Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Такого давления я не испытывал ни разу»


Лидер петербургского отделения Национал-большевистской партии илидер петербургского отделения Гражданского фронта Ольга Курносова в студии Радио Свобода

Лидер петербургского отделения Национал-большевистской партии илидер петербургского отделения Гражданского фронта Ольга Курносова в студии Радио Свобода

Накануне саммита в Санкт-Петербурге власти пытаются выжить из города всех, кто, по их мнению, способен дестабилизировать ситуацию в городе, кто будет принимать участия в акциях протеста. Об этом в интервью Радио Свобода рассказал лидер петербургского отделения Национал-большевистской партии Андрей Дмитриев.


- Что произошло с вами и что происходит сейчас?


- Питерское отделение НБП начало подвергаться давлению со стороны правоохранительных органов, начиная с весны. Были постоянные задержания при проведении акций, допросы, разговоры с людьми на тему «что вы будете делать во время саммита?», «лучше уезжайте из города», были визиты милиционеров домой к активистам. Милиционеры беседовали с соседями, например, говорят: «рядом с вами живет экстремист», кроме того, они приезжали на работу к активистам.


24 июня ко мне на работу пришли сотрудники 18-го отдела УБОП, это отдел, занимающий борьбой с терроризмом и экстремизмом, и принесли повестку с предложением явиться на беседу 26 июня. Я пришел к ним на беседу, и сначала разговаривал с питерскими оперативниками УБОПа. Они беседовали достаточно корректно, спрашивали о планах на саммит, но потом мне сказали, что приехали некие люди из Москвы, которые хотят со мной побеседовать. Эта беседа происходила в течение нескольких часов в кабинете начальника 18-го отдела УБОП полковника Чернопятова. Они сразу начали очень жестко разговаривать, потребовали от меня, как от председателя питерского отделения, написать обращение к членам НБП, призывать своих товарищей не приезжать в Питер, не участвовать ни в каких акциях протеста и взять на себя обязательство уехать из города и гарантировать, что актив питерского НБП тоже из города уедет. Требование полностью незаконное. Я, естественно, отказался это делать.


После чего началось жесткое давление. В милицию мне случалось попадать много раз. Был я и на допросах, и били в милиции периодически, но вот такого давления не испытывал ни разу. Мне было сказано дословно следующее: на лидера московского отделения НБП мы сделали уголовное дело, на тебя времени заводить уголовное дело нет, поэтому мы тебя просто вывезем за город и убьем в случае, если ты будешь предпринимать какую-то активность. Потом начались угрозы тюремным заключением - и для меня, и для других людей. Они стали обещать «опустить» прямо там, в кабинете, пригласили в кабинет то ли уголовников, то ли оперативников, один из которых держал меня за руки, а другой начал срывать одежду, то есть демонстрировать тем самым свою готовность привести эту угрозу в исполнение. Ну, и вот таким образом в течение нескольких часов меня так кошмаривали.


Я никаких обращений к партии не подписал. Мы, безусловно, примем участие в общественных акциях во время проведения саммита «большой восьмерки»: не столько для того чтобы протестовать, сколько для того чтобы рассказать о том, что реально происходит в нашей стране. Но воспринял я эти угрозы вполне всерьез, потому что, действительно, это люди, как я понял по их разговорам, из центра «Т» МВД России, то есть центра по борьбе с терроризмом. Они ведут себя неадекватно и мы не знаем, чего ждать от них. То ли они нас оставят в покое, то ли попытаются как-то реализовать эти угрозы.


Единственное, что нам остается – это апеллировать к средствам массовой информации, рассказывать об этом, чтобы если я исчезну или кто-то еще исчезнет из наших товарищей, чтобы было понятно, чьих это рук дело.


- У вас приняли заявление?


- Да, заявление в прокуратуру принято. Будем ждать какой-то реакции.


- Еще реакции никакой не было?


- Нет, пока реакции никакой не было.


- Я беседовал с Михаилом Амосовым, депутатов законодательного собрания здесь же, в этой студии, он сказал, что верит вашему рассказу, по крайней мере, потому что, наверное, очень многими сейчас может преподноситься эта история, как некая придумка.


-Да, руководство питерского ГУВД сказало, что я занимаюсь самопиаром. Я хочу сказать, что мне самопиар не нужен такой. Это единственная возможность как-то остановить беспредел, который происходит, обратиться в СМИ, придать это все происходящее гласности. Я бы не стал придумывать что-то и рассказывать какие-то вещи, которых реально не было. Скажем, оперативники питерского 18-го УБОПа вели себя корректно. Вот эти люди из Москвы, из центра «Т» вели себя по-другому, вели себя так, как будто у них есть отмашка из Москвы на любые действия, чтобы здесь ничего не было во время саммита. Они постоянно кричали во время допроса «мы патриоты, мы офицеры, мы выполним приказ, чего бы нам это не стоило». Это опасно.



Более полную информацию об этой истории можно найти в программе Радио Свобода «Время свободы - Санкт-Петербург».


XS
SM
MD
LG