Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Что такое американский консерватизм и кто такие американские консерваторы – на этот вопрос отвечает новая энциклопедия. Что делать, если твой босс – форменный дьявол, да еще и женщина




Юрий Жигалкин: Что такое американский консерватизм и кто такие американские консерваторы – на этот вопрос отвечает новая энциклопедия. Что делать, если твой босс – форменный дьявол, да еще и женщина? Об этом – в рубрике «Сегодня в Америке».

Что такое американский консерватизм и кто такие американские консерваторы? Политический триумф консервативного движения в последнее десятилетие, и активная внешняя политика Джорджа Буша, идейными вдохновителями которой часто называют неоконсерваторов, привлекла к феномену консерватизма - широкое внимание. Удовлетворить этот интерес решили сами консерваторы, лучшие головы движения. На днях в Соединенных Штатах вышел почти тысячестраничный труд «Американский консерватизм: энциклопедия». Самая ее объемная статья посвящена философу Лео Строссу, считающемуся теоретиком неоконсерватизма. Бежавший в 1939 году из гитлеровской Германии, профессор Чикагского университета, блестящий знаток классической философии, Стросс воздвиг интеллектуальный фундамент современного американского консерватизма: право человека на свободу священно, оно требует защиты и от диктаторских покушений, и от релятивизма. Интересно, что, представляя энциклопедию, ее издатель Джеффри Нельсон призвал американских республиканских политиков, находящихся ныне у власти, вернуться к незамутненному политическими компромиссами консерватизму и подверг критике их консерватизм – консерватизм, по его словам, больших государственных расходов, больших войн, консерватизм гигантского правительства.


Что же такое современный американский консерватизм? Это вопрос мой коллега Ян Рунов задал сотруднику Манхэттенского института политических исследований Брайену Андерсону.



Ян Рунов: Мистер Андерсон, можете ли вы кратко сформулировать суть американского консерватизма?



Брайен Андерсон: Это понятие включает довольно обширный спектр. Невозможно определить одной фразой многообразное движение, на описание различных аспектов которого ушла целая энциклопедия. Существуют разные школы консерватизма. Например - либертарианская, выступающая за минимальное государственное вмешательство в рыночные процессы. Или пелиоконсерватизм, ненавидящий мегаполисные города и зовущий назад к простоте сельской, аграрной жизни, какой живёт одноэтажная американская глубинка. Или, наконец, неоконсерватизм с его более положительным отношением к роли государства, роли правительства, с его идеей экспорта демократии... Так что найти единое определение столь многоликому движению трудно. Можно лишь сказать, что это крупнейшее философско-политическое движение, все школы которого поддерживают свободный рынок и строгую традиционную мораль.



Ян Рунов: Кого вы считаете наиболее крупным выразителем консервативной идеологии на практике?



Брайен Андерсон: Рейган остаётся, пожалуй, самым крупным выразителем новейшего американского консерватизма - и в стиле его руководства страной, и в его действиях, в реформах, в решениях, которые он предлагал. Но, главное, он сумел во время своего правления объединить различные консервативные школы, не допустил в движении внутреннего раскола, позволил этим школам сосуществовать. Например, нелегко было, порой, примирить либератрианцев и христианских консерваторов, но Рейган сумел это сделать.



Ян Рунов: Насколько современный консерватизм отошёл от основателей этого движения?



Брайен Андерсон: Трудно ответить на этот вопрос, потому что времена коренным образом изменились. Я бы сказал, что новейший консерватизм, пожалуй, более тяготеет к идее сильной власти, и потому мирится с более крупным, раздутым правительственным аппаратом. В этом его отличие от раннего консерватизма. Но в том, что касается роли Верховного суда и всей судебной системы, новейший консерватизм вполне соответствует духу основателей движения.



Ян Рунов: Как консерватизм отражается на внешней политике США? Отличается ли внешняя политика президентов-консерваторов от внешней политики президентов-либералов?



Брайен Андерсон: Безусловно. Хотя именно внешнеполитическая доктрина администрации Буша вызывает наибольшую критику, она по своему силовому стилю вполне соответствует рейгановскому консерватизму, в отличие от либерального стиля, который в гораздо большей степени, чем консервативный, полагался на дипломатические переговоры и уговоры, и на международные институты.



Ян Рунов: Но ведь либеральный президент Картер ввёл проблему прав человека в основу своей внешней политики. И был в этом достаточно непримирим и последователен...



Брайен Андерсон: Рейган тоже был убеждённым сторонником внедрения демократии в других странах, и он гораздо больше, чем Картер, делал для установления демократии в авторитарных странах, таких как Южная Корея, Чили, даже Советский Союз. И демократия пришла во многие государства, когда Рейган направлял внешнюю политику США. Я думаю, его послужной список в этом смысле весьма убедителен.



Юрий Жигалкин: Об уникальном издании энциклопедии американского консервативного движения, только что вышедшем в США, с одним из консультантов энциклопедии говорил Ян Рунов.


Лето традиционно считается не самым лучшим временем для любителей кино. Публика предпочитает пляж, и Голливуд отправляет на экраны не самую лучшую свою продукцию. Тем не менее, один из таких «летних фильмов» заслужил всеобщее внимание, может быть, потому что в нем играет популярная Мерил Стрип. Лента называется The Devil Wears Prada («Дьявол носит Прада»). Так вот, Мерил Стрип и есть тот самый дьявол, вернее - дьявол в обличье редактора журнала мод. Мой коллега Владимир Морозов заинтересовался феноменом этого фильма.


Владимир, как вы считаете, в чем причина такого необычного интереса к новому фильму?



Владимир Морозов: Юра, конечно, Мерил Стрип неизменно хороша, независимо от того, играет ли она дьявола или ангела. Но, мне кажется, главная причина популярности фильма в том, что его целевой аудиторией становится как бы все взрослое население. Ведь почти каждый из нас может вспомнить из своей жизни чуть ли не мифологическую фигуру злобного босса, будь то сержант в армии или начальница отдела. Как выжить и преуспеть под началом такого начальника – на эту тему написана куча книг. Одна и последних называется «Yes lives in the land of No », что можно перевести как - «Да» живет в земле «Нет». Вот совет соавтора книги Би Джей Галагер.



Би Джей Галагер: Возьмите лист бумаги и разделите его по середине вертикальной чертой: слева - плюсы, справа – минусы. Что вы получаете от этой работы и от общения с вашим боссом; на другой стороне – чем вы за это расплачиваетесь. Если правый список выходит длиннее, то, может быть, пора менять работу. Но, я должна вам сказать, что большинство из нас успевают гораздо большему научиться у плохих начальников.



Владимир Морозов: Молодая героиня фильма не просто устояла перед хамством и беспардонностью, но и победила дьявола с лицом Мерил Стрип, который носит костюмы от фирмы Прада. Для этой победы героине даже не пришлось прибегать к традиционно американскому методу и обращаться в суд. Она обошлась собственными силами. И смогла изменить… нет, конечно, не могучего и мелочного диктатора, а характер своих с ним отношений.


Хотя не известно успела ли она ознакомиться с советами, которыми снабжает читателя Би Джей Галагер, автор книги «Да» живет в земле «Нет».



Би Джей Галагер: Первое, что надо помнить, это для плохих отношений нужны как минимум два человека. И вы один из них. Лучше всего принять босса, как данность. Вам не дано его изменить. Подумайте, как изменить себя, чтобы повлиять на динамику ваших отношений. Для начала перестаньте играть роль жертвы. Жертва не имеет сил что-либо изменить.



Владимир Морозов: Интересно, что книга про «да» и «нет» и лента про дьявола сильно расходятся в оценке отношений между тираном и жертвой. Критики замечают, что Мерил Стрип подозрительно хороша в роли тирана, что, несмотря на капризы и садизм такой героини, авторы фильма на ее стороне. А как иначе? Ведь это фигура не только привычная, но и неотделимая от образа Голливуда. И авторы – плоть от плоти его – не могут скрыть священного трепета перед властью и славой. В отличие от них, автор книги советует, как можно выжить рядом с тираном и даже отчасти приручить его.



Би Джей Галагер: Вы должны действовать как опытный психолог. Надо понять характер начальника. Например, что он предпочитает – говорить или слушать. Он хочет получить от вас какую-то информацию. Но, если он говорун, то он этой информации не получит.



Владимир Морозов: Стало быть, надо его заинтересовать. Ну, почти как капризного ребенка. Интересно, удавалось ли сделать это не в фильме, а в жизни, с прототипом героини ленты и одноименной книги бестселлера «Дьявол носят костюмы от Прада». Им послужила главный редактор журнала « Vogue » Анна Винтоур, о которой по крайней мере из городских таблоидов хорошо знают многие ньюйоркцы. В новом фильме «Дьявол носит костюмы от Прада» и более ранних «С девяти до пяти», «Девушка на работе», «Разоблачение» и других, посвященных жизни офиса, нас пугают фигурой свирепой начальницы. Недавно, составляя список десяти самых выдающихся боссов-злодеев, журналисты отдали первенство Леоне Хелмсли по кличке «злобная королева» или «королева зла». В свое время она попала в тюрьму за то, что не уплатила несколько сотен миллионов долларов налогов. При этом на суде всплыли безобразные примеры того, как измывалась Леона над служащими своих многочисленных шикарных отелей, как шантажировала партнеров и вымогала у них деньги.


Смотреть «дьявола в костюме от фирмы Прада» приятно еще и потому, что если не так уж часто в жизни, то по крайней мере в кино порок примерно наказан, а добродетель получила заслуженное повышение по службе и успела при этом наладить личную жизнь.



Юрий Жигалкин: О фильме «Дьявол носит «Прада» рассказывал Владимир Морозов. Главную песню фильма, песню под знаковым названием «Вог», исполняет Мадонна, на своем опыте познавшая, как выжить в мире гламура, населенном дьяволами.


XS
SM
MD
LG