Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербургская оппозиция накануне саммита «большой восьмерки»


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимают участие лидер петербургского отделения Объединенного гражданского фронта Ольга Курносова и лидер петербургского отделения Национал-большевистской партии Андрей Дмитриев.




Ольга Курносова и


Андрей Дмитриев


Дмитрий Казнин: У нас в гостях Ольга Курносова, лидер петербургского отделения Гражданского фронта, и Андрей Дмитриев, лидер петербургского отделения Национал-большевистской партии. Тема нашей программы – «Петербургская оппозиция накануне саммита «большой восьмерки». Начнем с одного из главных информационных поводов прошлой недели, наверное. Вам, Андрей, угрожали люди, вы подали заявление в прокуратуру. Целая история была. Если можно, напомните о том, что было и что сейчас происходит?



Андрей Дмитриев: История такова, что питерское отделение НБП начало подвергаться давлению правоохранительных органов, уже начиная с весны. То есть это постоянные задержания при проведении акций, это допросы, разговоры с людьми на тему «что вы будете делать во время саммита?», «лучше уезжайте из города», это визиты милиционеров в дома к активистам. То есть когда беседуют с соседями, например, говорят: рядом с вами живет экстремист. Приезжают на работу к людям, то есть оказывается такое давление. Ну, и история касательно меня была следующая. 24 июня по месту работы ко мне пришли сотрудники 18-го отдела УБОП, это отдел, занимающий борьбой с терроризмом и экстремизмом, и принесли повестку с просьбой и с предложением явиться на беседу 26 июня. Я пришел к ним на беседу, и сначала я разговаривал с питерскими оперативниками УБОПа, они беседовали достаточно корректно, спрашивали о планах на саммит. Но потом мне сказали, что приехали некие люди из Москвы, которые хотят со мной побеседовать, и в кабинете начальника 18-го отдела УБОП полковника Чернопятова происходила эта беседа в течение нескольких часов. Они сразу начали очень жестко разговаривать, потребовали от меня написать обращение к членам НБП, как председателя питерского отделения, что я призываю своих товарищей не приезжать в Питер, не участвовать ни в каких акциях протеста и сам обязуюсь уехать из города, и что актив питерского НБП тоже из города уедет. Требование полностью незаконное. Я, естественно, отказался это делать. После чего началось такое жесткое давление. Хочу сказать, что в милицию много раз, конечно, случалось попадать, был я и на допросах, и били в милиции периодически, но вот такого давления не испытывал ни разу. То есть мне было сказано дословно следующее: на лидера московского отделения НБП мы сделали уголовное дело, на тебя времени уголовное дело публиковать нет, поэтому мы тебя просто вывезем за город и убьем в случае, если ты будешь предпринимать какую-то активность, здесь какие-то акции будут проходить. Потом угрозы были тюремным заключением и для меня, и для других людей. Они стали обещать «опустить» прямо там, в кабинете этом, пригласили в кабинет то ли уголовников, то ли оперативников, один из которых держал меня за руки, а другой начал срывать одежду, то есть демонстрировать тем самым свою готовность привести эту угрозу в исполнение. Ну, и вот таким образом в течение нескольких часов меня так закошмаривали. Я никаких обращений к партии не подписал. Мы, безусловно, примем участие в общественных акциях во время проведения саммита «большой восьмерки», не столько даже протестно, сколько с тем, чтобы рассказать о том, что реально происходит в нашей стране. Но воспринял я эти угрозы вполне всерьез, потому что, действительно, это люди, как я понял по их разговорам, из центра «Т» МВД России, то есть центра по борьбе с терроризмом. И они приводили факты. Действительно у нас сидит в тюрьме Роман Попков, лидер московского отделения. Они говорили, что, вот, мы избили Дмитрия Бахура, действительно, был в очень жестокой форме избит активист московского НБП Дмитрий Бахур: его вывезли за город и огнетушителем до полусмерти избили. То есть все это заставило меня отнестись всерьез к этим угрозам. Я написал заявление в прокуратуру города с требованием обеспечить мою безопасность, безопасность других членов партии на время саммита. Что особенно во всей этой ситуации напрягает, полная такая непредсказуемость действий этих людей, то есть непонятно, что у них на уме. Понятно, что НБП не планирует никаких террористических акций, взрывов или погромов, массовых беспорядков, наш профиль – это мирные, ненасильственные акции протеста. Когда высказываются такие угрозы, они неадекватны просто. Они ведут себя неадекватно, и мы не знаем, чего ждать от них. То ли они нас оставят в покое, то ли попытаются как-то реализовать эти угрозы. Ситуация такая, что единственное, что нам остается – это апеллировать к средствам массовой информации, рассказывать об этом, чтобы, если я исчезну или кто-то еще исчезнет из наших товарищей, было понятно, чьих это рук дело.



Дмитрий Казнин: У вас приняли заявление?



Андрей Дмитриев: Да, заявление в прокуратуру принято. Будем ждать какой-то реакции.



Дмитрий Казнин: Еще реакции никакой не было?



Андрей Дмитриев: Нет, пока реакции никакой не было.



Дмитрий Казнин: Со стороны, может быть, каких-то других политических сил, не обязательно правоохранительных органов? Я беседовал с Михаилом Амосовым, депутатов законодательного собрания здесь же, в этой студии, он сказал, что верит вашему рассказу, по крайней мере, потому что, наверное, очень многими сейчас может преподноситься эта история, как некая придумка.



Андрей Дмитриев: Да, руководство питерского ГУВД сказало, что я занимаюсь самопиаром. Я хочу сказать, что мне самопиар не нужен такой. Это единственная возможность как-то остановить беспредел, который происходит, обратиться в СМИ, придать это все происходящее гласности. Я бы не стал придумывать что-то и рассказывать какие-то вещи, которых реально не было. Скажем, оперативники питерского 18-го УБОПа вели себя корректно. Вот эти люди из Москвы, из центра «Т» вели себя по-другому, вели себя так, как будто у них есть отмашка из Москвы на любые действия совершенно, чтобы здесь ничего не было во время саммита. То есть они постоянно кричали во время этого допроса, достаточно истерично кричали: мы патриоты, мы офицеры, мы выполним приказ, чего бы нам это не стоило. Это опасно. Собственно, я об этом и говорю. И не стал бы я это придумывать.



Дмитрий Казнин: Вообще, не только вам поступают угрозы, насколько известно. Многие представители оппозиционных различных сил сталкиваются с этим. Есть какие-то еще факты, Ольга?



Ольга Курносова: Да. Дело в том, что, вы уже слышали, Михаил Борщаков рассказывал об угрозах, которые поступали в его адрес, в мой адрес начали поступать угрозы вскоре после того, как мы провели 12 июня на Исаакиевской площади митинг. Как вы помните, там люди вышли в футболках «Путин – позор Питера!». Это был общепротестный митинг против всех тех безобразий, которые происходят сегодня в городе. Вскоре после этого я тоже получила первый анонимный звонок с примерно тем же предложением: если не завяжешь митинги организовывать, получишь трубой по голове. Мне кажется, что мы вовремя провели эту пресс-конференцию. Вчера у нас проходила акция у Смольного. Тоже, кстати, поддерживаю Андрея – совершенно неадекватное все время применение сил и средств. Все последние акции вызывают такое количество ОМОНа! Против небольшого числа абсолютно мирных граждан, которые ничего, кроме протеста, высказывать не собираются, - по 6-10 автобусов с ОМОНовцами. Совершенно неадекватная попытка применения силы. И хотя сегодня, конечно, еще не начались избиения, но я не знаю - они могут произойти или нет. Никакой гарантии, что этого не произойдет, нет. Поэтому очень важно сегодня максимально озвучивать эти факты. Мне показалось, что вчера представители милиции, которые были на нашей акции, уже прореагировали на нашу пресс-конференцию. Они сказали примерно следующее мне: мы скоро вас будем лично охранять и отвечать за вашу безопасность. Понятно, что это двусмысленное заявление. Можно меня охранять – условно говоря, посадить на 15 суток. Это, конечно, тоже возможно. Но тем не менее я надеюсь, что, по крайней мере, какую-то часть «горячих голов», которые могли бы пойти на любые неадекватные действия, мы остудили. И это была одна из целей придания всех этих фактов огласке. Для нас других гарантий обеспечения нашей безопасности, кроме максимальной гласности этих фактов, нет. Поэтому мы обращались к представителям средств массовой информации.



Дмитрий Казнин: Какова ваша позиция по поводу саммита, который пройдет в Петербурге?



Андрей Дмитриев: Разумеется, если говорить о позиции НБП, мы является противниками глобализации и противниками тех действий, которые проводит руководство США в мире. Но сейчас не это, наверное, главное. Для нас главное – это наша страна, и главное то, что происходит здесь. Во время саммита Петербург будет рассматриваться, как в лупу всем мировым сообществом. Здесь будут все телеканалы мира, здесь будет масса людей из самых разных стран. И для нас главное сейчас – донести правду о том, что происходит в стране и в городе. Причем правду не только, что касается наших прав, ущемления интересов оппозиции, то, о чем мы рассказывали, факты репрессий, факты разгонов мирных акций протеста, но и вообще людей. Например, те же самые общежития, когда людей лишают права на жилье, та же самая уплотнительная застройка, которая разрушает исторический центр Петербурга, между прочим являющийся объектом охраны ЮНЕСКО, как единое целое, и это мировое достояние. Та же самая бедность, проблемы бедности в Петербурге и в стране, низкие пенсии у пенсионеров, низкие зарплаты у учителей, врачей, бюджетников, проблема с общественным транспортом, со снятием трамваев в городе и так далее. То есть их много, все эти проблемы замалчиваются официозной Россией. Мы представляем другую Россию, Россию улицы. Во время саммита мы постараемся, чтобы ее голос был услышан всем мировым сообществом и каким-то образом это, может быть, повлияло на решение этих проблем.



Ольга Курносова: Ведь в стране на самом деле очень много проблем. То, что, безусловно, уже построен авторитарный режим, это факт. Конечно, еще не тоталитарный, но уже авторитарный. И все эти признаки, которые мы имеем, говорят о том, что построен авторитарный режим. При этом никакого развития у страны тоже нет. Даже при тех бешеных, сверхвысоких цен на нефть, которые есть сегодня, ничего не делается для того, чтобы страна развивалась. И именно поэтому мы протестуем.



Дмитрий Казнин: Мы только что прослушали опрос жителей Петербурга «Нужно ли, по вашему мнению, выдворять из Санкт-Петербурга оппозиционеров, которые собираются проводить во время саммита «большой восьмерки» различные акции протеста?»…



Андрей Дмитриев: У меня возник встречный вопрос к жителям Петербурга, в частности, к тем, кто говорил «надо выдворить» и так далее: ребята, а кто будет защищать ваши права, когда вас придут выселять из квартиры за неуплату коммунальных услуг, когда у вас детскую площадку во дворе снесут и дом построят, вас что, буде защищать Буш с Берслускони и с Проди? Они далеко и высоко, им на ваши проблемы глубоко плевать. Единственный шанс донести точку зрения до сильных мира сего на существующие проблемы - это выходить на улицы, протестовать. Потому что у нас разрушены нормальные каналы коммуникации между властью и обществом, и практика показывает, что когда люди выходят на улицу, когда они протестуют, когда приглашают и оппозиционные партии, то часто удается добиться своего. Мы остановили в ряде случае уплотнительную застройку, например, на проспекте Стачек, 202, где с жильцами протестовали, в итоге они вынуждены были отменить просто эту стройку. Оппозиция-то не в безвоздушном пространстве существует. Мы защищаем ваши права непосредственно сегодня.



Ольга Курносова: После нашего митинга 12 июня было принято постановление правительства Петербурга о приостановлении уплотнительной застройки по шести адресам. А после нашей акции на Московском, 140, представитель ГУВД проверял документы у хозяина этого здания и спрашивал: как вы могли с нарушением всех законов купить здание вместе с жильцами? И это тоже результаты. Но надо сказать, что выселение может касаться не только представителей политической оппозиции. Сейчас есть сведения о том, что всех жителей общежития на Московской, 140, выселят на время проведения саммита, дабы чего не вышло. Поэтому если начнутся какие-то репрессии по отношению к оппозиции, никто не гарантирован, что этих репрессий не начнется по отношению к обычным жителям, тоже самое – ситуация с мусороперерабатывающим заводом МБПО. Да, в понедельник и во вторник он был просто захвачен с помощью ОМОНа, у предприятия, которое осуществляло охрану этой территории, приостановлена лицензия, просто осуществлен рейдерский захват государством. Причем чиновники не скрывают. Они говорят: мы на ЮКОСе тренировались, а теперь мы это делаем здесь, очень хорошо. То есть в открытую говорится представителям общественных организаций.



Слушатель: Я думаю, накануне саммита надо «почистить» наш город от нелегальных иммигрантов, особенно с Кавказа и из Азии. Они заполонили наш город своим бескультурьем, невежеством. Пора упорядочить закон об иммиграции. Спасибо.



Дмитрий Казнин: Спасибо за ваше мнение. По крайней мере, очень широко распространены в интернете сейчас некие правила, которые выдает администрация Петербурга перед саммитом. И там есть пункт достаточно интересный о том, чтобы на различные сервисные услуги брали перед саммитом лиц яркой неславянской внешности, чтобы показать нашу интернациональную культуру и среду петербургскую. Это что касается мигрантов нелегальных.



Андрей Дмитриев: Это вообще очень интересная история с поведением власти в области пиара перед саммитом. Они пытаются изобразить из России такую процветающую европейскую страну и сказать, что у нас все хорошо, все в порядке. Есть такая информация, которая ходит в кругах и московской, и петербургской политической тусовки, точного подтверждения нет, но об этом многие говорят, что высокопоставленные чиновники администрации президента «заказали» проведение погромов на время саммита для того, чтобы показать, что у нас есть демократия. На Западе «макдоналдсы» громят антиглобалисты и у нас тоже. Для этого нанимаются какие-то футбольные фанаты, которые будут это делать. Вдумайтесь, это очень в логике нашей нынешней власти: замочить, запрессовать, запугать реальную оппозицию, людей, которые выходят на улицу отстаивать свои права, чтобы об этом никто не знал, зато нанять футбольных фанатов, которые разобьют пару «макдоналдсов» и, когда Запад в очередной раз предъявит, что у нас нет демократии, они скажут: да вы что, смотрите, у нас даже и «макдоналдсы» бьют, все в порядке, все, как у вас. Это такие телодвижения Кремля, очень характерные, и Кремль, и Смольный этим занимаются, и делают из нашей страны некую «потемкинскую деревню», пытаются исказить реально существующую картину.



Слушатель: Это Сергей, город Москва. Вот сейчас было информационное сообщение и говорилось о том, что две фирмы в Сыктывкаре снесли фактически памятник архитектуры. Но диктор не сказал ни как называются эти фирмы, ни имена их директоров. Как вы думаете, если бы такая информация звучала хотя бы в информационных сообщениях, может быть, это был бы действенный удар по таким безобразиям? То есть как вы к гласности относитесь?



Дмитрий Казнин: Мы, конечно, к гласности относимся хорошо. К сожалению, просто не в теме нашей программы вопрос, поэтому будем ждать следующих звонков.


Говорили о погромах. Это все-таки слухи?



Андрей Дмитриев: Документального подтверждения этому нет, но информация среди московских политиков, политологов, что конкретно Владислав Сурков, главный кремлевский креативщик, такие вещи придумывает и заказал проведение погромов во время саммита в Питере, она существует.



Ольга Курносова: И не забывайте, что сегодня Государственная Дума будет рассматривать закон о борьбе с терроризмом, в том числе там очень расширяется толкование политического экстремизма, поэтому все это может легко использоваться для того, чтобы уже попытаться политическим оппонентам приписывать какие-то вещи уголовно наказуемые.



Слушатель: Ленинградец Сергей. Партия НБП на слуху, поэтому вопрос к ее представителю. Скажите, пожалуйста, у вас главное, как я понимаю, - это остаться и попасться после акции протеста – в ССО, в милицию, не важно куда. Но ведь сейчас есть предприятия, на которых ученический оклад 4500 рублей, а полный заработок 6000, не больше. Там есть молодежь. Можно было бы обратить внимание этой молодежи на существующие недостатки у них на предприятиях. Но ведь вас так трудно найти в городе. И еще, девушка молоденькая, знаю, есть у вас одна, не буду называть ее имя, она вроде бы школу даже бросила. Как вы влияете на то, чтобы она не осталась бы не удел, после того как станет совершеннолетней?



Андрей Дмитриев: Насчет того, чтобы кто-то бросал школу, мне такие факты неизвестны из сочувствующих партии подростков, молодых людей. Что касается первой части вопроса, то… Вообще, все на самом деле зависит от людей. Если человек каким-то образом страдает от происходящего в стране беспредела, получая недостойную зарплату, недостойную стипендию, если у него, как у студента, отнимают отсрочку от армии или каким-то другим образом нарушают его права, или как у пенсионеров отнимали льготы, то все зависит от человека. Если люди активно начинают выходить на улицу, протестовать, они найдут контакт с оппозиционными политическими силами, да мы и сами их найдем и готовы всегда поддержать людей. А если люди будут сидеть дома и ничего не делать, то, соответственно, им никакое НБП, никакой ОГФ, никакая оппозиция никогда не помогут. А что касается, как нас найти, то, я думаю, это никаких проблем не составляет: пожалуйста, заходите на сайт в интернете www.nbpiter.ru . Там есть все конт акты и телефоны. Обращайтесь, мы всегда готовы помочь людям, когда они активно готовы защищать, отстаивать свои права.



Ольга Курносова: На самом деле действительно очень много в последнее время происходит акций, когда те люди, права которых ущемляются, сами начинают активно выходить на улицы. Именно тогда эти акции становятся успешными. Самый последний пример – это Иркутск, когда многотысячные демонстрации привели к тому, что нефтепровод был отнесен от озера Байкал. Потому что сегодня все механизмы влияния общества на власть нарушены. Единственный остается механизм – это уличные протесты. И только таким образом можно заставлять власть пересматривать даже уже принятые решения. Это последнее, что нам осталось. Но для этого люди не должны быть равнодушными, люди не должны бояться выходить на улицу. Никто не хочет специально попасться под дубинки ОМОНа, это неправда. Но только если нас будет достаточно много, милиция будет бояться применять против нас силу, и мы будем достигать своего результата. Все зависит от нас.



Слушатель: Это Татьяна, Москва. Я слушаю сейчас передачу, и меня поражают люди, которые говорят, что на время саммита надо «подчистить» город. Собственно, что значит «подчистить»? Мы должны показать город в повседневной его жизни. Тем более высылать этих молодых людей. Я их понимаю, я не защищаю, я считаю, что они правы в требованиях. Путин не имеет права высылать граждан своей страны, ленинградцев высылать на время саммита из Ленинграда, это молодые люди, они культурные люди, они высказывают свое мнение, и я во многом с ними согласна. Если не они защитят наши права, то, действительно, кто же? Вот такое мое мнение.



Дмитрий Казнин: Спасибо большое.



Ольга Курносова: Спасибо.



Андрей Дмитриев: Спасибо за поддержку.



Дмитрий Казнин: В дни саммита будет проходить, насколько известно, и антисаммит, так называемый «социальный форум». Вы будете в нем принимать участие и, если нет или если вы будете только частично в этом принимать участие, какие вы планируете акции на время саммита?



Ольга Курносова: Еще перед саммитом будет проходить в Москве достаточно большая, интересная конференция под названием «Другая Россия», где будет продемонстрирована протестная Россия, та Россия, которую Путин и правительство пытаются скрыть в первую очередь от своих западных коллег. Мы рады с Андреем, что мы там будем присутствовать сами, что приедет достаточное большое представительство людей, в том числе из-за рубежа, все смогут посмотреть, что на самом деле существует другая Россия, существует Россия протестная, ее география гораздо шире, чем Москва, Санкт-Петербург. Есть очень много регионов, где протест очень яркий и сильный. Например, в Воронеже собираются многотысячные митинги протеста. Я уже говорила про Иркутск, где несколько раз подряд выходило по 5-10 тысяч человек, и власти не смогли этого не заметить. Протест сегодня все более и более расширяется, его география расширяется, и это очень важно. Мы рады, что нам удастся показать эту другую Россию. Конечно, еще во время саммита будет проходить 2-й Российский социальный форум. Он будет проходить у нас на стадионе Кирова. Да, мы в каких-то мероприятиях и семинарах будем принимать там участие, но самое главное – это чтобы удалось провести большую общую протестную манифестацию и митинг, где бы объединились не только гости Петербурга, которые приедут на социальный форум, но и все оппозиционные силы города, и граждане, они показали бы свое единство и высказали свое мнение по отношению к тому, что происходит в городе и стране.



Андрей Дмитриев: Я хотел добавить, что конференция «Другая Россия» важна не только в том плане, чтобы показать спектр протеста, это очень важное начинание, потому что в ней примут участие представители, как правых, так и левых оппозиционных сил. То есть там будут участвовать такие люди, как Эдуард Лимонов, Гарри Каспаров, Михаил Касьянов, Сергей Глазьев и многие другие известные политики. И в этом плане ведь для нас что важно? Саммит пройдет, президенты сюда съедутся, побеседуют и разъедутся по своим странам, а нам предстоят выборы 2007-2008 годов, выборы судьбоносные у страны, когда будет решаться – или останется у власти путинская группировка, и страна останется на вот этом тупиковом пути, когда она скатывается к сырьевой полуколонии, скатывается к диктаторскому при этом режиму, враждебному по отношению к своему же народу, к своим же гражданам, или мы найдем все-таки выход из этого положения. Выход возможен сейчас только один – это объединение всей оппозиции, вне зависимости от разницы во взглядах, объединение в рамках вот этого проекта «Другая Россия» и выдвижение единого кандидата в президенты. И, наверное, такая конференция может стать шагом к этому. Хотелось бы, чтобы это так и произошло, чтобы мы нашли общий язык и смогли дать альтернативу, выработать альтернативный проект для страны. Я думаю, что с таким составом участников, которые будут на этой конференции, это будет возможно. Ну, пора уже оппозиции заявить о себе, хватит мыслить в этих категориях 90-х годов, когда либералы боролись с коммунистами, а в итоге к власти пришли вот эти самые питерские чекисты и задавили и политические свободы, и уничтожили вообще возможность для высказывания альтернативной точки зрения, для свободных выборов, да и наступление на права граждан повели тоже очень жестко. Поэтому сегодня нужно договариваться. Сегодня не так много на самом деле различий в позициях оппозиционных сил, как я уже сказал. Что касается политических свобод и что касается социально-экономической политики - тоже вполне возможно найти общие точки соприкосновения и предложить стране иной путь, предложить стране альтернативу вот этому тупиковому путинскому пути.



Ольга Курносова: Ведь сейчас совершенно понятно, что реализуется новая операция «Преемник», и самая главная наша задача – не допустить того, чтобы эта операция состоялась или, как вы уже слышали, наша госпожа губернатор предложила избирать Путина на третий срок. Здесь даже появилась какая-то организация, которая подписи за это собирает.



Дмитрий Казнин: «Патриоты Петербурга» она называется.



Ольга Курносова: Можно назвать как угодно. Тем не менее самая главная задача – это сохранение у власти той группировки, которая сегодня там находится, сохранение для того, чтобы продолжать делить богатства страны внутри вот этой небольшой группировки. Мне кажется, что противостоять этому – это очень важная задача, которая способна объединить оппозицию, и выстраивание коалиции, возможность договариваться об этом… Если оппозиция не сможет это сделать, значит, ей грош цена.



Андрей Дмитриев: Мы уже говорили о неадекватности некоторых действий власти, когда мы не знаем, что от нее ожидать. Это в полной мере проявилось на конференции «Другая Россия». Я думаю, слушатели в курсе, что помощник президента России Игорь Шувалов предостерег представителей стран G7 от участия в этой конференции и объявил, что это будет рассматриваться, как недружественный шаг. Во-первых, очень интересно, недружественный шаг по отношению к кому? По отношению к России? Так ведь вроде все организации конференции – российские граждане. Это великий шахматист Гарри Каспаров, это всемирно известный писатель Эдуард Лимонов, ну, и другие люди. Мы все такие же граждане России, мы - не преступники, не террористы. Но встречаться с нами – это, оказывается, недружественный жест. То есть я понял бы это в случае, если с Басаевым хотели бы встретиться представители Запада. Получается, что для Кремля мы – коллективный Басаев, что нас ставят на одну доску с террористами. Как это можно объяснить? Вот именно проявление той самой неадекватности, причем на самом высоком уровне российской власти. Безусловно, характерна была реакция Запада. Понятно, что в мировой практике абсолютно нормально, когда во время таких мероприятий встречаются и с представителями оппозиции. Например, Путин перед выборами в Германии встречался и с Шредером, и с Меркель. Во всем мире это происходит. У нас это нельзя, это недружественный жест, оказывается. Получается, что вы Россию ассоциируете с собой, Кремль ассоциирует Россию с собой, то есть они – это Россия, а мы, все те, кто недоволен…



Ольга Курносова: Другая Россия.



Андрей Дмитриев: Другая Россия, да, но это враги, это линия фронта вот так проходит. Это не мы сами хотим под ОМОНовские дубинки, мы не хотели быть врагами, нас загнали в это положение, загнала ненормальная ситуация в стране, когда происходят вот такие вот вещи.


XS
SM
MD
LG