как эти люди иногда себя ведут. А еще важный момент, что все эти просмотры бесплатные. Представить себе, чтобы у нас собралась Пьяцца Гранде в количестве 10 тысяч человек, и все люди, по крайней мере большая часть, купили билеты, пока мы очень от этого далеки.



Андрей Шарый: Меняется ли кинофестивальная публика? Если сравнить с ситуацией десяти- или пятнадцатилетней давности, те же люди сидят в зале, по возрасту, по лицам, что ли, или все-таки зритель в кино меняется сейчас?



Андрей Плахов: Конечно, фестивальная публика молодеет. Раньше публика была все-таки более ориентирована на зрелище интеллектуальное, сейчас публика более ориентирована на зрелища почти детские. И, конечно, киноманская аудитория отличается от средней обычной аудитории, но все равно это влияние развлекательной индустрии, вот этой попсы чрезвычайно ощутимо. Именно поэтому фестивали и важны, потому что все-таки они дают нишу для другого кинематографа, и формируют другую публику.


XS
SM
MD
LG