Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитники не оставляют надежды достучаться до «большой восьмерки»


Особую нелюбовь к правозащитникам силовые структуры питают с 1999 года

Особую нелюбовь к правозащитникам силовые структуры питают с 1999 года

В Москве сегодня проходит конференция «Права человека в России в год ее председательства в "большой восьмерке" и Совете Европы» Участники форума намерены принять обращение к лидерам стран «большой восьмерки», призывающее обсудить положение с правами человека в России во время саммита в Санкт-Петербурге. В своих выступлениях на конференции правозащитники выразили глубокую озабоченность ситуацией с соблюдением прав человека в России.


Некоторые правозащитники пытались противопоставить этот форум прошедшей международной конференции «Гражданская восьмёрка», которую посетил президент России Владимир Путин. Член совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов в интервью Радио Свобода предложил свое видение проблемы.


«Это и продолжение "Гражданской восьмерки", и нечто отдельное от нее, - сказал Черкасов. - Дело в том, что "Гражданская восьмерка", вопреки мнению многих средств массовой информации, не была бенефисом Владимира Владимировича Путина. Это был некий форум, где вырабатывались тексты, которые адресованы всем главам "большой восьмерки". А то, что Путин - хозяин всех мероприятий "большой восьмерки" в этом году - ну, так жизнь сложилась. Зато в последние годы резко и в хорошую сторону изменилось место неправительственных организаций при этой системе встреч глав "большой восьмерки". Такие встречи гражданских организаций, которые пытаются вырабатывать рекомендации по отдельным темам, проходили и раньше, но в этом году, например, на эти встречи приходили помощники глав большой восьмерки. В следующем году у глав государств просто будут лежать те рекомендации, которые выработаны по отдельным темам неправительственными организациями. И это нормально».


Александр Черкасов подчеркнул, что конференция «Права человека в России в год её председательства в "большой восьмерке" и Совете Европы» должна обсудить проблемы защиты интересов российского гражданина, не ограничиваясь политическими аспектами его жизни.


«Здесь мы собрались в своей среде, - подчеркнул правозащитник, - не будучи привязаны в такой степени ни к мировому политическому процессу, ни к России, где, к сожалению, политическая жизнь или то, что от нее осталось, все привязано к 2007 или 2008 году. Говорят о выборах. Мы живем не один день в четыре года, а четырежды по 365 плюс сколько-то еще. Каждый день живем, и у нас какие-то проблемы, с выборами не связанные. Да, это влияет на наше поведение в условиях выборов. Да, это влияет на нашу активность перед выборами, но все эти проблемы - проблемы свободы слова, проблемы милицейского беспредела, проблемы борьбы с терроризмом, прошу прощения, или того, что происходит под флагом борьбы с терроризмом, - эти проблемы у нас все 4 года, помимо выборов и после выборов, тоже будут. Так вот, обсуждать эти проблемы нужно вне политического контекста, вне проблемы объединения кого-то с кем-то в пределах каких-то выборов».


О глубоком кризисе правоохранительной системы в России на конференции говорила директор Фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина: «Во-первых, правоохранительная система не подвергалась комплексному реформированию в течение последних 15 лет и, соответственно, унаследовала принципы работы советского периода. Второе: проблемы, существующие на сегодняшний день, с одной стороны, признаются в публичном пространстве высокими должностными лицами, но при этом предпринимаемые меры абсолютно не адекватны текущей ситуации. Третий тезис - это то, что пытки, незаконные задержания, жестокое обращение, фальсификация дел стали нормой в работе правоохранительных органов. Пытки используются как механизм раскрытия преступлений. По делам, по которым мы работаем, а это более 200 дел, порядка 70 процентов - это дела о пытках и жестоком обращении. В последние два года мы стали уже свидетелями массовых операций, проведенных органами правопорядка в ряде регионов, которые сопровождались избиениями и унижениями жителей, незаконными задержаниями. Эти дела расследуются не в достаточной степени полно и всесторонне. И в тех случаях, когда дела доводятся до суда, на скамье подсудимых, как правило, оказываются непосредственные исполнители, а не начальственный состав, который отдавал приказы для осуществления этих операций. Следующий тезис - это то, что в стране отсутствует эффективная система контроля за деятельностью правоохранительных органов. Контроль сосредоточен в прокуратуре, отсутствует механизм гражданского участия, гражданского контроля, при этом в прокуратуре существует конфликт функция: с одной стороны, она контролирует деятельность правоохранительных органов, с другой стороны, поддерживает обвинение. И в результате этого конфликта, как правило, прокуратура отдает предпочтение функции поддержания обвинения, в результате показания, полученные незаконным образом с помощью жестокого обращения или пыток, являются приемлемыми».


О произволе Федеральной службы безопасности в отношении российских учёных в интервью Радио Свобода рассказал ответственный секретарь Комитета защиты учёных Эрнст Чёрный: «Федеральная служба безопасности хочет построить такие весы: с одной стороны, ведется борьба с международным терроризмом, с другой - есть враг внутренний: шпионы, похитители секретов, разбазаривающие технологии двойного назначения и так далее. Но в силу этого противниками ФСБ становятся не правозащитники (они «подключаются» на втором этапе), а, главным образом, ученые. На одном только Дальнем Востоке [обезврежены] сразу 4 человека. Такого не бывает даже по статистике. Вспомните Красноярск, дело Сутягина в Новосибирске».


Эрнст Черный уточнил, что началом произвола спецслужб в отношении учёных наступил можно считать 1999 год, когда в высшие эшелоны власти пришел Владимир Путин: «Мы собираем эти цитаты Путина, и он действительно делал ставку вот на такие вещи. Он же ведь не зря говорил о том, что общественные и правозащитные организации являются структурами, которые содействуют сбору шпионской информации. Именно в 1999 году были выдвинуты обвинения против Сутягина, Данилова, Сойфера, Щурова, которые были обвинены либо в государственной измене, либо в разглашении государственной тайны, либо в передаче технологий двойного назначения. Я думаю, что здесь сосредоточены интересы и высшего начальства, потому что все дела очень похожи друг на друга. А раз похожи, значит, они координируются из одного центра. Это одна сторона. Но и интересы стоящих пониже тоже учтены, потому что они все растут как на дрожжах: звания растут, должности повышаются и так далее».
XS
SM
MD
LG