Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ирина Звягельская: "Не исключаю, что в Израиле есть люди, которые надеются таким образом избавиться от правительства ХАМАС"


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Тель-Авиве Ровшан Гусейнов и в Праге Кирилл Кобрин.



Александр Гостев: Израиль продолжает обстрел территории сектора Газа. Руководство страны по-прежнему отказывается выполнить требования палестинских экстремистов, удерживающих похищенного израильского капрала. Срок ультиматума истек сегодня. Похитители требуют выпустить из израильских тюрем палестинских заключенных, в первую очередь женщин и подростков.



Ровшан Гусейнов: Пресс-секретарь «Исламской армии», одной из палестинских группировок, захвативших капрала Гилада Шалита, выступил с заявлением уже после того, как в 6 утра по местному времени истек срок их ультиматума Израилю. По его словам, группировка больше не будет давать, какую либо информацию о заложнике. В понедельник боевики потребовали освободить из израильских тюрем палестинских заключенных - женщин и несовершеннолетних - в обмен на информацию о состоянии пленного. В качестве выкупа за его освобождение они потребовали выпустить из тюрем еще 1000 палестинских заключенных. «В противном случае мы будем считать вопрос закрытым, и сионисты будут нести ответственность за последствия», - говорилось в заявлении боевиков. Израильское правительство категорически отказалось уступить шантажу. «Израиль переживает нелегкие дни, но мы ни в коем случае не уступим вымогателям», - заявил накануне премьер министр Эхуд Ольмерт. По словам бывшего министра безопасности Гидеона Эзры, Израиль соглашался на освобождение палестинских заключенных в обмен на своих граждан лишь в исключительных случаях.



Гидеон Эзра: Израиль пошел в прошлом на обмен пленными, но это было в случае, когда наш человек был захвачен за границей. Государство Израиль не может пойти на такой обмен, в то время как солдата захватили на нашей территории.



Ровшан Гусейнов: Напомню, что Гилад Шалит был захвачен восемь дней назад в ходе нападения палестинских боевиков на армейский пост. Ответственность взяли на себя три палестинские группировки, однако Израиль возложил ответственность за похищение непосредственно на правительство Палестинской автономии и требует от него освобождения солдата. По словам пресс-секретаря «Армии Ислама», несмотря на опасения многих, совсем не обязательно, что солдат будет убит. «Принципы ислама требуют уважительно обращаться с пленными, а не убивать их», - заявил он. Между тем в ночь на вторник израильский спецназ захватил несколько боевиков ФАТХа в Рамаллахе. По информации израильских спецслужб, боевики участвовали в похищении и убийстве 18-летнего студента Элиягу Ашери из поселения Итамар. Он был убит выстрелом в упор, почти сразу после похищения. Тем временем израильские силы, до сих пор не углублявшиеся на территорию автономии в северной части сектора Газа, вошли на километр от разделительного заграждения и приказали гражданскому населению оставить этот район. В Бейт-Хануне израильский вертолет уничтожил ракетой боевика ХАМАСа, еще двое получили ранения. Израиль утверждает, что с помощью ввода войск в сектор Газа, намерен вынудить правительство Палестинской автономии оказать влияние на боевиков, с тем, чтобы капрал Шалит был освобожден. С этой же целью израильские ВВС планомерно ночь за ночью совершают налёты на объекты правящей палестинской партии ХАМАС.



Александр Гостев: Одним из главных доводов израильского руководства, принявшего решение о начале операции в секторе Газа и аресте ряда палестинских чиновников и депутатов - членов группировки ХАМАС, стало наличие прямых связей между похитителями израильского ефрейтора и этой организацией. Насколько тесно связаны похитители из так называемой «Исламской армии» с ХАМАСом? Об этом - и о политическом аспекте нынешних событий к Газе - мой коллега Кирилл Кобрин побеседовал с московским востоковедом Ириной Звягельской.



Ирина Звягельская: Сказать это довольно трудно. Насколько мне известно, израильтяне, когда об этом говорят, они говорят о том, что ХАМАС располагает информацией о том, как себя чувствует капрал, в общем, они в курсе дела, в курсе того, что происходит. Трудно сказать, есть ли там прямая связь. Но то, что ХАМАС имеет какие-то связи с организацией, которая называет себя "Армией ислама", я думаю, это так.



Кирилл Кобрин: Можно ли вот эту группировку назвать входящей в круг политического влияния ХАМАСа? Как известно, в Палестинской автономии довольно жесткое разделение и даже противостояние между теми, кто поддерживает ХАМАС и движение ФАТХ. Так вот, из какого из этих двух лагерей похитители израильского капрала?



Ирина Звягельская: Я бы могла добавить к вашему вопросу еще и то, что, помимо ХАМАСа и ФАТХа, в Палестинской автономии достаточно активную роль играет такая организация, как "Исламский джихад", и у них достаточно сложные отношения с ХАМАСом, хотя формально она вроде бы стоит на похожих исламистских радикальных позициях. Однако в те моменты, когда "Исламский джихад" осуществлял какие-то действия на территории Израиля, в том числе и террористического характера, ХАМАС никогда их не осуждал. Поэтому там на самом деле конфигурация гораздо сложнее. Более того, можно говорить о том, что, хотя ФАТХ является светской организацией и очень много лет находился во главе палестинской администрации, тем не менее тоже были обвинения против ФАТХа, что у них имелись свои боевики, которые также занимались таким действиями, которые можно охарактеризовать, как террористические. Я хочу сказать только одно: мне кажется, не так важно, есть ли в данном случае прямая вовлеченность ХАМАСа в то, что произошло, важно посмотреть на другое, что так или иначе операция в Газе, конечно, формально началась, когда взяли заложника, но израильтяне постоянно указывали на то, что их город Сдерот подвергается обстрелам "кассамами", и это началось не вчера. Одновременно важно обратить внимание и на то, что и сами израильтяне тоже осуществляли целый ряд акций в Газе еще до этой операции, которые повлекли, как мы знаем, за собой гибель невинных людей. Помните этот удар по пляжу в Газе? Поэтому напряженность существовала, и она постоянно подпитывалась и с той, и с другой стороны. Только связывать это с похищением капрала, по-моему, нет оснований, хотя, конечно, израильтяне хотят преподнести урок, сказать, что они больше не потерпят взятия в заложники своих граждан. Но одновременно, наверное, есть и другие цели.



Кирилл Кобрин: Вот об этих других целях давайте и поговорим дальше, о политической составляющей израильской операции в Газе. В европейской прессе, да и в израильской тоже, довольно много говорят о том, что настоящая цель этой операции - свержение, ни больше, ни меньше, как правительства Палестинской автономии, которое сформировано группировкой ХАМАС. Насколько точно это мнение? Можно ли говорить о том, что Израиль преследует эту цель?



Ирина Звягельская: Некоторые израильские эксперты говорят точно о том же. Они говорят о том, что в принципе приход к власти ХАМАСа был шоком для Израиля еще и потому, что это произошло тогда, когда у власти еще находилось правительство, санкционировавшее вывод израильских войск и поселений из Газы. В результате получается, что Газа превратилась в своего рода ХАМАС- land , то, чего всегда опасались критики подхода Шарона, направленного на одностороннее отделение. Еще можно к этому добавить и то, что позиция Израиля после прихода ХАМАСа не ограничилась же просто критикой, тоже был достаточно жесткий принят подход, и говорилось о том, что экономически нужно заставить это правительство уйти. Но это все не принесло, естественно, немедленных результатов. И я не исключаю того, что сейчас с учетом ареста представителей ХАМАСа, с учетом масштабов военной операции в Израиле есть люди, которые надеются на то, что таким образом им удастся избавиться от столь неугодного правительства.


XS
SM
MD
LG