Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве завершилась встреча "гражданской восьмерки"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Андрей Шарый: Сегодня в Москве завершил свою работу двухдневный форум неправительственных организаций стран "группы восьми", который еще называют "гражданской большой восьмеркой". В этот день на форуме появился, выступил и всех выслушал президент России Владимир Путин. В частности, президент России пообещал донести до лидеров "большой восьмерки" (а встреча их, напомню, намечена на 15-17 июля в Петербурге) предложение неправительственных организаций по самым разным вопросам развития мировой политики. Услышал президент и критику в свой адрес, в адрес России, также как и пожелания, обращенные к другим членам "большой восьмерки", поскольку обсуждением не только российских проблем будет заниматься большой политический саммит. На форуме неправительственных организаций, на "гражданской большой восьмерке", присутствовал корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович. Он внимательно следил за ходом происходящего там. Сейчас Данила в прямом эфире Радио Свобода.


Данила, с чем выступал президент Путин?



Данила Гальперович: Прежде всего Владимир Путин выступил с тем, что не опоздал. Это очень серьезная была вещь, когда точно в то время, когда объявила пресс-служба президента о появлении Владимира Путина в зале обещанном, он и появился. Это, надо сказать, у журналистов, следящих за деятельностью Владимира Путина, наблюдение достаточно редкое, и это было очевидным проявлением уважения к тем, кто собрался на неправительственной "большой восьмерке". Он назвал, сев за стол заседания, присутствовавших "дамами и господами", сказал, что для него большая честь здесь быть и сказал, что так или иначе очень многое из того, что наработала неправительственная "большая восьмерка", "гражданская большая восьмерка" будет, видимо, учтено или хотя бы рассмотрено лидерами в Санкт-Петербурге.



Владимир Путин: Я сейчас посмотрел проекты итоговых документов ваших, должен сказать, что это в значительной степени перекликается с итоговыми документами, которые готовятся сейчас для лидеров стран "восьмерки" в Петербурге. И я думаю, что это результат, во всяком случае, в значительной степени результат совместной работы, которая продолжалась вместе с вами на протяжении последних месяцев.



Данила Гальперович: Надо сказать, что Владимир Путин изо всех сил поддерживал некую атмосферу дружественности. Он сидел два с половиной часа вместе с теми, кто ознакомил его с выводами "круглых столов", и после одного из таких выводов он просто не смог удержаться от взрыва эмоций...



Владимир Путин: Я так счастлив, что я сегодня к вам пришел, потому что я чувствую, что я нахожусь в среде просто своих единомышленников. (аплодисменты) Действительно, так и есть. Я вам говорю без всякого преувеличения.



Данила Гальперович: Российского президента не смутило даже выступление молодых экологов. Во время его речи шесть людей встали и прокричали "Нет АЭС!", а Путин вежливо поблагодарил их за выражение такого мнения и сказал, что они имеют на это право. И охрана президента также была спокойна, она даже не двинулась с места.



Андрей Шарый: Данила, видимо, немного нужно для счастья российскому президенту, видимо, он сейчас редко бывает в кругу единомышленников, если такие эмоции он выразил на этой встрече сегодня.


Была ли критика в адрес России на этом форуме? Напомню, что в последние недели Москва и Петербург часто становятся местом таких больших международных конференций, а Путина в лицо критиковали в свое время на Всемирном газетном форуме. Что-то подобное повторилось сегодня?



Данила Гальперович: Дело в том, что все, кто посетил саммит неправительственной "большой восьмерки", сказали, что Владимир Путин, по английскому выражению, что называется, "украл шоу", потому что два с половиной часа он все время очень благожелательно всех слушал, на любую критику отвечал очень аккуратно, и критика эта была не прямой, потому что, конечно же, очень многие из тех, кто приехал на вот эту неправительственную "большую восьмерку", совсем не собирались критиковать именно Россию. Экологи говорили много о Франции, в которой 80% энергетики составляет атомная энергетика, были критики и других стран. Здесь критика была обращена в целом на лидеров "большой восьмерки", из которых Россия - только одна восьмая часть. Но, конечно же, и больные точки для России зацепляли, в основном правозащитники, в частности, президент Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе...



Юрий Джибладзе: Существуют следующие угрозы и вызовы. Первое, приравнивание правительствами инакомыслия и критической позиции НПО по отношению к органам госвласти к экстремистской, террористической деятельности, а также давление и преследование активистов правозащитных и других НПО, оправдываемые мерами безопасности в ходе борьбы с терроризмом. Второе, принятие ограничительного законодательства в сфере регулирования НПО, ужесточающего регистрационные процедуры и отчетность НПО и предусматривающего непропорциональное и неоправданное вмешательство государства в деятельность гражданских организаций. Третье, формирование квазинегосударственных организаций и имитационных совещательных органов.



Данила Гальперович: Клэр Риммер из Европейского совета по беженцам и вынужденным переселенцам сделала сравнение, которое вряд ли понравилось российскому президенту, она сравнила два конфликта, один из которых был чеченским, а другой - иракским.



Клэр Риммер: Особую тревогу вызывают продолжающиеся грубейшие нарушения прав человека в контексте вооруженных конфликтов в Чечне и в Ираке. Массовые и грубые нарушения прав человека государствами сами по себе создают питательную среду для терроризма и не позволяют создать условия для обеспечения безопасности.



Данила Гальперович: Но надо сказать, что Владимир Путин здесь тоже поразил участников и свидетелей его участия в форуме тем, что, во-первых, по закону о неправительственных организациях он сказал, что лично готов наблюдать за тем, чтобы этот закон не стал репрессивным. Он сказал, что, как только будет проявлена некая жесткость, он, возможно, сам внесет предложение по изменению этого закона. Кроме того, Владимир Путин сказал, что закон на самом деле в возможных репрессиях против неправительственных организаций собственно и не нужен.



Владимир Путин: Ужесточать регистрацию можно, вообще не принимая никаких законов, можно так выстроить административную практику, что вообще сделать невозможным функционирование никаких организаций. А законы... и данный наш закон предполагал наведение определенного порядка в этой сфере деятельности, но не ограничение, собственно, этой деятельности. Повторяю еще раз, если выяснится, что происходит ужесточение, мы готовы будем реагировать, и сам готов даже выступить инициатором этих изменений, в том числе и по вашим рекомендациям.



Данила Гальперович: Общее впечатление было довольно сильное, потому что "круглых столов" этих было около восьми, и после каждого выступления представителя "круглого стола" Путин находил, что сказать, и, конечно же, очень сильно этим, что называется, обаял присутствующих. Ему аплодировали долго, горячо, часто, возможно, оценивая то, что российский лидер, как минимум, до середины июля выражает некую готовность встречаться и общаться со своими критиками.



Андрей Шарый: Данила, судя по тому, что вы говорите, Владимир Путин успешно справился с очередным вызовом, который поставили перед ним на сей раз представители неправительственных организаций. Скажите, пожалуйста, какое в целом такого рода собрание на вас производит впечатление? Дело в том, что уже говорил я о том, что много такого рода форумов в последнее время. И эксперты разделились во мнениях: кто-то говорит, что это все крайне полезно, другие считают, что, кроме такой парадно-показательной функции, у такого рода совещаний, конференций, форумов другой нет. Что говорят эксперты в кулуарах того форума, где вы работали сегодня?



Данила Гальперович: За мнением об этом я обратился к директору Московского бюро Human Rights Watch Аллисон Гилл, которая, конечно же, была в этой серьезной секции по правам человека. Ее мнение двоякое и, скорее, скептическое.



Аллисон Гилл: Он комментировал каждое выступление, и, по большей части, его комментарии были обоснованы и благожелательны, но, как говорится, "дьявол в деталях", и до сути он так в своих комментариях и не доходил. Сфера, которую из обсуждавшихся я знаю лучше прочих, это права человека и закон о неправительственных организациях. И то, что мы слышали от президента, не сходится с той оценкой, которую эксперты по правам человека дают этому закону. Я не очень понимаю, зачем с улыбкой рассказывать нам одно, когда на самом деле происходит другое. Это место для серьезных дискуссий, именно они должны здесь проходить.


XS
SM
MD
LG