Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский газ Молдавии. 160 долларов – это много или мало? Что считать осквернением флага – дебаты в Конгрессе США; Христианские ценности в Турции – где и как встречаются ислам и христианство; Что делает городские пляжи местом отдыха. Опыт Амстердама и Самары




Российский газ Молдавии. 160 долларов – это много или мало?



Ирина Лагунина: В понедельник правительство Молдовы объявило, что по итогам длительных переговоров подписано соглашение о новой цене на газ для республики. Она повышена со 110 долларов до 160 за тысячу кубометров газа. Председатель молдавского правительства заявил, что представители российского газового концерна настаивали на цифре 230 долларов, однако по ходу переговоров удалось договориться о более приемлемой цене. О последствиях роста цен на топливо мой коллега Андрей Бабицкий беседовал с молдавскими экспертами.



Андрей Бабицкий: Экономические последствия повышения цены на газ для Молдавии будут не столь ощутимыми, как для других стран постсоветского пространства. Говорит экономический эксперт кишиневского института "IDIS Viitorul" Вячеслав Ионица.



Вячеслав Ионица: Республика Молдова отличается от других стран как Белоруссия и Украина, потому что у нас экономика как таковая практически отсутствует, она не энергоемкая. Даже такой пример: три отрасли экономики, которые идут на экспорт – это винодельческая промышленность, текстильная промышленность и экспорт кожи - они почти не потребляет энергии. Общее потребление у нас экономикой где-то 6%. А газа чуть большая, но все равно самая большая часть газа идет или напрямую к населению или косвенно через тепло, электричество, которое получает население. Так что единственная проблема в Молдавии – это чисто социальная проблема. Есть очень узкая группа людей, это люди в сельских населенных пунктах и в малых городах, которые не имеют централизованное отопление. Для того, чтобы получить тепло, они будут платить в два раза дороже по газу. Мы даже сделали такой расчет, что удорожание газа добавит к инфляции, которая будет, где-то 2-2,5%. Но городское население это почувствует где-то в пределах 0,5%, а сельское население, для них подействует повышение цен на уровне 20%.



Андрей Бабицкий: Может быть именно этим объяснялось поразительное с точки зрения местных аналитиков спокойствие руководства страны в преддверии и по ходу переговоров с Газпромом. Не было принято никаких попыток подготовить население к грядущему повышению цен на топливо. Говорит Александр Опруненко, директор департамента по международным отношениям и политическому анализу кишиневского аналитического центра "Expert-Grup".



Александр Опруненко: Правительство долго рассказывало, может оно искренне надеялось, что удастся договориться о более низких ценах на газ. Хотя большинство аналитиков в Кишиневе догадывалось, что это предприятие не удастся. Если Газпром уже действительно нацелился на 160 долларов и если делает исключение для Армении или Белоруссии, то вряд ли он будет делать исключение для Молдавии. То есть особой подготовки не было.



Андрей Бабицкий: Александр Опруненко полагает, что весьма драматические последствия повышения цены на газ будут для рядового потребителя. Правда, серьезные изменения в стоимости население почувствует только осенью, когда резко возрастет объем потребления топлива.



Александр Опруненко: И так население плохо расплачивается с предприятием, которое поставляет тепло, сейчас еще ухудшаться платежи, и долги предприятия еще больше вырастут. И так оно на грани банкротства. Непонятно, каким образом ситуация будет развиваться. Потому что, как вы знаете, в мае правительство Молдавии подписало меморандум с Международным Валютным фондом, в котором отдельным пунктом идет обязательство властей республики Молдова не оказывать каких-то серьезных субсидий ни предприятиям, ни населению, а чтобы полностью вся разница в повышении цен была оплачена конечным потребителем.



Андрей Бабицкий: Однако Вячеслав Ионица полагает, что молдавский потребитель вполне способен выдержать новую цену, поскольку его покупательная способность, если судить о ней по приобретаемым услугам, достаточно высока.



Вячеслав Ионица: Мы считаем, что 160 долларов Молдова может переваривать. И если нам дадут отсрочку на два года, то потом даже и больше можем переваривать. Я все время в шутку говорю, что после 2003, когда стали чуть богаче, мы инвестировали где-то в газ полмиллиарда леев (сорок миллионов долларов), купили мобильные телефоны за два миллиарда леев, и каждый год население платит 700 миллионов леев, а за разговор по телефону полтора миллиарда леев.



Андрей Бабицкий: О ходе переговоров в Молдавии узнавали из российских источников. Газпром требовал стопроцентного контроля над газотранспортной и газораспределительной сетью, но не добился желаемого.



Александр Опруненко: Это удивительная вещь, потому что как партнер более уязвимый, молдавское правительство должно было быть более заинтересовано в обеспечении транспарентного, прозрачного характера переговоров. На самом же деле большинство аналитиков Кишинева узнают первые новости из российской печати. Молдавская пресса конкретно на эту тему мало что пишет. И то, что можно узнать из российской печати, что действительно было предложение Газпрома о предоставлении полного стопроцентного контроля над пакетом акций «Молдовагаз» – это совместное российско-молдавское предприятие. И соответственно, та ветвь газопровода, которая идет через Молдавию. Это единственное, что в принципе Газпром интересовало, что их могло побудить приостановить рост цен. Это означало бы полную передачу под контроль газопроводов молдавских и сетей распределения по Молдавии. Что, конечно же, невыгодно европейским партнерам Молдавии, самой Молдавии.


На прошлой неделе президент Воронин был в Брюсселе, два было предложения от Еврокомиссии. Первое – какие-то совместные инвестиционные энергетические проекты, а другое – приглашение Молдавии присоединиться к европейской энергетической хартии, к которой, как вы знаете, Россия не присоединилась. И в этом случае если бы Россия получила полный контроль над молдавскими сетями, она, конечно бы, не соблюдая европейской хартии, не предоставляла бы никому возможности транспортировать что-то через эти сети, либо позволять другим поставщикам газа распределять, продавать в Молдавии. Соответственно, никакого смысла присоединения Молдавии к европейской энергетической хартии не имело бы.



Андрей Бабицкий: Нынешний контракт временный, необходим долгосрочный с фиксированной ценой, считают эксперты. Может быть стоило бы подключить к процессу переговоров европейские энергетические организации. Говорит директор департамента по международным отношениям и политическому анализу кишиневского аналитического центра Александр Опруненко.



Александр Опруненко: То, что нам непонятно, почему действительно позиция молдавского правительства настолько робкая. То есть единственная возможность оказать влияние в процессе переговоров – это сделать переговоры как можно более прозрачными, осуществить международное освещение переговоров, четко объяснить, что это за формула, по которой рассчитывается рыночная цена Молдавии - 160 долларов за тысячу кубометров, чтобы было понятно. И этим способом как-то понудить Газпром для заключения долгосрочного контракта.



Андрей Бабицкий: Вячеслав Ионица считает, что пока ценой в 160 долларов достигнут пороговый предел стоимости газа для Молдовы и Газпрома. Поэтому в обозримой перспективе существенно цена меняться не будет.



Вячеслав Ионица: Думаю, что Молдова на один-два года будет иметь газ в пределах 160 долларов, может быть чуть выше, но ненамного. То есть считаю, что это в принципе окончательная цена. Сейчас Россия пошла на это и просто ищет получить какие-то преференции со стороны Молдовы. Я думаю, что они получат и будет связано с энергетическим сектором – это налоговые послабления, которые они получат.



Андрей Бабицкий: Вячеслав Ионица уверен, что решение об изменении цены продиктовано в том числе и политическими соображениями руководства России.



Вячеслав Ионица: Здесь явно попахивает политикой, потому что наше общее газопотребление полтора миллиарда кубических метра – это намного меньше, чем технические потери Газпрома по транзиту газа. То есть то, что мы потребляем, даже может незаметно в расчетах, если более серьезно относиться к этому.



Андрей Бабицкий: С этим не согласен Александр Опруненко.



Александр Опруненко: Провели анализ недавно еще до того, как должны были начаться 19 числа переговоры между Газпромом и правительством Молдавии, и пришли к выводу, что нельзя действительно исключительно объяснить политическими мотивами. Во-первых, Газпром поднимает цену для всего СНГ, включая даже своих политических союзников, политических союзников России, скажем так. Потом новая политика, озвученная Газпромом на международной арене, то есть получение контроля над транспортировкой газа, попытки, по крайней мере, и внедрение на западно-европейский рынок для распределения и продажи газа.



Андрей Бабицкий: Я спросил Вячеслава Ионицу: а какие именно политические интересы преследует сегодня Россия в Молдове, используя цену на газ как инструмент давления?



Вячеслав Ионица: Я думаю, что все связано с Приднестровьем. Дело в том, что они не должны иметь свои войска без соглашения той страны, где это находится. Поэтому, я думаю, что они как-то хотят легализовать свое присутствие в Приднестровье. И второе: у нас был принят закон, что все приватизации в Приднестровье нелегальными считаются и поэтому там все приватизации, которые произошли за последнее время – это российские приватизации. И я думаю, что они хотят какое-то политическое решение этого вопроса. Потому что должна быть легализация того имущества, которое они получили в Приднестровье. Там уже идет речь о сотнях миллионов долларов инвестиций, потому что там большие заводы были приватизированы. И вот в этом ракурсе, казалось бы, чисто политическом, но тоже с экономическим привкусом, Россия хочет добиться. Но это не просто ностальгия России по Приднестровью, а имеет и экономическую составляющую.



Что считать осквернением флага – дебаты в Конгрессе США



Ирина Лагунина: Во вторник США отпраздновали круглую дату – 230 лет независимости. За неделю до праздника Сенат в очередной раз попытался принять Поправку к Конституции, которая позволила бы привлекать к ответственности за оскорбление государственного флага. Попытка почти удалась. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Американские историки не могут прийти к общему мнению о том, каким образом был создан государственный флаг США. Хрестоматийный рассказ о филадельфийской швее Бэтси Росс многие склонны считать полным вымыслом, однако люди, знакомые с первоисточниками, утверждают, что в этом сюжете, как всегда, правда переплелась с легендой. Бэтси Росс была не швеей, а хозяйкой собственного дела – пошивочной мастерской. Молодая 24-летняя вдова славилась своей безупречной честностью и любезным обхождением с клиентами. Еще при жизни мужа она познакомилась с генералом Вашингтоном. Летом 1776 года командующий Континентальной армией появился в ее мастерской с заказом – его войскам и флоту был нужен флаг. Рисунок Джордж Вашингтон и Бетси Росс придумали вместе. Годом позже Континентальный Конгресс утвердил звездно-полосатый символ республики. Бетси Росс получила привилегию на пошив флагов, и бизнес ее процветал. Однако на Войне за независимость погибли два ее мужа, а третий вернулся домой калекой.


Американцы обожают свою национальную символику. Но и никто, как они сами, так не издевается над ней. В каком только виде не изображают карикатуристы статую свободы, гербового орла и государственный флаг. Соответственно патриотически настроенные граждане и должностные лица пытались воспрепятствовать оскорблению символов страны. Особенно часто предметом юридических споров становился флаг.


Попытки заставить американцев уважать национальный символ всякий раз терпели поражение. Патриотический раж разбивался о незыблемую скалу Первой поправки, запрещающей Конгрессу издавать законы, ограничивающие свободу слова, прессы, вероисповедания и мирных собраний. К вопросу о государственном флаге Верховный Суд США впервые обратился в 1940 году. Администрация школы в Пенсильвании исключила двух своих учеников, брата и сестру, за отказ участвовать в ежеутренней церемонии приветствия флага. Школьники были из семьи свидетелей Иеговы, которым вера запрещает поклоняться любому кумиру. Родители исключенных усмотрели в решении школьного совета нарушение религиозных прав своих детей и вчинили школе иск, который дошел до высшей судебной инстанции. Верховный Суд оставил в силе решение об исключении восемью голосами против одного. Однако спустя три года ему пришлось разбираться сразу с несколькими делами иеговистов. В итоге Суд постановил, что отношение к флагу ни в коей мере не свидетельствует о неподчинении законной власти; попытки же добиться любви к флагу принудительно противоречат Первой поправке.


В годы Вьетнамской войны разнообразные издевательства над флагом приняли систематический и массовый характер. Без его сожжения не обходилась ни одна антивоенная демонстрация. Максимум, что могла предпринять полиция, – забрать протестующих в участок и оштрафовать, да и то если налицо были мелкие административные правонарушения типа порчи газона перед Капитолием или нарушение правил противопожарной безопасности.


Тем временем легислатуры штатов принимали свои законы, предписывающие надлежащее обращение с флагом. Именно по такому закону в 1984 году в Далласе, штат Техас, был арестован и осужден Грегори Джонсон, который сжег американский флаг перед зданием, где проходил национальный съезд Республиканской партии. Он был приговорен к одному году тюрьмы и штрафу в 2000 долларов. Джонсон не согласился с приговором. С переменным успехом тяжба продолжалась почти пять лет и, в конце концов, достигла Верховного Суда. Минимальным большинством в один голос суд решил, что Первая поправка пользуется безусловным приоритетом перед любыми законами, ограничивающими право граждан обращаться с государственным флагом по собственному усмотрению.


Конгресс не согласился с этим решением и в том же году принял Закон о защите флага. Однако год спустя Верховный Суд рассмотрел две апелляции осужденных за нарушение этого закона и объявил его противоречащим Конституции. В 1989 году высший судебный синклит отменил как противоречащие Конституции законы 48 штатов о защите флага.


В настоящее время с государственным флагом США можно делать все что заблагорассудится, если это только ваша собственность: мыть им пол, пустить на портянки, вешать вверх ногами. Порча флага, вывешенного в публичном месте или на участке у соседа, преследуется как порча любого чужого имущества.


Единственная возможность обойти решение Верховного Суда состоит в том, чтобы принять поправку к Конституции - ведь ее уже нельзя будет объявить неконституционной. Проект поправки вносился в Конгресс 12 раз. На прошлой неделе республиканцы верхней палаты предприняли очередную попытку. Проект поправки представил сенатор Оррин Хэтч.



Оррин Хэтч: Есть те, кто считает, что поправка вступает в противоречие с правами и гарантиями Первой поправки. Это не так. Пресса изображает поправку главным образом как запрет на осквернение флага. Но и это не так. Эта поправка – это просто-напросто восстановление Конституции в том виде, в каком она существовала до тех пор, покуда пятеро никем не избранных юристов при четырех голосах против не изменили ее. В 1989 году пять человек решили, что сожжение флага, акт дефекации или мочеиспускания на него есть слово. Четверо, включая одного из самых либеральных членов Суда судью Стивенса, пришли к выводу, что эти действия не являются актом, подпадающим под понятие «слово». Иными словами, приняв эту поправку, мы вернем Конгрессу полномочия, которые отобрал у него Верховный Суд в 1989 году своим решением по делу Джонсона. Важно это понять.



Владимир Абаринов: Сенатор Хэтч несколько исказил решение Верховного Суда – в нем ничего не говорится о дефекации и мочеиспускании. Он, однако, прав в другом. Поправка сама по себе не возбраняет непочтительное обращение с флагом. Она состоит из одной фразы: "Конгресс должен иметь право запрещать физическое надругательство над флагом Соединенных Штатов". Но как только поправку примут, будет внесен и соответствующий законопроект.



Оррин Хэтч: Я слышал, что недавно протестанты сожгли американский флаг во время похоронной церемонии на Арлингтонском кладбище, когда погребали одного из павших на поле боя солдат. Это произошло всего несколько недель назад. Вывод состоит в том, что, хотя это и не всеобщее явление, это продолжающееся и постоянное оскорбление нашего общего достоинства.



Владимир Абаринов: Многие сенаторы делились своими сентиментальными воспоминаниями, связанными с флагом. Один из них – демократ Мел Мартинес.



Мел Мартинес: Я хочу подойти к поправке о защите флага Соединенных Штатов с несколько другой стороны, как человек, которому, когда он был школьником – по-моему, это было в пятом классе – было поручено ежедневно по утрам поднимать флаг, а после уроков опускать и класть его на ночь в специальное место. И это было моей обязанностью в течение целого учебного года.



Владимир Абаринов: По мнению демократа Рассела Файнголда, американские солдаты погибают на полях сражений не за символ, а за принципы, которые флаг олицетворяет, а среди этих принципов центральное место занимает свобода слова.



Рассел Файнголд: Действия наших солдат демонстрируют колоссальную силу американских идеалов. Желание нашей молодежи служить этой стране, рисковать своей жизнью и переносить невообразимые тяготы ради нас – это надо ценить. Я уверен: эта изумительная сила духа – плод принципов, на которых основана наша страна, результат нашей приверженности Конституции и власти закона. Эти принципы – не пустяк. Ставка слишком высока. Сегодня мы знаем это лучше, чем когда бы то ни было. Несмотря на то, что при голосовании, как ожидается, разрыв будет минимальным, ясно, что мы имеем дело с политической акцией в год выборов. Мы потратим несколько дней драгоценного времени пленарных заседаний заканчивающейся сессии на обсуждение меры, которая будет угрожать Конституции, хотя направлена против горстки отщепенцев. Пока мы тут заседаем, по всему миру разворачиваются гумантарные катастрофы, представляющие непосредственную угрозу международному миру и стабильности и сказывающиеся на жизни миллионов людей. Я искренне надеюсь, что мы не забудем, о чем в действительности эти дебаты – не о том, хорошо ли сжигать флаг, не о любви и уважении к флагу, не о том, стоит ли поощрять патриотизм. Это дебаты о том, представляют ли те, кто сжигает флаг, столь грозную опасность для нашей страны, что ради их наказания мы должны пожертвовать силой и величием Первой поправки. В 1999 году (так совпало, что председательствующий – сын человека, о котором я собираюсь рассказать) сенатор Джон Чейфи, герой-фронтовик, участник битвы за Гвадалканал и Корейской войны, выступил перед юридическим комитетом Сената против этой поправки. Он сказал: «Мы не можем приказать уважать флаг и гордиться им. На самом деле такие попытки лишь марают его». Слова сенатора Чейфи по сей день звучат у меня в ушах. Они должны служить предостережением всем нам, имеющим право голоса по этой поправке. Каким же символом свободы будет наш флаг, если он будет защищен от действий протестантов конституционной поправкой? Я буду голосовать в защиту нашей Конституции против этой непродуманной попытки исправить ее. Я призываю своих коллег проголосовать за свободу и Первую поправку, отклонив проект этой конституционной поправки.



Владимир Абаринов: Проект поправки о защите флага, как я уже говорил, вносился в Конгресс 12 раз. Палату представителей она всякий раз миновала благополучно, но в Сенате голосов пока ни разу не хватило – для принятия конституционной поправки необходимо квалифицированное большинство в две трети, то есть 67 голосов. В 2000 году ревнителям государственного символа не хватило четырех голосов. Но теперь шансы у нее повысились: по подсчетам сторонников поправки, за нее готовы были проголосовать 66 сенаторов. Для квалифицированного большинства нужно было найти всего один голос. Ради этого одного колеблющегося и произносились речи. Республиканец Джон Корнин.



Джон Корнин: Причина, по которой я твердо поддерживаю эту поправку, состоит в уникальной природе нашего национального символа. Американский флаг – это монумент, символ нашей свободы, нашей страны и нашего образа жизни. Почему, скажите на милость, мы должны отказаться защитить его от надругательства?


Не только мы приносим клятву верности флагу каждый день в Сенате США. Дети по всей Америке произносят те же слова в начале каждого школьного дня. Каждый год 14 июня мы празднуем День флага. Мы прикрепляем значки с изображением флага к лацканам наших пиджаков, наклеиваем стикеры на стекла наших машин. После 11 сентября флаг было трудно купить, потому что после этого чудовищного нападения слишком высок был спрос на этот символ патриотизма и решимости. Мы хорошо помним фотографию спасателей. Которые водружают американский флаг на развалинах в Нью-Йорке после гибели 3000 ни в чем не повинных американцев.



Владимир Абаринов: Демократ Том Карпер, героически сражавшийся во Вьетнаме в качестве пилота Военно-морских сил, выступил, тем не менее, против поправки о флаге.



Том Карпер: В сущности, сегодня я, возможно, люблю наш флаг больше, чем когда-либо прежде в своей жизни. А я прожил 59 лет. Но как бы сильно я ни любил наш флаг, нашу Конституцию я люблю еще сильнее. Конституция США – основа самого продолжительного демократического эксперимента в истории человечества. Она написала людьми, но я верю, что авторов Конституции осенило свыше. Среди прав, которые она гарантирует нам, американцам, нет более ценного, чем право свободно выражать свои убеждения. Конституция гарантирует право излагать свои мысли и взгляды каждому, какими бы возмутительными ни считали эти взгляды все остальные. Поправки в нашу Конституцию вносились всего 17 раз с 1791 года и всего шесть раз на протяжении моей жизни. Мы внесли поправку, чтобы защитить свободу слова, право исповедовать свою веру, право владеть оружием, а также право на справедливый суд. Мы поправили Конституцию, чтобы оградить от необоснованных обысков наши дома, гарантировать свободу собраний и обращений с жалобами к тем, кто служит нам. Конституционные поправки уничтожили рабство, дали женщинам и 18-летним американцам право голоса и ограничили пребывание президента в должности двумя сроками. Авторы Конституции сделали возможным принятие поправок, но они не сделали это легким делом.



Владимир Абаринов: Поправка, принятая Конгрессом, должна быть ратифицирована, как минимум в 38 штатах в течение семи лет, и тоже двумя третями голосов в каждой палате законодательного собрания. Но на местах у поправки о флаге как раз хорошие перспективы. Что касается опросов, то они не дают ясной картины: в разных опросах доля избирателей, поддерживающих поправку о флаге, составляет от 44 до 73 процентов. Том Карпер продолжает.



Том Карпер: Многие американцы согласятся с тем, что сожжение флага в знак протеста – это оскорбление. Но как быть с тем, кто лежит, покрытый потом и кремом для загара, в жаркий солнечный на пляже на полотенце, изображающем американский флаг? А как насчет купальных костюмов, рисунок на которых представляет собой американский флаг? А что делать с теми, кто носит звездно-полосатое белье, или звездно-полосатый носовой платок? Что если человек взял да и вытер грязь со своего лица носовым платком в виде флага? Или даже, чего доброго, высморкался в него? Мы действительно хотим, чтобы полиция вместе с судьями и прокурорами ломали голову над подобными вопросами? Или мы хотим, чтобы они занимались борьбой с контрабандой наркотиков, нелегальной иммиграцией, совращением детей, грабежами, изнасилованиями, убийствами и другими тяжкими преступлениями? Позволю себе заметить коллегам: наш флаг порочат не только физические надругательства над ним, но и другие действия. Я считаю, мы порочим наш флаг и все то, что он олицетворяет, когда посылаем американских солдат на войну без необходимой амуниции и техники. Я считаю, что мы оскорбляем наш флаг, когда наши солдаты возвращаются домой с психическими травмами, без рук, ног и глаз, потому что мы не снабдили их всем необходимым. Я считаю, мы позорим наш флаг и все, что он символизирует, когда сознательно располагаем участки для голосования так, что люди не выдерживают многочасового ожидания в очереди и отказываются от участия в выборах. Я считаю, мы глумимся над всем, символом чего служит наш флаг, когда мы запугиваем людей, исповедующих другую веру, чем наша, и пытаемся заставить их молиться Богу так, как мы считаем правильным. Я считаю, что горстка управляющих частными компаниями издевается над американским флагом и ценностями, которые он олицетворяет, когда они воруют у компаний, которыми руководят, и оставляют работников, пенсионеров и акционеров с вошью на аркане. Я считаю, мы совершаем надругательство над любимым символом страны, когда доводим эту страну до колоссального национального долга, который не выплатить ни нашим детям, ни внукам. Я считаю, мы оскорбляем флаг тогда, когда некоторые политики, получившие по три отсрочки от призыва в военное время, ставят под сомнение патриотизм тех из нас, кто отслужил на войне по три положенных срока или оставил на поле боя три конечности. И я считаю, друзья мои, что мы порочим все, что есть хорошего в Америке, когда требуем от других стран соблюдения Женевских конвенций и гуманного обращения с военнопленными, а сами этих требований не исполняем.



Владимир Абаринов: Еще до начала дебатов один из соавторов проекта поправки, сенатор-демократ Джей Рокфеллер угодил в больницу и перенес хирургическую операцию. Он встал с одра болезни и приехал в Сенат специально для того, чтобы принять участие в голосовании. Но сторонникам поправки так и не хватило одного голоса.



Христианские ценности в Турции – где и как встречаются ислам и христианство.



Ирина Лагунина: Не так давно в Санкт-Петербурге группа армянских активистов подала иск в суд с просьбой о защите чести и достоинства против канала, транслирующего рекламный видеоролик. Видеоролик показывал памятники христианской культуры на территории Турции, однако показывал аллегорически: в качестве затонувших городов, где плавают русалки, а на лике Иисуса Христа турецкие дервиши исполняют ритуальные танцы.


Свое заключение по этой рекламе дали также эксперты. "Фрагмент видеозаписи, на котором дервиши танцуют на крестообразном нимбе Иисуса Христа, унижает честь и достоинство христиан", - такой вывод сделан в результате экспертизы рекламного видеоролика "I dream of Turkey", проведенной отделением Министерства юстиции РФ. Кадры, на которых люди, одетые в одежду дервишей, совершают ритуальный танец на иконе Иисуса Христа – видеомонтаж. Мозаичная икона Спасителя находится на стене храма Святой Софии в Константинополе – величайшей христианской святыни, памятника византийской архитектуры VI века. Рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.



Елена Солнцева: Мехтер - военный марш турецкого оркестра, который следовал впереди многотысячного Османского войска. Не так давно, в самом конце мая, в Турции отпраздновали падение Константинополя. На улицах Стамбула прошли показательные парады, маршировали сотни военных оркестров. В инсценировке « Взятие Константинополя» участвовали несколько тысяч актеров. Переодетые в костюмы османского войска, они несли на руках турецкие корабли, которые султан – завоеватель Мехмет Второй приказал перенести в бухту Золотого рога, взяв, таким образом, неприступную крепость. Вот как описывает штурм города греческий историк.



« В Золотом Роге обезумевшие от ужаса люди, давя и сталкивая в воду друг друга, пытались спастись на уцелевших кораблях. Сотни детей, женщин и стариков сбежались в Святую Софию, веря, что в грозный час Бог не оставит их. Люди, молясь, ждали явления ангела-хранителя с огненным мечом. Янычары топорами выломали двери, с веревками в руках ворвались внутрь, хватая каждый своих пленников. Рабыню вязали с госпожой, господина с невольником, нежных юношей с девами. Девы, которых не видело солнце, влачились грабителями; а если они с силой отталкивали от себя, то их избивали».



Елена Солнцева: «После взятия Святой Софии, - пишет турецкий историк в старинных Османских хрониках, - султан-завоеватель Фатих заехал в храм на белом коне и в знак примирения посыпал голову пеплом. Два дня он дал на разграбление города своей армии по законам военного времени. После этого любого насильника или осквернителя храма ждало строгое наказание или смерть». Турки п ревратили бывший храм в мечеть, пристроив минареты, установили мраморные чаши для омовения, в центральном зале вместо христианских мозаик повесили круглые щиты с именами Аллаха и пророка Мухаммеда. В 1923 году специальным решением правительства в мечети открыли музей. Однако споры о принадлежности храма к той или иной культуре продолжаются до сих пор. Исламистские организации хотят открыть в здании музея мечеть. Националисты организуют митинги протеста возле стен Святой Софии с требованием водрузить на здание полумесяц - символ мусульманской веры. Об одной из таких демонстраций рассказывает журналист, автор программы «Арена», посвященной археологии и культуре, Уйгур Демирджи:



Уйгур Демирджи: Демонстрации проходили стихийно по всей стране. Люди требовали открыть мечеть. Верующие несли в руках полумесяц, который планировали водрузить на купол Святой Софии. Они возмущались желанием международных организаций вернуть храм православным христианам. Демонстранты заявляли, что здесь молились их деды и падишах. Отрицать это равносильно тому, что называть Стамбул Константинополем, а Турцию Византией. Наблюдая за этим, невольно возникает вопрос. А было ли примирение с христианским прошлым?



Елена Солнцева: В стамбульских книжных магазинах - краткие изложения основ христианской истории, написанные популярным языком для мусульман. В книгах – история непростых отношений между мусульманами и христианами. Авторы задаются вопросом: чем отличаются друг от друга христианство и ислам? Почему христианская история воспринимается мусульманами так враждебно?


«Байки о Христе» - бестселлер продаж нынешнего сезона. Книга написана известным турецким теологом, историком Кемалем Терикчи, который отрицает существование Христа и считает, что личность Иисуса придумана церковными историками. Есть и те, кто призывает переписать христианскую историю заново. Историк Нури Джанлы полагает, что евангелистские события не могли происходить в древнем Риме.



Нури Джанлы: Свойство истории таково, что с течением времени происходит переоценка ценностей. Место казни Иисуса, которое предлагают нам в качестве евангельской Голгофы в современной Палестине - небольшой холм, который при желании можно отыскать в любом месте.

Елена Солнцева: Так где же, по вашему мнению, настоящее место казни Христа, которое на самом деле можно отождествить с евангельской Голгофой?



Нури Джанлы: Христос был распят неподалеку от Стамбула. Это - самая высокая гора Бейкоз на Босфоре. На вершине этой горы, около двухсот метров над уровнем моря - могила, которую много веков местные жители называют могилой святого Юши, или Иуши. По турецки Иисус – Юша, которого мусульмане олицетворяют с Иисусом Навиным в Коране.


Символическая могила очень больших размеров - более четырехсот метров. Мы долго задавались вопросом – почему? Однако если предположить, что решеткой обнесли не могилу Иисуса, а то святое место, где он был распят, все становится на свои места.



Елена Солнцева: Чтобы подтвердить свои предположения, историки не раз обращались к властям с просьбой финансировать исследовательские работы на горе Бейкоз, однако денег на раскопки у турецких властейнет. Судистский монастырь - одна из святынь Константинополя - до сих пор находится в руинах. Около ста лет назад кровля базилики рухнула под тяжестью снега. В развалинах - остатки полов — малахит, порфир, мрамор. Одна надежда на международные и европейские организации. Автор телевизионной программы «Арена» Уйгур Демирджи:



Уйгур Демирджи: Евросоюз неоднократно выделял средства на реставрацию мозаик Софийского Собора, которые называют «позором Турции». Американцы также несколько раз финансировали раскопки. При помощи Ватикана был отреставрирован Дом Богородицы, который обнаружили в самом конце девятнадцатого века в окрестностях города Эфес неподалеку от Измира.



Елена Солнцева: Долгое время считали, что Святая Дева Мария умерла в возрасте 63 лет в Иерусалиме. Достоверных свидетельств о захоронении не было. Было известно, что перед казнью Иисус поручил Святому Иоанну позаботиться о Марии. В XVI веке некой монахине Катарине Эммерих, с детства прикованной к постели болезнью, явилось божественное откровение. Она посетила последнее земное пристанище Божией матери: развалины каменного дома на склоне какой-то большой горы. Это место долго и безуспешно искали. Лишь в середине прошлого века археологи нашли остатки уединенного дома: небольшое здание, состоящее из двух жилых комнат, с красным каменным полом и крестильный водоемом во дворе. Вспомнили о записанном видении Катарины Эммерих. Все сходилось до мелочей. По словам археолога, историка Невзиха Башгелена, это место почитали местные жители, хотя не могли толком объяснить, с чем это связано:



Невзих Башгелен: У горы Панаир, где находится святой источник, местные христиане встречали традиционный праздник, посвященный деве Марии. В результате раскопок обнаружили остатки церемониалов, а также куски угля. Результаты радиоуглеродного анализа показали, что они датированы I в. н.э. Исследования установили, что сохранившийся фундамент дома - также начала первого столетия нашей эры, когда происходили библейские события.



Елена Солнцева: После реставрации дома в конце семидесятых годов прошлого века, проведенной на деньги Ватикана, Папа Римский объявил его священным местом. С тех пор количество паломников и просто туристов постоянно растет. Газеты пишут, что ежегодно памятник христианской истории посещают более миллиона человек. Чтобы увеличить поток туристов, местный мэр приказал выдавать всем желающим сертификат о совершении паломничества. Турецкий писарь большими английскими буквами выводит индульгенции всем. Рассказывает одна из туристок:



Туристка: Каждый, кто решит посетить эти святые места, испытает свое особое чувство. Существует легенда, что именно сюда мать Христа привел Иоанн Креститель . Когда ехали туда, я представляла, как измученные Дева Мария с Иоанном Богословом , ведя нагруженных осликов, поднимаются по узкой тропинке, изредка устраивая привал. Они добираются до вершины. Необыкновенный горный воздух насыщен запахом хвои. Чем ближе мы приближались к месту, тем сильнее охватывало волнение. Но реальность превзошла мои ожидания. Я таки не смогла сосредоточиться и думала, как бы побыстрее уехать. Мешали большое количество туристов и суета вокруг.



Елена Солнцева: Продавцы турецких шашлыков из баранины, палатки с национальным кисломолочным напитком айран и сладкой ватой. Картину святого места завершает магазин ширпотреба: пепельницы, блокноты, открытки всех форм и размеров с образами Богоматери и Младенца. Делать деньги на христианской истории - довольно прибыльный бизнес. Антик Сокак - антикварная улица - есть почти в каждом стамбульском районе. Полуграмотные диггеры из Анатолии мешками привозят уникальные находки со всей страны. Турция - наследница сорока цивилизаций, антиквариат «лежит под ногами». Среди анатолийских крестьян ходит байка о том, как один из фермеров озолотился, выкопав кусок греческой статуи, которую выгодно продал в Стамбуле.


Продавцов христианского антиквариата в Турции называют «Истанбулу Билим Адам», что означает Знающий человек в Стамбуле. После тщательного экзамена настоящие эксперты истории христианства с легкостью сортируют находки. На витрины выставляется « вторсырье», самые ценные экземпляры отправляют в Америку, Европу. По оценкам немецкого археолога Эбергардта Пауля, в последние годы на аукционах в Великобритании, Италии, Франции, Швейцарии и США было продано более 10 тысяч христианских ценностей из Турции. Один из антикваров называет себя Мехмедом.



Мехмет: История человечества сложилась так, что очаги древних цивилизаций в подавляющем большинстве оказались в руках народов, которым дела нет до цивилизаций прошлого. На территории современного Афганистана находилось Кушанское царство, прославившееся своим буддийским искусством, на территории Ирака Месопотамия, в Турции - Византия . Здесь разбросано несколько тысяч христианских памятников, больше чем во всех странах мира. Однако христианская культура оказывается для многих пустым звуком. Никому не нужные христианские реликвии гниют в подвалах музеев. А ведь на нас лежит благородная миссия - сохранить и передать их в руки потомков.



Елена Солнцева: Восточные районы, где находятся армянские церкви, до сих пор закрыты для туристов. С конца восьмидесятых годов там действует военно-пропускной режим, который запрещает посещение территорий. Ни один турецкий или иностранный ученый не рискнет проводить собственные археологические исследования в исконно армянских районах Турции. Официально таковых вовсе нет. Получить разрешение на самостоятельные археологические изыскания, выяснять судьбу армянских реликвий невозможно. Французский историк Жорж Тьери был задержан при составлении плана полуразрушенной армянской церкви вблизи озера Ван. По словам ученого, его доставили в полицейский участок, где жестоко «допрашивали» и освободили под расписку. Он ухитрился покинуть Турцию, заочно его приговорили к 3 месяцам каторжных работ. Армянский журналист, главный редактор армяно-турецкой газеты «Арго» Грант Динк:



Грант Динк: Например, христианская церковь в городе Муш - от нее остались лишь несколько колонн.


Большинство из храмов используются под хлев. Есть и такие примеры, что церковь чаще всего используют пожарные службы. В одной из армянских церквей находился склад, потом тир, а затем и вовсе в магазин обуви. Анийский престольный собор превратили в хлев для крупного рогатого скота.



Елена Солнцева: Долгое время ученые не могут добиться разрешения на проведение раскопок у подножия священной горы Арарат, куда по библейской легенде во время Всемирного потопа причалил Ной со своим Ковчегом. В пятидесятые годы обнародовали сенсационные снимки огромного объекта правильной формы на заснеженном склоне этой горы .
Фотографии, снятые с использованием современнейших разведывательных спутников NASA, показали, что речь может идти о библейском Ковчеге, которому якобы обязаны своей жизнью все живые существа на поверхности Земли. Но турецкие войска полностью закрыли доступ к значительной части Арарата, в том числе к району, где находится предполагаемый Ноев Ковчег. Говорит член Ассоциации Туристических Агентств Айше Келебекчи:



Айше Келебекчи: Надеюсь, что в ближайшие годы что- то изменится. На горе Арарат планируют построить туристический комплекс: музей, рестораны и магазины. На вершину планируют водрузить макет Ноева ковчега, причалившего по библейскому преданию туда после Великого потопа. Наверх туристов будет доставлять канатная дорога. Проект привлечет большое число туристов, которые смогут побывать на экскурсиях и почувствовать атмосферу Всемирного Потопа.



Елена Солнцева: На турецких Интернет сайтах – сотни объявлений о проведении подобных экскурсий. Одна из них в Патару - на родину Николая Угодника, который некогда жил и проповедовал на территории Малой Азии.


Николай Чудотворец или Николай Угодник – один из самых почитаемых в России святых, который творил чудеса, помогал бедным, излечивал больных. Святого Николая считают прообразом Деда Мороза, и мы уже рассказывали, что турки называют его рождественский отец - Ноэль баба. Раз в год в деревне Демре – на родине святого - проводят шумный фестиваль Деда Мороза. На подъезде к деревне - двухметровые плакаты с изображением краснощекого толстоносого весельчака, который держит в руках мешки подарков. Не так давно местные власти д емонтировали памятник Николаю Чудотворцу – подарок жителей Москвы турецкому государству, а вместо бронзовой скульптуры святого на постамент водрузили метровую резиновую куклу Деда Мороза.


Когда-то в этих краях по морю плыли корабли апостолов. Песчаные барханы с моря засыпали город. В единственную сохранившуюся постройку - церковь святителя Николая - спускаются по длинной лестнице. Церковь темная - окна в алтаре, свет проникает через двери. Внутри - несколько уцелевших гробниц. В XIX веке шли переговоры о передаче земли и храма Российской империи с целью создания здесь русской миссии. Затея не удалась, но многолетние работы русских реставраторов вернули храму нормальный вид. П о приказу русского императора на гробнице высекли надпись. Турецкие экскурсоводы уверены, что сделавший надпись художник плохо владел русским языком. Говорит одна из туристок:



Туристка: Экскурсоводы часто вообще не в курсе дела. Объявляют, что везут на экскурсию к деду морозу. Кто такой святой Николай - объяснить не могут. В храм они не заходят, бояться. Внутри темно и сыро, того гляди, крыша обвалится. Один из так называемых знатоков показывая гробницу святого Николая и заявил, что надпись сделана неправильно, неграмотно. Мы прочитали. Все верно. Это тропарь святителю Николаю на церковно-славянском языке . «Правило веры и образ кротости, воздержания учителя, яви тя стаду твоему Яже вещей Истина».



Елена Солнцева: Уже не первый год турецкие власти требуют вернуть мощи Святого Николая, которые много веков назад тайно вывезли в итальянский город Барии средиземноморские пираты. По мнению турецких властей, справедливость должна восторжествовать, а историческая ошибка – исправлена. Однако зачем туркам мощи христианского святого и что дальше делать с ними, никто не знает.



Ч то делает городские пляжи местом отдыха. Опыт Амстердама и Самары.



Ирина Лагунина: Городской пляж – излюбленное место отдыха горожан, прежде всего – детей. Озера в черте города или протекающая через город река – это всегда многолюдье, машины, автобусы, торговые киоски с напитками и какой-то простой едой, это мороженщицы, со своими тележками или сумками-холодильниками.


Служба спасения, медицинская служба, душевые, кабинки для переодевания, шезлонги и топчаны. И – иногда – люди в белых халатах, замеряющие чистоту воды, чтобы сообщить по городскому радио или телевидению, что на таком-то пляже, уровень загрязнение достиг критически допустимых значений… Обычная летняя картина. Пляж в городской черте – над темой работал Владимир Ведрашко.



Владимир Ведрашко: В беззаботные школьные и студенческие годы я любил иногда уходить с друзьями на Москву-реку, туда, где возле метромоста в Лужниках, спускался по холмистому склону к воде просторный травяной пляж. Огромный город со всех сторон, а тут – вода, река и солнце над головой. Как было хорошо. Вообще, в то время, пляжи во многих городах Советского Союза запомнились мне каким-то особым скупым, бедным, но легким и радостным отдыхом.


Современная цивилизация как-то всё усложнила, наполнила подробностями, которые к ощущению отдыха добавляют и какие-то заботы, беспокойство.


Через несколько минут вы услышите голоса отдыхающих на самарском пляже – на Волге.


И сравните то, что они говорят, с пляжной картиной Амстердама. А сейчас -- Софья Корниенко, корреспондент Радио Свобода передает из Голландии.



Софья Корниенко: Многие голландцы пляжей не любят, на море, до которого рукой подать, не ездят. Прежде всего, потому, что в перенаселенной Голландии каждые выходные короткая дорога к пляжу превращается в одну большую пробку. Хозяйка городского пляжа Странд-Вест Анья Вейда также считает, что многочасовое ожидание в пробке, чтобы попасть за город, не стоит того.



Анья Вейда : Мы избалованы близостью моря, в нем для нас нет ничего особенного. Мы говорим: Да ну, еще в пробке стоять! А посмотрите, сколько немцев из Германии, через всю Голландию приезжают только за тем, чтобы полежать на пляже! Мне этого не понять. Они специально выбирают свободный день, чтобы приехать, а мы могли бы каждый день на море ездить, и именно поэтому спокойно к нему относимся.



Софья Корниенко : В Амстердаме четыре городских пляжа, причем один из них находится на крыше концертного комплекса НЕМО, так что пляж – для современного голландца понятие растяжимое. Все четыре пляжа расположены на реке Ай, купание разрешено только на одном из пляжей, самом отдаленном от центра города, так называемом Блайбурге или «Городе Счастья». В прошлом году там утонул человек, а в этом купальщики жаловались на полуметровые опасные ямы в илистом дне. Я заметила, что довольно много амстердамцев вообще не любит купаться.



Анья Вейда : Не знаю, я вижу, например, что современная молодежь все больше предпочитает не загорать и купаться, а ходить на пляж как в кафе, весь день сидеть на солнечной террасе, и приходят они на пляж все больше в красивой одежде, а под одеждой не у всех все так же красиво. Так что многие и не раздеваются, и для них запрет на купание – не проблема. Даже приезжая на море, многие не купаются. Я, например, никогда в море не плаваю, оно меня не привлекает.



Софья Корниенко : Пляж Странд-Вест находится на территории бывшего порта, в нескольких минутах езды на велосипеде от Центрального Вокзала. Вокруг огороженной гигантской песочницы пляжа расположены склады, идет строительство. Сначала все выглядит как-то слишком «индустриально», но стоит прилечь на мягкий с подушкой топчан, и ветер с синей реки Ай приятно убаюкивает. Благодаря этому ветру даже теперь, в 34-градусную жару необходимость купаться отпадает.



Анья Вейда : Запрет на купание не связан с качеством воды. Просто раньше здесь ходили суда, и неизвестно, что они могли выбросить за борт. Если кто-то нырнет и ударится головой о металлолом на дне, нам придется отвечать.



Софья Корниенко : Пляжи в Амстердаме бесплатные, их хозяева зарабатывают деньги за счет продажи еды и напитков. У Аньи на пляже – свой ресторан, она также пересдает помещения в аренду под концерты и вечеринки.



Анья Вейда : Несмотря на то, что это – временное предприятие, и через пару лет земля здесь уйдет под застройку, чтобы открыть пляж, нам нужно было очень много инвестировать в проведение водопровода, газа – все должно быть официально, подтверждено лицензиями. Теперь мы надеемся за два года отработать свои вложения. Причем районные власти возложили на нас ответственность за порядок на территории пляжа, в то время как вход сюда свободный. Например, приходит группа людей и хочет развести здесь костер, и мне приходится идти и объяснять им, что это запрещено. Выходит ссора, потому что они в моем лице не признают представителя районной администрации. То же самое и с теми, кто выводит сюда на прогулку собак, или просто приходит на пикник, со своими едой и напитками.



Софья Корниенко : Еще три года назад в Амстердаме не было ни одного городского пляжа. Все четыре открылись совсем недавно, что будет еще через пару лет – неизвестно.



Анья Вейда : Ой, я не знаю, буду ли я еще долго этим пляжным делом заниматься. Я буду рада, если наши дела здесь благополучно завершаться, но думаю, что больше пляжей открывать не буду.



Владимир Ведрашко: Непросто… непросто обстоит дело с пляжным хозяйством в благополучной Голландии.


Казалось бы, тюльпаны, каналы, велосипеды… -- и пляжи должны быть на высоте… Ан-нет! Несовершенства современного городского устройства – плюс множество разных людей, стремящихся на пляж – да еще с собаками… хлопотны для владельцев пляжей. Вот если бы совсем без людей – как красиво, должно быть, смотрелись берега реки Ай.


Берега Волги, тоже, вероятно, красиво смотрелись бы без самарцев. Но – именно горожане стали героями репортажа Сергея Хазова из этого волжского города.



Сергей Хазов : Самарский пляж, в своем нынешнем, цивилизованно-благоустроенном виде появился в 50-е года прошлого века, когда в городе была построена набережная. С тех пор пляж - любимое место отдыха самарцев. Пляж в Самаре занимает площадь в 210 тысяч квадратных метров, на которых находится 20 тысяч тонн песка, специально намытого на Волге. Ну и конечно, какой пляж без шезлонгов и кабинок для переодевания. По информации интернет-сайта мэрии, в этом году на самарском пляже размещено 700 единиц пляжного оборудования. Сразу оговорюсь – получить более подробную информацию, что называется, из первых уст, от городских чиновников, не удалось. Все попытки договориться об интервью потерпели фиаско. А чиновник по фамилии Ардашев и вовсе сказал, что «бывшие полковники» не общаются с журналистами западной радиостанции. Очевидно, намекнув, что не стоит надеяться на интервью с чиновниками мэрии, среди которых немало бывших военных.


Поэтому мы попросили рассказать о том, как должен выглядеть идеальный пляж не чиновников, а жителей Самары. Рассказывает инженер Елена Шипанова.



Елена Шипанова : Я была за границей. Ну, во-первых, конечно, много должно быть мусорных контейнеров для того, чтобы мусор выбрасывать. Потом, наверное, все-таки, не стоит допускать на пляже продажу несанкционированных всяких пирожков, трубочек именно на пляже. Пока мы там были полчаса, мимо нас двадцать человек прошло каких-то непонятного вида женщин-мужчин, которые продавали еду – пирожки, сосиски в тесте. Как-то вот за границей все само собой. Что там даже не скажешь, не сравнишь. И культура, и люди другие, во-первых. У нас воспитание нужно менять, менталитет – вообще в стране, и в городе.



Сергей Хазов : В этом году на содержание пляжа из городского бюджета выделено 5 миллионов рублей. Обслуживать пляж будут 50 человек: это уборщики мусора, слесари по ремонту пляжного оборудования, механизаторы, связисты и медики. Врач Надежда Сазонова следит за эпидемиологической ситуацией на пляже, и считает, что главное качество идеального пляжа – чистота.



Надежда Сазонова : Народ сам у нас, конечно, не следит за чистотой. Разбрасывают бутылки. Вот это, конечно, плохо. Побольше, наверное, работников пляжа, которые убирали бы пляж. Чтобы приходили дети – чисто было. Побольше грибков, лавочек, и было бы очень приятно. Торговля – это очень плохо. Я лично отрицательно к этому отношусь. Я против. Во-первых, продукты сомнительного качества. Ну, и я считаю, ни к чему это. Мороженое, вода – и достаточно.



Сергей Хазов : А вот каким видит идеальный самарский пляж председатель комитета по благоустройству городской Думы, Сергей Арсентьев.



Сергей Арсентьев : По моему мнению, пляж должен быть на одну треть, как минимум, платный. То есть, это и шезлонги, и так далее. В этом случае как минимум одна треть будет использоваться хорошо, и там будет очень культурно. А те пляжи, которые бесплатные, муниципальные, будем так говорить, пляжи. Там должен быть определенный уровень услуг. Те же самые шезлонги и так далее, но в виде дополнительных услуг. Обязательно должны быть хорошие раздевали, и так далее.



Сергей Хазов : Еще одно мнение – школьника Володи Гитина.



Владимир Гитин : Самые лучшие пляжи все-таки, в Турции, а по оборудованию – в Италии. В Италии, к примеру, сервис на высоте. Там пляж постоянно убирается, и песок процеживается через сетку, весь мусор убирается. Чтобы пляж стал цивильным местом, я бы предложил брать у каждого за вход хотя бы пять рублей. За день гигантские деньги бы получались, этого было бы вполне достаточно, чтобы пляж содержать в отличном состоянии.



Сергей Хазов : От пляжа идеального вернемся на пляж реальный. Если придти на самарский пляж в районе Волжского проспекта, то за добрые двести метров до начала набережной, увидишь множество шатров, раскинувшихся над многочисленными летними кафе и торговыми палатками. Издалека кажется, что перед тобой восточная ярмарка. Однако, подойдя поближе, понимаешь, что перед тобой просто куча-мала из тележек с мороженым, аппаратов с газировкой, мангалов и гриль-баров. Все это – рядом с песком, на котором почти вплотную друг к другу лежат «граждане отдыхающие». Чтобы пройти к воде, желающему окунуться в Волгу, нужно перед каждым шагом смотреть вперед, чтобы, как в рассказе Зощенко, не наступить на отдыхающих. Тут же, между отдыхающими ходят бойкие продавцы, предлагающие пирожки, сосиски в тесте, прохладительные напитки. На волжском песке можно заметить не только гладкие камушки гальки и речные ракушки. Ближе к середине дня здесь увидишь множество разноцветных фантиков, пустых бутылок из-под самых разных напитков, полиэтиленовых пакетов, стаканчиков из-под мороженого. И только чайки, кружащие над Волгой, нет-нет, да и спикируют на пляж, вырвав у отдыхающего из рук кусочек еды. Вот что говорят самарцы о том, какой сегодня городской пляж. Слово Елене Шипановой.



Елена Шипанова : Самарский пляж – это отдельный разговор. Мы попробовали сходить в этом году с ребенком. Там просто настоящая помойка. Окурки, сплошные окурки, бутылки, пробки, бумажки. Песок, на мой взгляд, не завозили чистый песок. С ребенком мы даже не могли набрать чистого песка, чтобы что-то там слепить. Потому что все заплевано просто. Детский пляж есть. Надо ограничить туда доступ взрослых людей. На детском пляже молодежь лет 18-20, они там очень удобно устроились – и пиво, и сигареты. Получается, детский пляж чем отличается? Только наличием детских аттракционов. А чистотой – все тоже самое, ребенок будет собирать окурки, совать их себе в рот.



Сергей Хазов : Продолжает школьник Володя Гитин.



Владимир Гитин : Пляж сделался более культурным местом. Отдых на нем стал гораздо приятнее. Вода все-таки оставляет желать лучшего. Сервис на пляже, я как бы им не пользуюсь. Для меня главное – отдых на пляже. Искупаться, сходить отдохнуть. На пляже все-таки грязно. Но надо отдать должное мусорщикам, которые все-таки, к утру расчищают пляж, а то бы он превратился просто в помойку. Я не думаю, что не хватает какой-то культуры. Культуры не хватает только культуры чистоты. Нужно соблюдать в чистоте пляж. Даже здесь, на Самарской площади, это особенно заметно, что люди иногда видишь толпу студентов, которые идут, неся помногу литров пива. Как же после того, как выпить десять литров пива, не почувствовать в себе викинга и не хабалить на пляже.



Сергей Хазов : Депутат городской Думы Самары Сергей Арсентьев тоже бывает на пляже.



Сергей Арсентьев : Здесь ситуация такова. С одной стороны – у нас с каждого кафе муниципальное предприятие «Самарская набережная» получает от 300 до 400 тысяч рублей. Причем, это не за аренду земли, это просто за услуги. В услуги «Самарской набережной», муниципального предприятия входит установка бачков для вывоза отходов и охрана. Хотя охрану в конечном итоге, сами кафе доплачивают. Если собрать в целом по кафе, то получится сумма в размере миллионов тридцати, тех, которые должен собирать МУП «Самарская набережная». Куда эти деньги деваются – никто не знает. И при этом же отдельно в бюджете выделяется 20 миллионов на обустройство пляжей из бюджета. Но то, что как сейчас выглядит пляж – достаточно плохо в связи с тем, что желающих очень много позагорать. А чистого пляжа как такового нет.



Сергей Хазов : Еще одно мнение. Студент Стас Сазонов принципиально не посещает самарский пляж.



Стас Сазонов : Я когда маленький был – ходил, купался. Когда я был маленький, мне казалось, что все там достаточно хорошо выглядит. Во всяком случае, было чище и все было не настолько загажено. Теперь года три уже там не был вообще. Даже близко не подходил. И набережная страшная, и пляж тоже ужасный. Не знаю, мне не нравится. Мне не жалко денег заплатить за моторку, и переправиться на ту сторону Волги. Где чистый песок, вода чистая, и народу нет, который мусорит кругом. Народ такой, воспитан так. Люди действительно, не настолько культурны, насколько могли бы быть, насколько хотелось бы.



Сергей Хазов : Три года назад мне довелось делать репортаж о нудистском пляже. Открыт он на правом берегу Волги, хорошо законспирирован от чересчур любопытных людей, вход на пляж - платный. Поразило на этом необычном пляже отнюдь не число любителей загорать в чем мать родила (а таковых действительно, несмотря на пуританскую Самару, было несколько тысяч человек), а порядок и чистота, царящие на пляже. Аккуратные шезлонги, чистый песок и волейбольная площадка – то, что на обычном городском пляже сегодня невиданная роскошь.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG