Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин «сглаживает углы» к саммиту G8


«Я так счастлив, что я сегодня к вам пришел. Я нахожусь в среде просто своих единомышленников»

«Я так счастлив, что я сегодня к вам пришел. Я нахожусь в среде просто своих единомышленников»

В Москве прошел Международный форум неправительственных организаций. Основной задачей конференции являлась выработка рекомендаций к июльскому саммиту глав государств «большой восьмерки». Во вторник на форуме выступил президент России Владимир Путин.


В отличие от обычной своей практики сегодня Владимир Путин не опоздал ни на минуту. Ровно в 12.15, как было обещано пресс-службой президента, Путин вошел в зал заседания, занял свое место, спокойно дослушал докладчика, который уже говорил, а это был один из руководителей «круглых столов» в рамках неправительственной «большой восьмерки», и после этого обратился к тем, кто собрался на это большое мероприятие, причем обратился с самыми благожелательными словами.


«Я сейчас посмотрел проекты ваших итоговых документов, должен сказать, что это в значительной степени перекликается с итоговыми документами, которые готовятся сейчас для лидеров стран "восьмерки" в Петербурге. И я думаю, что это результат, во всяком случае, в значительной степени результат совместной работы, которая продолжалась вместе с вами на протяжении последних месяцев», - сказал президент.


Надо сказать, что практически по всем темам, по которым проходили «круглые столы», Владимир Путин высказался. Он сидел вместе с участниками встречи примерно 2 часа 30 минут и высказывался по каждой теме: экономическая ситуация, энергетическая безопасность, права человека, экология.


После всех этих комментариев Владимир Путин выглядел счастливым: «Я так счастлив, что я сегодня к вам пришел, потому что я чувствую, что я нахожусь в среде просто своих единомышленников. Действительно, так и есть. Я вам говорю без всякого преувеличения».


Практически каждое обсуждение итогового вывода какого-либо из «круглых столов» Владимир Путин сопровождал тем, что обязательно передаст все, что он услышал, на самой «большой восьмерке» в Санкт-Петербурге тем лидерам, которые там встретятся.


На встрече Путину задавали вопросы, высказывали опасения, которые есть у тех, кто возглавляет российские и международные неправительственные организации, в частности, президент Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе перечислил, какие угрозы стоят перед неправительственными организациями, в том числе в России: «Первое: приравнивание правительствами инакомыслия и критической позиции НПО по отношению к органам государственной власти к экстремистской, террористической деятельности, а также давление и преследование активистов правозащитных и других НПО, оправдываемые мерами безопасности в ходе борьбы с терроризмом. Второе: принятие ограничительного законодательства в сфере регулирования НПО, ужесточающего регистрационные процедуры и отчетность НПО и предусматривающего непропорциональное и неоправданное вмешательство государства в деятельность гражданских организаций. Третье: формирование квазинегосударственных организаций и имитационных совещательных органов».


Естественно, многие наблюдатели сразу же поняли, о чем идет речь: косвенно было сказано и об Общественной палате фактически, и о других действиях, например, о закрытии Общества российско-чеченской дружбы. Но Путин ответил на вопрос о законе о неправительственных организациях: «Ужесточать регистрацию можно, вообще не принимая никаких законов, можно так выстроить административную практику, что вообще сделать невозможным функционирование никаких организаций. А законы... и данный наш закон предполагал наведение определенного порядка в этой сфере деятельности, но не ограничение, собственно, этой деятельности. Повторяю еще раз, если выяснится, что происходит ужесточение, мы готовы будем реагировать, и сам готов даже выступить инициатором этих изменений, в том числе и по вашим рекомендациям».


Президент проявил максимум толерантности: Клэр Риммер, руководитель русских программ Европейского совета по беженцам и переселенцам, сравнила Чечню и Ирак, сказав, что и там, и там нарушаются права человека в ходе вооруженных конфликтов. Во время разговоров о ядерных программах вдруг вскочили шесть молодых людей, у которых на футболках было написано «Нет АЭС!» - это были активисты антиядерной кампании «Гринписа». Владимир Путин повернулся к ним, сказал «спасибо». К ним не ринулась охрана, и так молодые люди и стояли до окончания выступления президента.


И надо сказать, что все это толерантное отношение вызвало все-таки двойную реакцию. Во всяком случае Аллисон Гилл, директор Московского офиса Human Rights Watch , считает, что Путину нужно было, как минимум, говорить поконкретнее: «Он комментировал каждое выступление, и, по большей части, его комментарии были обоснованы и благожелательны, но, как говорится, "дьявол в деталях", и до сути он так в своих комментариях и не доходил. Сфера, которую из обсуждавшихся и знаю лучше прочих - права человека и закон о неправительственных организациях. То, что мы слышали от президента, не сходится с той оценкой, которую эксперты по правам человека дают этому закону. Я не очень понимаю, зачем с улыбкой рассказывать нам одно, когда на самом деле происходит другое. Это место для серьезных дискуссий, именно они должны здесь проходить».


От участия Путина во встрече с неправительственной «большой восьмеркой» сложилось впечатление, что официальная Россия хочет мира перед саммитом G8: максимально сглаживались все углы, пропускалась вся пресса. Путин был очень мягок с представителями неправительственных организаций, как будто желал любой ценой обеспечить мир между официальной Россией и теми, кто приедет в гости.


XS
SM
MD
LG