Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Научный туризм в Петербурге, общедоступные концерты в Нижнем Новгороде, Тирант Белый в издательстве «Ладомир» Детский ансамбль танца «Даймохк», стандарты и образование, как поступают все женщины в оперном театре.






Марина Тимашева: В Русском географическом обществе, что располагается в центре Петербурга, есть Комиссия научного туризма. Но ее научные изыскания состоят не в том, чтобы определить, какой рюкзак или палатка прочнее, а в научных экспедициях, имеющих немалое значение для русской культуры. Рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Услышав это странное название – Комиссия научного туризма – я как-то сразу заподозрила неладное. В том смысле, что за легкомысленным словом «туризм», в данном случае, могут скрываться вполне серьезные вещи. Интуиция меня не подвела. Хотя, на первый взгляд, какой прок нырять под воду, отыскивать старые колокола или блуждать в поисках останков ископаемых дирижаблей? Оказывается, прок есть. Для истории, по крайней мере. И поэтому Комиссия по научному туризму в начале июля готовится отбыть в свою очередную экспедицию. Один из проектов называется «Тайны русского севера». Говорит председатель Комиссии Сергей Голубев.



Сергей Голубев: В этом проекте у нас есть направления. Мы занимаемся поиском пропавших летательных аппаратов – самолетов и дирижаблей. Несколько лет назад, занимаясь изучением тайны катастрофы дирижабля СРВ-6 (это самый большой советский дирижабль, который когда-либо был построен)... Погиб он в феврале 37-го года, при попытке спасти папанинцев. История этого дирижабля очень интересна. Он построен по чертежам самого Умберто Нобеля, который тогда работал в советской России. После неудачного полета на северный полюс он был приглашен сюда и до 35-го года здесь работал. Был построен этот дирижабль, он сам его пилотировал, обучал персонал, установил мировой рекорд по продолжительности полета. А курировал полет некто товарищ Ежов.



Татьяна Вольтская: Почему он погиб, известно?



Сергей Голубев: Эта тайна покрыта не то, что мраком, а здесь сходятся несколько совершенно непонятных моментов. В том, чтобы он не долетел, были заинтересованы многие.



Татьяна Вольтская: Кто же был заинтересован?



Сергей Голубев: Немцы были заинтересованы. Незадолго перед этим произошла катастрофа дирижабля «Гинденбург» – самого большого в Германии. До последнего времени считалось, что в него молния попала, но оказалось, что его взорвал агент Коминтерна.



Татьяна Вольтская: Молния имела конкретное имя.



Сергей Голубев: Да это был немец, которому дали часовую мину. Но товарищи забыли его предупредить, что она взорвется не через час, как он ее поставил, а через пять минут.



Татьяна Вольтская: То есть, он погиб вместе с ним?



Сергей Голубев: Он успел выпрыгнуть из горящего дирижабля, а через две недели скончался в больнице от ожогов. Но, возможно, что-то рассказал следователям. Немцы, задолго до войны, по договоренности с нашим правительством, вели аэрофотосъемку всего русского севера. Не было точных карт, и они занимались их составлением. Огромный кусок отснятой территории не был представлен. Немцы мотивировали это тем, что у них, якобы, аппарат заело. Можете себе представить, чтобы у немцев заело аппарат?



Татьяна Вольтская: Нет.



Сергей Голубев: Я тоже не могу. В итоге, после войны, в начале 60-х годов, на Земле Александра нашли базы немецких подводных лодок, брошенных немцами в конце войны. Часть нападений на конвой происходила с неизвестного направления - никто не мог понять откуда.



Татьяна Вольтская: То есть, это след этих карт, этой съемки?



Сергей Голубев: Да. И немцы, естественно, не были заинтересованы в развитии советского дирижаблестроения. Вдруг русские полетят на север и отснимут? Поэтому, есть предположение, что здесь замешена немецкая агентура. С другой стороны, командир этого дирижабля был тогда некто Паньков, и на момент полета он был отстранен от полета Гудованцевым. А Гудованцев командовал всеми дирижаблями Советского Союза. И Гудованцев его временно отстранил от управления, взял на себя командование, привел с собой всю свою гвардию и полетел. Тут есть интересный момент. Между Гудованцевым и Паньковым была очень сильная вражда. Паньков был очень опытный и талантливый пилот, но что-то у него не ладилось с Гудованцевым. Этим делом занимался Юрий Еремин - очень известный человек в Комиссии воздухоплавания. Он говорит, что ему удалось раскопать сведения, что Гудованцев в тесном кругу друзей говорил, что сначала он у Панькова отобьет красавицу жену, а потом уже умудрится его куда-нибудь сослать.



Татьяна Вольтская: То есть, «ищите женщину»



Сергей Голубев: Да. И в момент столкновения дирижабля с горой у штурвала стоял Паньков. Возможно, что Паньков решил немножко его поцарапать, чтобы он не долетел. Но, опять-таки, начинаем возвращаться к первой версии. Был там некто бортмеханик Воробьев. Раньше он командовал дирижаблем СРВ-7, который торжественно сгорел в проводах высоковольтной линии электропередач. Его не расстреляли. Гудованцев его прикрыл, и он был взят в этот полет бортмехаником. После того, как произошла катастрофа, в живых всего осталось 6 человек. И один их тех, кто остался в живых без единой царапины был Воробьев, который, по его рассказу, в этот момент спал в грузовой гондоле, а при столкновении пробил обшивку. Нельзя пробить обшивку в грузовой гондоле, это невозможно!



Татьяна Вольтская: То есть, очень много тайн. И остатки этого дирижабля вы собираетесь искать?



Сергей Голубев: НКВД их нашло в том же, 37-м году. Но начальник местного управления НКВД Кузнецов, когда Еремин с ним общался, сказал ему, что это, на его взгляд, была диверсия.



Татьяна Вольтская: А ваша роль в этой истории?



Сергей Голубев: Нас заинтересовало то, что Еремин не докопался до причин катастрофы. Секретный отчет, который был составлен НКВД, так ему в руки и не попал. Невзирая на то, что перестройка уже наступила. Когда мы занялись этим делом и начали обобщать, мы пришли к выводу, что, все-таки, тут, наверное, сразу две диверсии наложились одна на другую. Изыскания будут окончены в 2007 году, когда будет юбилей – 60 лет со дня гибели дирижабля.



Татьяна Вольтская: Второе направление деятельности Комиссии – поиски колоколов Соловецкого монастыря, представляющих собой огромную ценность. Еще в 28-м году их пытались вывезти на Большую землю, но неудачно.



Сергей Голубев: Погрузили в деревянную баржу, взял ее на буксир корабль и, по очень странному стечению обстоятельств, баржа не дошла. То ли она налетела на риф, то ли она оторвалась, и ее куда-то унесло… Достоверных сведений не сохранилось, но, считается, что она утонула.



Татьяна Вольтская: И вы собираетесь посмотреть где?



Сергей Голубев: Был уже ряд экспедиций, предпринятых московскими аквалангистами, мурманчанами. Это было в 50-е – 60-е годы. Все они кончились безрезультатно. Сведений было мало, не было хороших поисковых приборов.



Татьяна Вольтская: А что это за колокола такие?



Сергей Голубев: Самый большой из них весил 14 тонн. Он был бронзовый. А самый старый (его происхождение и время изготовления толком не известны), это каменный колокол небольших размеров (с ведро, примерно). Колокола - это не христианское изобретение. Колокола были известны еще во времена древних греков. Есть сведения (это описано в норвежских сагах), что Эйрик Кровавая Секира ограбил святилище северной богини, которое находилось в устье северной Двины. Возможно, что тот колокол, который потом оказался на Соловках, принадлежал святилищу северной богини. Просто потом, когда произошла христианизация, священники использовали все то, что могло пригодиться в хозяйстве.



Татьяна Вольтская: В июле вы едете на Белое море. Ваша цель – только колокола?



Сергей Голубев: Можете верить, можете не верить (поскольку это достаточно расхоже), но везде все находят пирамиды. Как это ни парадоксально, но в 2000 году нашли несколько пирамидальных сооружений на Белом море.



Татьяна Вольтская: И как вы считаете, это египтяне туда дошли?



Сергей Голубев: Нет. Они, в отличие от египетских, имеют в основании треугольник. Египетские имеют четырехугольник в основании. Но они тоже ориентированы по сторонам света и сложены не из пиленых или вырубленных камней, а из гранитных валунов. Но очень тщательно. Все остальное пространство посыпано мелкими камнями, галькой, но они имеют очень строгую, четкую, геометрическую форму. Самая маленькая – 12 метров. Самая хорошо сохранившаяся 24 метра. Другие, которые немного оплыли – одна имеет высоту около 60-ти метров.



Татьяна Вольтская: А кто, что, когда…?



Сергей Голубев: Никто не оставил руководства пользователя.



Татьяна Вольтская: Значит, вы какими-то загадками занимаетесь?



Сергей Голубев: Да, мы занимаемся загадками. Мы обнаружили там ряд мегалитических объектов, очень напоминающих мегалитические объекты Бретани (во Франции) и в Англии. Стоунхендж мы там не нашли, но значительное количество различных странных каменных сооружений, которые напоминают различные каменные визиры, нацеленные на определенные фазы стояния Солнца, Луны…



Татьяна Вольтская: Вы каких-то привлекали ученых? Есть гипотезы?



Сергей Голубев: Одна из гипотез… Античными историками описана какая-то непонятная древняя цивилизация, общность, которая существовала на севере.



Татьяна Вольтская: Это не гипербореи ли с собачьими головами?



Сергей Голубев: Там собачьих голов нет, но если мы копнем древних историков, то все они описывают таинственный северный народ и называют их гипербореи. Возможно, что как раз те объекты, которые мы нашли, относятся к той далекой эпохе, о которой упоминают античные авторы.



Марина Тимашева: В Нижнем Новгороде проходят летние филармонические общедоступные концерты. О том, что это значит для горожан, рассказывает Олег Родин.



Олег Родин: В Нижнем Новгороде возобновились традиционные летние общедоступные концерты. В зале филармонии, три раза в неделю, все желающие могут слушать симфоническую музыку в исполнении местных музыкантов и приезжих гастролеров. Летние филармонические концерты со свободным доступом проводятся в Нижнем Новгороде уже почти пол века. Долгие годы они проходили под открытым небом, на летней эстраде Волжского откоса. Затем деревянная эстрада сгорела, и концерты стали проводить в Кремлевском концертном зале, куда приходят послушать симфоническую музыку каждый раз около тысячи человек. О традиции летних филармонических концертов рассказал главный дирижер оркестра Александр Скульский.



Александр Скульский: У нас почти 50 полных летних сезонов общедоступных концертов. Сезонов благотворительных, сезонов, каждый из которых имеет какое-то свое репертуарное своеобразие, исполнительское своеобразие. И все это, в целом, конечно, складывается в богатую картину симфонического музицирования. Все эти концерты у нас идут в переполненных залах. Очень радует, что эти концерты показывают интереснейшим и полным образом музыкантов нашего оркестра. Потому что солистами в этих концертах, в первую очередь, являются музыканты нашего оркестра. Затем, другие музыканты-земляки. Подчас, какие-то гастролирующие близкие нам люди.



(Звучит «Серенада» Моцарта)



Олег Родин: Именно этой «Серенадой» Моцарта Александр Скульский 40 лет назад начинал свои выступления с оркестром (тогда еще Горьковской филармонии) в летних концертах на Волжском откосе. Сегодня репертуар общедоступных концертов Нижегородской филармонии имени Мстислава Ростроповича занял бы объемную брошюру. На открытии концерта симфонического оркестра регулярно съезжались любители музыки из разных районов города. И сегодня зал полон, трудно найти свободное место, интерес к классике у нижегородцев повышенный.



Зрительница: Сейчас будут все места заняты, несмотря на дождь. Мы только подошли – все занято. Здесь занимают заранее места.



Олег Родин: Оказывается, состав слушателей, по уровню музыкальных знаний, очень различный.



Зрительница: Мы втроем ездим. Из нас троих, музыкальное образование только у этой дамы. А мы с музыкой на любительских правах. Мы сидим, а она нам комментирует, поскольку мы, вообще, в этом деле дилетанты. Нам просто нравится слушать. Мы любим слушать Чайковского, Шопена и Бетховена. Очень нам понравился в прошлом году Вагнер. На отечественной музыке мы воспитаны, в нас это уже заложено. Конечно, нам бы хотелось побольше слушать. Чтобы не только шансон звучал по радио, да вот эти вот приблатненные воровские песни. Хотелось бы чего-то другого. Устали уже люди от этого всего. В июне начались эти благотворительные концерты. Мы расписание переписали и сейчас мы в первый раз. Посмотрите, очень много старой интеллигенции, бабушки по 60-70 лет, многим, даже, по 80 лет. Благотворительные концерты это хорошая помощь людям, у которых недостаточно денежных средств, чтобы ходить в оперу, взять билеты. Они ждут этих благотворительных концертов. Для них это не только приятное времяпрепровождение, но они встречают очень много знакомых. Вот, посмотрите, какая здесь публика! Очень хорошие лица.



Виктор Куржавский: Концерты прекрасные. Идея когда-то была, она торжествует и, я надеюсь, будет торжествовать. Нет ничего более святого, чем приобщение к музыке огромного количества слушателей. Как раз приходит народ, который не всегда, по разным причинам, может попасть на какие-то концерты. Мало того, здесь играется очень редкая и стоящая музыка. Это тоже имеет значение.



Олег Родин: Это говорил профессор Нижегородской консерватории Виктор Куржавский. А из редкостей, прозвучавших в летних концертах, вспоминается неизвестная симфония Шуберта «Ми мажор» найденная в набросках и восстановленная - на радость меломанам.



(Звучит симфония Шуберта).



Зрительница: Люди, как к Богу бегут. Это мир красоты. Чувствуют себя люди после этих концертов – вообще, чудо. Я билетер, 14 лет в Кремлевском зале. Так много народу! Тысяча человек всегда. Это шикарная вещь. Недавно из другого города приезжали, говорят: «Низкий вам поклон - и кремлевскому оркестру, и директору. Нигде, ни в одном городе этого нет!». Надо во всех городах это популяризировать.



Олег Родин: В этом сезоне летние концерты прерываются на две недели из-за проведения, в конце июня - начале июля, в Нижнем Новгороде Девятого Международного фестиваля искусств имени Андрея Сахарова, на котором ожидается выступление Мстислава Ростроповича, в качестве дирижера в уникальном проекте, посвященном столетию Дмитрия Шостаковича. Затем, летние общедоступные концерты в зале Нижегородской филармонии продолжатся.



Марина Тимашева: Изданный центром «Ладомир» роман о жизни и подвиге Тиранта Белого можно поставить на одну полку со «Смертью Короля Артура» - так полагают специалисты и собеседники Тамары Ляленковой.



Тамара Ляленкова: Роман каталонского писателя Жуанота Мартуреля, законченный Марти Жуаном де Галба, повествует о полной приключений и подвигов жизни благородного Тиранта Белого. Строго говоря, это рыцарский роман. Однако, он является вехой на пути от средневекового рыцарского романа к роману нового времени. Специалисты ставят его в один ряд с такими шедеврами, как «Смерть короля Артура» и «Дон Кихот». Однако, как всякое классическое произведение, роман «Тиран Белый», по словам директора Института Сервантеса Виктора Андреско, больше цитируют, чем читают.



Виктор Андреско: Честно говоря, для испанской культуры он не столь известен, как для каталонской. Не то, что каждый мальчик его читает, как «Дона Кихота». Редкий случай, когда кто-то знает, что это. Это как «Слово о полку Игореве» для каталонцев. Это очень важно, потому что до сих пор переводили на очень редкие языки. А чтобы это было переведено, и так хорошо, на русский - это большая честь для каталонцев. Это очень важное дело. Для каталонской культуры, и для испанской тоже, это уникальный случай в нашей истории.



Тамара Ляленкова: Книга «Тирант Белый» насчитывает более 800 страниц и содержит около 1000 комментариев. Об особенностях подобного рода изданий я попросила рассказать главного редактора научно издательского центра «Ладомир» Юрия Михайлова.



Юрий Михайлов: Роман «Тирант Белый» для нашей страны является открытием. Это открытие не только для любителей хорошей книги, но и для литературоведов, которые об этой книге порой и не подозревали. «Тирант Белый» написан на каталанском языке, редком языке. И, естественно, для того, чтобы его перевести адекватно, недостаточно было знать просто язык. Роман написан пол тысячелетия назад. Особенность его в том, что этот роман не просто беллетризированная история, увлекательно рассказанная, а это роман, который весь пронизан христианским мировоззрением. Поэтому, это проблема для людей, которые в повседневной жизни не пользуются языком Евангелия, перевести текст, в котором Евангелие идет рефреном. Его еще надо увидеть там, понять и передать это отечественному читателю. После того, как его перевели, мы с этой книгой работали еще лет семь. Например, академические примечания. Роман вышел в серии «Литературные памятники». Критериями публикации в этой серии является не просто первый рад мировой литературы, абсолютно очевидный, а еще и то, что перевод должен быть филологически точным.



Тамара Ляленкова: Для того, чтобы перевести со старого каталонского языка на русский книгу подобного объема, понадобилось участие нескольких переводчиков. Я попросила Марину Абрамову рассказать о специфике такого перевода.



Марина Абрамова: Во-первых - роман средневековый. Очень сложно современному читателю преподнести средневековое сочинение, а тут, помимо того, что мы старалась переводить не на архаический русский язык (это мы сразу отбросили, понимая, что его будут читать в 21-м веке, я надеюсь, наши дети и внуки), мы выбрали высокий стиль, но, все-таки, не архаический. Текст не простой, и даже каталонцы, к которым я обращалась за советом, пожимали плечами и говорили, что не знают, как понять, что-то предлагали мне в качестве толкования. Наверное, какая-то интуиция здесь помогает. Роман очень забавный. С одной стороны, это высокий рыцарский роман, речь идет о «Тиранте Белом», наследнике всего французского рыцарства. А, с другой стороны, это роман, который в себе сочетает массу стилей и жанров, очень полифонический роман, где Тирант выступает и в качестве героя обманщика, и сам попадает впросак довольно часто. Например, во время свидания с принцессой, его прекрасной дамой, дочерью Императора Константинопольского. Волею судеб там Тирант оказывается, и, во время свидания с ней, он прыгает в окошко и ломает ногу, вынужден прикидываться совсем другим человеком. В общем, ведет себя иногда не так, как мы привыкли, чтобы вел себя герой рыцарского романа. Это роман, который очень сильно повлиял и на Сервантеса. Сервантес очень ценил Мартуреля. И среди книг, которые когда-то сжег в романе Сервантеса Дон Кихот (происходит такое аутодафе над рыцарскими романами, из-за которых и помешался несчастный Дон Кихот) – все-таки, «Тиранта Белого» они пощадили. Сказали, что это роман, в котором залежи наслаждения.Вот так оценил его Сервантес.



Тамара Ляленкова: В программе вечера, посвященного книге «Тирант Белый», состоялось выступление самого известного испанского барда Раймона, который специально, на один вечер, прилетел в Москву.



(Звучит песня)



Марина Тимашева: Московский академический музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко закрыл сезон премьерой оперы Моцарта «Так поступают все женщины» или « Cosi fan Tutte ». Александр Титель поставил ее на малой сцене театра, очень оригинально расположив оркестр на ярусе, над головами зрителей. Вокалисты видят дирижера на мониторах, а задача Маэстро осложняется тем, что все движения он должен укрупнять, дабы быть понятым исполнителями. Заранее скажу, что дирижер Вольф Горелик заслуживает только похвал.



И одни только добрые слова могут быть адресованы художнику Владимиру Арефьеву. Он насадил по всей длине, ширине и глубине сцены бамбуковую рощу, а на месте задника, по бокам, расположил два экрана – время от времени на них проецируется изображение тихо волнующейся реки. Занятно, что в те же дни, когда театр показывал первые спектакли, Третьяковская галерея праздновала свое 150-летие. Знаменитый японский дизайнер Тетсунори Кавана обрамил вход в старое здание галереи бамбуковыми сооружениями. Они призваны были символизировать «духовный переход» от мира обыкновенного к миру возвышенного. Иными словами, бамбук в обоих случаях был принят на одну и ту же роль. В театре он получил еще одну образную функцию: в бамбуковой чаще легко заблудиться, запутаться.



Напомню сюжет либретто Лоренцо да Понте. Убежденный холостяк Альфонсо предлагает молодым приятелям испытать своих невест. Те говорят, что идут на войну, возвращаются переодетыми и неузнанными, и, при содействии Альфонсо и служанки Деспины, соблазняют сестричек Дорабеллу и Фьордилиджи. В финале «изменщицы поневоле» разоблачены, но прощены.



На первый взгляд, сюжет оперы - полная ерунда, но – довольно вспомнить «Сон в летнюю ночь» и «12 ночь» Шекспира, а также пьесы Мариво – чтобы понять: комедия положений легко оборачивается лирической драмой о том, как легко обмануть человека, как иллюзорна реальность, как сами люди не знают, что сделают в следующую минуту и становятся жертвами секундной эмоции. Согласитесь, бамбуковые заросли и вечно изменчивая вода очень годятся для такого решения. Иное дело, что режиссер Александр Титель, воспользовавшись тем, что герои якобы уходят на войну, перенес действие пьесы из богатого дома в полевой госпиталь, а слово сестры истолковал расширительно, превратив девушек в сестер милосердия. На сцене есть патефон и форма вроде бы американской армии, но здесь же - восточные ковры, тюбетейки, то есть не определено, о какой именно войне речь. Но любая из них, как известно, все спишет. К тому же, легко придумать, как изменить внешность героев до неузнаваемости. Просто перебинтовав лицо и голову. Правда, в таком виде женщину соблазнить труднее, но для бравых военных нет ничего невозможного.



На мой взгляд, бытовая, военная часть истории в спектакле не слишком согласуется с темой призрачности, иллюзорности жизни, заявленной в оформлении спектакля. Бытовая комедия существует отдельно, в некоторых режиссерских приемах, а лирическая драма возникает в музыке, а не в сценическом ее воплощении. Но, если не быть слишком требовательным, вы увидите изящную, хорошо спетую оперу и красивых молодых, хорошо понимающих друг друга, певцов: Наталью Мурадымову, Наталью Владимирскую, Ларису Андрееву, Алексея Долгова, Илью Павлова и Дмитрия Ульянова. И все же мыслями я все время уносилась к спектаклю Деклана Донеллана «12 ночь», где ведь тоже смешная суматоха, любовная путаница и хэппи энд, но как горько звучала там тема недолговечности любви и непрочности чувств. Это была единственная версия шекспировской пьесы, которая не позволяла радоваться чудесным свадьбам финала. Ведь в течение трех актов люди любили одних и вдруг внезапно, словно на счет "раз-два-три", обязались любить других, и любить вечно. Разве может такой быть любовь? И, если да, то любовь ли это? А, может, зря я сравниваю два совершенно разных спектакля, и причиной всему то, что на опере Моцарта я сидела рядом с Игорем Ясуловичем – исполнителем роли меланхолического шута Феста в «12 ночи» Донеллана.





Марина Тимашева:


Закончился очередной учебный год, родители выпускников обмениваются опытом в жанре чёрного юмора. Министерство заставляет вузы принимать историю в форме Единого Государственного Экзамена, поэтому университет просто отменяет историю как факультет ненужных вещей, соответственно, вся подготовка – псу под хвост. Зато пригодились знания литературы. Поэмой «Евгений Онегин» Пушкин хотел сказать… А, Бэ или Вэ, выбранную букву запишите в бланк ответов, а компьютер потом разберётся. За Пушкина. Книжные магазины завалены пособиями, призванными натаскать несчастных подростков на эту процедуру. Наш рецензент исторической литературы Илья Смирнов сегодня выступает в своей теневой ипостаси – эксперта по учебным пособиям, которого читатели газеты «Первое сентября» знают под именем Авесхан Македонский.



Илья Смирнов: Точнее, «знали под именем». Никакого Авесхана Македонского в «Первом сентября» уже нет и более не предвидится. Зато Единый Госэкзамен широко шагает по стране под аккомпанемент речей о том, что экзаменационные задания, дескать, переработаны и усовершенствованы, так что первоначальные ассоциации с телевизионными играми на деньги уже не актуальны. Действительно, в экзаменационных заданиях мы видим, наряду с тестами, несколько нормальных вопросов, как на нормальном экзамене. С той только разницей, что на них надо отвечать в письменном виде, то есть фактически написать сочинение. Но не вместо угадайки, а в дополнение к ней. И непонятно, на чём, потому что бумага лимитирована. И время. Причём мозги абитуриента заняты уже не историей и не литературой, а совсем другими проблемами. Вот впечатления молодого человека, который только что через это прошёл –


«в бланках ответа после блока А должно быть поле отмены неверных ответов – так нам рассказывали на инструктаже. Я обнаружил поле замены. Поясню – если отмена, значит, пишешь неверный ответ (который отменяешь), а если замена – верный (на который хочешь заменить)». http://www.scepsis.ru/library/id_697.html


Вы что-нибудь поняли? Ну, давайте я вам тогда процитирую официальное пособие «Единый государственный экзамен, Обществоведение». Слушайте внимательно.


«При выполнении заданий этой части запишите ваши ответы сначала в выделенные для них места в тексте (прочерк или таблицу), а затем в бланк ответов № 1рядом с номером задания (В1 – В4), начиная с первой клеточки».


Стало понятнее, правда? Вот что министр образования и науки велел проверять вместо знания наук.



Марина Тимашева: Но появилась ли с официальной стороны хоть какая-то новая аргументация в пользу такого проведения экзаменов?



Илья Смирнов: Поскольку историческая истина конкретна, и опирается на источники, а не на вольные растекания «дискурсами» по древу, я, с Вашего разрешения, возьму за основу то пособие, на которое только что ссылался. Благо авторами являются 7 видных учёных в области педагогики, включая академика Российской Академии образования, консультант – заместитель начальника Управления контроля образования, и на обложке обозначены сразу два крупнейших издательства, «Просвещение» и «Эксмо». Так вот, начинается эта книжка как раз с аргументации. От противного. От сталинского режима. Оказывается, в нашей стране первый опыт «тестовой проверки подготовки учащихся» относится к 20-м годам прошлого века, но он оказался не ко двору в 1936 году «в силу политических причин». Ну, ежу понятно: 36 год - постановление ЦК ВКП(б) о педологии. Получается, тесты – такая же жертва тирании, как генетика и кибернетика. Ловкость рук и никакого мошенничества. А на самом деле причины, побудившие отказаться от тестов, были несколько иные и вполне объективные, о чём очень ясно писал один из главных обвиняемых в педагогическом деле 36 года Арон Борисович Залкинд:


«Было бы совсем хорошо, если бы подобные тесты адресовались машинам (на предмет определения их годности, грузоподъемности и прочее) или людям для использования их в качестве машин. Однако люди… представляют собою необычайно динамические живые существа… Механизированная статистика на базе тестовых сводок совершенно недопустима…»


Возвращаемся из сталинской эпохи в современную, дальше в нашем пособии – ссылка на зарубежный опыт, конкретно названы в качестве источников вдохновения США, Киргизия, Казахстан, Украина и Белоруссия. В Белоруссии, правда, от ЕГЭ уже отказались http://ps.1september.ru/article.php?ID=200601005 . Что касается США, то в статье профессора Нью-Йоркского университета Дайан Равич http://www.russ.ru/comments/culture/113098835?mode=print можно найти более конкретную информацию о том, как, по каким мотивам и с какими результатами внедрялись тесты вместо нормальных экзаменов, Один из главных пропагандистов этой методики психолог Бригхэм, цитирую,


«не только утверждал, что эти тесты позволяют измерить уровень интеллекта (который он считал врожденным и неизменным), но и полагал, что на этот врожденный уровень интеллекта влияет расовое и этническое происхождение». Очень перспективное направление мысли, правда?



Марина Тимашева: Илья, а каковы сами задания, с помощью которых авторы пособия собираются оценивать знания по обществоведению, то есть, если я правильно понимаю, по основам философии, социологии, правоведения и экономики?



Илья Смирнов: Уровень достоверности примерно соответствует вводной статье. Буквально из второго по счёту задания следует, что человеческого общества не существует. Я серьёзно. Смотрите. Вопрос: «Общество – это…» Вариант ответа: «Часть природы» отметён как неверный. Открываем Большой Энциклопедический Словарь. «Природа – в широком смысле всё сущее, весь мир в многообразии его форм». Из другого теста таким же нехитрым способом получается, что история – не наука, потому что наука «характеризуется применением методов экспериментальной проверки», а как я могу экспериментально проверить Бородинскую битву? Войну Франции объявить? Абитуриентам предлагается таблица, «для лучшего понимания важнейших особенностей традиционного и индустриального общества». Оказывается, для первого характерна «непрерывность развития, отсутствие явных граней между эпохами, резких сдвигов и толчков». Это очень точно подмечено на примере Китая, России, доколумбовой Америки, Греции, Индии, ну, буквально любого региона. Как вы считаете: исчезновение с лица земли городской цивилизации как таковой – это «резкий толчок» или нерезкий? Дальше, к традиционному обществу у нас, оказывается, «неприменима европейская концепция линейного прогресса». Что этот набор слов означает? Что в Европе не было традиционного общества? Минуя стадию прямохождения - к фабричному производству? Или что не было прогресса? Зато в индустриальном обществе, согласно той же поучительной таблице, «автономия, свободы и права личности закреплены конституционно в качестве неотъемлемых и прирождённых. Отношения личности и общества строятся на началах взаимной ответственности».


Конец цитаты. От себя добавлю характерный пример. Безоговорочно индустриальное общество под названием Третий Рейх. Кстати, в конце ещё смешное задание на классификацию: «при авторитарном режиме, в отличие от тоталитарного…» Правильный ответ – «3. Сохраняется значение традиционных институтов: церкви и армии». Я вообще-то не поклонник концепции «тоталитаризма», по-моему, это давно уже не научное понятие, а политический ярлык, но если уж авторы пособия им пользуются, они что – не считают тоталитарными режимы афганских талибов, аятоллы Хомейни, Саудовской Аравии или хорватских усташей? Посмотрите: претендуя на «достоверность и объективность» в оценке знаний ученика, проверяющие сами не могут элементарно связать концы с концами. На странице 23 у них «понятие «общество» охватывает все способы и формы взаимодействия людей», на странице 27 «общество автономно от государства», а на странице 73 вопрос поставлен так: «общество и СМИ – каков механизм взаимодействия?».



Марина Тимашева: Может быть, в данном случае слово общество используется в разных значениях?



Илья Смирнов: Понятно. И таковых у него – на ходу припоминаю, штук семь, не меньше. И какая возможна формализация ответов при заведомой неопределённости вопросов? Чем отличается «научное познание от других видов познавательной деятельности» – это что, вопрос для механического ответа «да, да, нет, да»? По-моему, это вопрос для семинара в Институте философии. Единственная способность, которая проверяется такими ЕГЭ – способность к бессмысленной зубрёжке и быстрому заполнению бюрократических бумажек. Как заметил тот же Арон Залкинд, подобная методика превращает человека в «аппарат, автоматически дающий специальные профессиональные реакции… При поступлении на службу к хозяину его не спросят, заинтересован ли он работой, с него потребуют лишь точного механического ответа…»


70 лет назад, а как будто вчера написано. Ну, и в развитие его мысли - ещё одно очень точное, очень научное и очень полезное в жизни задание из пособия по ЕГЭ. Вопрос: «Наиболее полное значение понятия «гуманизация образования» – это…» Правильный ответ: «3. Учёт потребностей и интересов учащихся».




Марина Тимашева: Разговор о детях продолжит Наталья Нестеренко. О тех, что сохраняют традиции. О детском чеченском ансамбле танца "Даймохк".



Наталья Нестеренко: 3 часа дня. Спортивный зал одной из школ города Грозного. Рамзан Ахмадов - руководитель детского народного хореографического ансамбля «Даймохк» - и его ребята готовятся к выступлению. Репетиция в самом разгаре. Гостей встречают по-вайнахски. Большой школьный спортивный зал, который, во время бомбежки, был убежищем для многих грозненцев, теперь служит и репетиционной площадкой ансамбля. Расстрелянные стены и едва заплатанная крыша еще долго будут напоминать о военной судьбе участников детского коллектива. Но сегодня зал школы – единственная возможность для проведения репетиций. Поясняет Рамзан Ахмадов.



Рамзан Ахмадов: В республике не хватает помещений, и, в этой связи, мы тоже пока не имеем своей базы. Сюда уже въелась пыль, мы чистим, и, все равно, когда репетировать начинаем, пыль столбом подымается. Даже этому мы рады, что имеем эту возможность. А почему именно в этой школе? Потому что процентов девяносто детей из этого района. Если бы было по-другому, то, в период горячей поры военных действий, мы бы не смогли сделать то, что сделали. То, что дети из этого района, это нам удобно, я могу их в любое время вызвать, и родители не должны за руку вести.



Наталья Нестеренко: Идея создания народного ансамбля песни и танца «Даймохк» (что в переводе с чеченского языка означает «земля отцов») родилась у бывшего солиста танцевального коллектива «Вайнакх», заслуженного артиста Российской Федерации Рамзана Ахмадова. В конце 90-х годов он начал поиск одаренных детей, имеющих музыкальный слух и природную пластичность. Таких, - говорит Рамзан, - собирали из лагерей беженцев Ингушетии, в селах Кабардино-Балкарии. Карачаево-Черкессии.



Рамзан Ахмадов: Накануне второй военной кампании мы не успели сделать коллектив, но заложили первооснову. Началась война, мы разбежались кто куда. Несмотря на активные военные действия, мне, почему-то, удалось собрать коллектив. Я сам не верил в успех, но я шел вперед не останавливаясь, не опускал руки. У меня получилось собрать коллектив, нашел людей, которые создали для нас условия, чтобы мы восстановили репетиционный процесс.



Наталья Нестеренко: Тогда репетиции проходили под открытым небом – домашними навесами в просторных комнатах сохранившихся домов родственников. И уже летом 2000 года «Даймохк» получил первую возможность участвовать в международном фестивале в Турции. В том же году юных артистов пригласила Германия, потом Франция, Дания, Бельгия, Финляндия, Норвегия. «Даймохк» редко оставлял шансы на первое место другим коллективам. На фестивале в Великобритании ансамбль получил титул Посол мира, дав полный концерт в Королевском оперном театре. Ведущие английские газеты в один голос подчеркивали: сам факт выступления детского коллектива из Чечни в главном театре Великобритании свидетельствует о признании «Даймохка» в Европе. Рамзан вспоминает о первых выездах за границу.



Рамзан Ахмадов: Я помню первый наш выезд в Европу, когда дети видели только разруху, серость вокруг. А они попали в Европу, они жадными глазами смотрели на всю эту красоту. Иной раз мне журналисты задавали вопросы: а не кощунственно ли привезти детей оттуда и, опять, увидев такую красоту, увезти их обратно? Не повлияет ли это на них психологически? Как-то я раньше не задумывался над этим, но когда мне начали задавать такой вопрос, действительно, я стал приглядываться к детям - они смотрели на эту красоту с завистью, с жадностью. Я начал с ними проводить целенаправленные беседы, чтобы это не так влияло. Я вкладывал в них уверенность, что у нас все будет нормально, что наш город будет еще красивее, мы построим новый Грозный, что у них будет очень красивая жизнь.



Наталья Нестеренко: Коллектив постоянно в разъездах – в автобусах, поездах. Все время без отдыха. Надежду на будущее дает танец - танцуй, что бы ни случилось. Однако, мало кто знает, сколько проблем у известного ансамбля «Даймохк». Отсутствие помещения - не единственная трудность, с которой приходится справляться коллективу и его руководителю Рамзану Ахмадову.



Рамзан Ахмадов: Вторая проблема связана с костюмами. Особенно, в детском коллективе. То, что мы сшили в этом году, на следующий год для них не подходит. Нужно искать финансы. Мы, в основном, в республике сейчас заказываем. Киржаны, например, делают только в Дагестане. Ичиги (это обувь) - в Осетии, в Нальчике. Барабаны делают в Черкесске. То есть, аксессуары приходится по всему северному Кавказу искать.



Наталья Нестеренко: Сейчас коллектив насчитывает 90 участников.



Рамзан Ахмадов: Когда мы начинали, были дети маленького возраста – с 7-ми до 12-ти лет. Сейчас дети подросли. Некоторые уже заканчивают школы, есть дети, которые уже поступили в университеты, но, несмотря на это, мы нашли, что детский коллектив доложен быть детским и, в спешном порядке, набрали новых детей. Это - как студия-ансамбль. В студии у нас порядка 60-70 детей маленького возраста. И мы подписываемся – «коллектив со студией».



Наталья Нестеренко: Очень многие стремятся попасть в ансамбль – рассказывает Рамзан. Но не у всех есть возможность посещать его.



Рамзан Ахмадов: В силу того, что родители за руку не могут их водить туда-сюда, потому что родители очень заняты, эти дети, к сожалению, остаются за ансамблем.



Наталья Нестеренко: Семилетней Хеде повезло – она уже год танцует в ансамбле. Ее мама, Марина, старается не пропускать занятия дочери.



Марина: Хоть чем-то надо заниматься, у нас, по-моему, нет больше ничего.



Наталья Нестеренко: этим летом детский чеченский ансамбль «Даймохк» отправляется в очередной тур по Европе. За свои 11 лет одна их солисток – Зарина - танцевала лезгинку на сценах многих престижных залов Германии, Франции, Дании и Норвегии. Ей нравится бывать за границей, но возвращаться в свой родной город - куда приятнее.



Зарина: Потому, что я люблю Грозный.



XS
SM
MD
LG