Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Свердловской области официально стартовала избирательная кампания по выборам депутатов областного Законодательного собрания


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие Владимир Мостовщиков, председатель Избирательной комиссии Свердловской области.



Олег Вахрушев: В Свердловской области официально стартовала избирательная кампания по выборам депутатов областного Законодательного собрания . Выборы депутатов областной Думы пройдут в октябре.


В Томской области выборы состоятся только в марте будущего года. Они еще не назначены. Однако де-факто подготовка к ним уже началась. Новоизбранная Томская областная Дума будет нового формата: половину депутатов томичи выберут по партийным спискам. Что происходит сегодня на политическом поле и каков предварительный расклад сил, выясняла Мелани Бачина.



Мелани Бачина: То, что неофициальная предвыборная кампания в Томске началась, доказывают многочисленные ролики политических партий по местному телевидению и уличная реклама.


Громче всех о себе заявляют «единороссы». Партия власти поставила себе задачу набрать 40 процентов на выборах в областную Думу. После провала на последних выборах в городскую Думу «Единая Россия» решила взять реванш. В городе даже появился совет сторонников «Единой России». Его до недавнего времени возглавлял томский мэр, но теперь и он является членом правящей партии. Свое членство Александр Макаров оправдывает жизненной необходимостью.



Александр Макаров: Я считаю, что если ты хочешь работать спокойно, если ты хочешь что-то сделать для города, то сегодня надо осознать ту реальность, которая есть, политическую реальность. А политическая реальность такова, что сегодня единственной правящей партией является «Единая Россия». И никуда от этого не деться. И если мы хотим получать деньги из Федерации, если мы хотим, как горожане, получить какие-то преференции из областного бюджета, то мы должны хорошо работать с фракцией «Единая Россия» и в Госдуме, и в Государственной Думе Томской области. Если я не буду членом партии, ясно, что и отношение ко мне будет совсем другое.



Мелани Бачина: Буквально за последние две недели в рядах Томского отделения «Единой России» произошло серьезное пополнение – в партию вступили не только руководители города и области, но и ряд чиновников рангом пониже. Теперь, если ты не «единоросс», то можешь забыть об управленческой карьере. Говорит Александр Красноперов, политический обозреватель.



Александр Красноперов: Были времена Советского Союза, КПСС. И всем известно, чтобы составить управленческую или политическую карьеру, ты обязательно должен был быть членом КПСС. Сегодня де-факто то же самое и происходит. Ну, потому что никак иначе.


На самом деле я считаю, что это не идет на пользу партии «Единая Россия». Потому что в «Единой России» собрались на сегодняшний день очень разные люди. У них разные позиции по очень многим проблемам, они по-разному видят их решения. Сегодня они все собираются вместе в одной партии, и я не понимаю, какова будет генеральная линия-то. То есть люди-то очень разные. Не пойдет это партии на пользу. Дело в том, что как бы гегемония вообще никогда не бывает на пользу. Потому что они в одиночестве... Ну, боюсь произносить страшные слова, но вообще-то разлагающее влияние, конечно.



Мелани Бачина: «Такого даже при КПСС не было», - говорит лидер томских коммунистов Алексей Федоров. «Сегодня в «Единую Россию» загоняют насильно, - говорит он. – И это может вызвать отторжение народа».


По статистике последних выборов, «Единая Россия», действительно, теряет свои позиции в больших городах. В Томске единственным ориентиром пока являются недавние выборы в городскую Думу. Тогда Партия пенсионеров набрала почти 19,5 процента, «Единая Россия» недотянула до 18, КПРФ чуть-чуть не добралась до 10 процентов, блок СПС и «Яблоко» - до 9, ЛДПР – до 8 процентов.


Теперь «единороссы» готовятся серьезно и заранее. Решили даже использовать в качестве «паровоза» губернатора Виктора Кресса. Он возглавит предвыборный список на выборах, чтобы за счет собственной известности повысить рейтинг партии.



Олег Вахрушев: И в продолжение о политической ситуации в Томской области, которую, в принципе, можно считать стандартной для регионов России. Возможна ли в стране ситуация возврата к однопартийной системе? Почему так важно для нынешней власти членство в партии «Единая Россия»? Каким будет расклад политических сил на выборах в Государственную Думу Томской области? Об этом со старейшим депутатом Думы Томска Львом Пичуриным беседовала моя коллега Мелани Бачина.



Мелани Бачина: Лев Федорович, на ваш взгляд, что случилось, почему чиновники разных рангов, политики вдруг начали массово вступать в «Единую Россию»? Например, мэр Томска, который никогда не состоял ни в какой партии, вступил в «Единую Россию». Это что ли как во времена КПСС сегодня: если ты не «единоросс», то можешь ставить крест на своей карьере?



Лев Пичурин: Ставить крест – это, как теперь выражаются, слишком круто. Бороться за свое место в обществе, в его политической жизни можно и нужно, принадлежа любой партии. Я прекрасно понимаю, что если бы я, человек, в общем-то, в Томске достаточно авторитетный, скажем, сегодня или лет пять назад торжественно заявил бы о выходе из партии, к которой я принадлежу, а я коммунист с доисторических времен, если бы я это заявил, то меня бы носили на руках, и несмотря на мой возраст, сделали бы для меня очень многое. С точки зрения шкурно понимаемой выгоды, конечно, мне надо немедленно бросить свою партию и бежать в объятия «единороссов». Но для убежденного политика - акцент на слове «убежденный», а не на слове «политик» - важны, повторяю, убеждения, а не карьера. Я карьерой не торгую.


Есть ли здесь повторение того, что было при КПСС? Да, конечно. Но в настолько, простите, испохабленном, безнравственном варианте, что об этом стыдно говорить. Я, как ученый, могу вам назвать десятки, сотни блестящих карьер, сделанных беспартийными людьми в период КПСС. Да, конечно, это понятно, если партия правящая, то руководитель любого ранга желателен именно из правящей партии. Кстати, именно это и загубило КПСС. Потому что тогда исчезает оппозиция, тогда исчезает борьба, тогда люди начинают почивать на лаврах – и все.


Но сегодня-то за стремлением стать в ряды «Единой России» нет ведь кроме карьерных побуждений абсолютно ничего. Когда я слушаю, как моих учеников и учениц, директоров школ заманивают в «Единую Россию», намекая, что они могут лишиться должности, как это все делается, мне горько и стыдно. Причем это делают те самые люди, которые убежденно, с пафосом критиковали КПСС за вот эту карьерную сторону. Все поставлено с ног на голову.



Мелани Бачина: Не так давно в Томске выбирали депутатов городской Думы. И вот впервые выбирали по партийным спискам. Тогда «Единую Россию» обошла Партия пенсионеров, после чего томское руководство «единороссов» заявило, что «это не беда, у нас большинство в Госдуме России, большинство в Томской областной Думе, будет большинство и в городской Думе». На ваш взгляд, Лев Федорович, так ли важна на уровне городских парламентариев вот эта партийная принадлежность депутатов и наличие фракций политических?



Лев Пичурин: В сегодняшней городской Думе из-за наличия фракций, ну, пока еще юридически не оформленных, но фактически они уже существуют, на первое место начинают выставляться не интересы избирателей, а интересы фракций. Заявляет один из членов фракции (я не буду говорить какой): «А, если так, то мы не пропустим ни одного решения, принятого «Единой Россией», ибо «Единая Россия» берет власть в Думе, а нам это...». Но это настолько плохо для горожан... Я понимаю, в Государственной Думе России существуют политические фракции, и, конечно, Зюганов и Жириновский – это перпендикуляры, они спорят – и на здоровье! Потому что это судьбоносное решение для всей страны. А у нас решения-то какие? «Выделить ли школе номер 40 дополнительно 500 тысяч рублей на ремонт или отдать их школе номер 37, где дело хуже». И депутаты спорят. Причем тут их политические убеждения представителю одного округа и другого?..



Мелани Бачина: И, тем не менее, ситуация в стране такова, что или ты в системе, или ты вне ее. «Единая Россия» избрала тактику, я так понимаю, выстроить вертикаль вплоть до уровня поселений, то есть даже сельские главы, на мой взгляд, скоро все сплошь должны будут быть «единороссами». Получается, выбора сегодня просто нет ни у кого. Такая вот тактика нынешней правящей партии?



Лев Пичурин: Надо четко различать... по крайней мере, я это различаю, пытаюсь различить в своей работе: как должны действовать депутаты разных уровней власти. Если бы меня избрали в Государственную Думу страны, то я бы бился за политическую составляющую нашей политики. Мне сегодняшняя политика президента, Государственной Думы и правительства не нравятся по ряду параметров. Основа моих противоречий носит политический характер. Таких противоречий, скажем, с губернатором Крессом, «единороссом», у меня, депутата Пичурина, коммуниста, нет. Я понимаю, что он исполнитель той системы, которая есть.


С системой надо бороться в другом месте. А на уровне областной Думы, так же как и в нашей городской Думе, совершенно иная ситуация. Тактика должна быть основана на выборе наилучшего для избирателей в предложенных жизнью условиях. Вообще говоря, жизнь определяется в значительной степени Государственной Думой страны и президентом. Я уже сказал, что меня это не устраивает. Но организовывать здесь, так сказать, на первом этаже споры – это еще хуже, чем обсуждать и выносить всякие вердикты на кухне.



Мелани Бачина: Глава Центризбиркома Александр Вешняков сделал заявление на днях, что «Единая Россия» превращает выборы в фарс. Он достаточно жестко говорил по поводу отмены графы «против всех» в бюллетенях, он категорически против этой отмены. Эта строчка при вас появилась, при вас, получается, и исчезла. Как вы считаете, как вообще эти корректировки выборного законодательства скажутся на правосознании избирателей? И вот на ваш взгляд, правильно ли сегодня снимать с гонки кандидата «против всех»?



Лев Пичурин: Я считаю это принципиально неверным. Я попробую аргументировать. Дело в том, что когда человек приходит в сегодняшних условиях и видит, скажем, три партии в списке, ни одна из которых его не устраивает, или видит три фамилии, ни одна из которых его не устраивает, если есть строчка «против всех», то он совершенно свободно изъявляет свою волю – он против всех. Если этой строчки не будет, то, конечно, гражданин может взять бюллетень, положить его себе в карман – и этим выразить свое «фи». Он мог бы и не ходить на выборы вообще. Для большинства наших граждан, а в особенности моего поколения, унести с собой бюллетень, не прийти на выборы – это ситуации недопустимые. Я приду и я проголосую. Вы заставляете меня избрать из трех, по-моему, плохих партий одну. И я ее изберу. Это сделано для того, чтобы ты хоть за кого-нибудь проголосовал, а раз за кого-нибудь, ну, за кого... Ой, за кого я проголосую? А я не знаю. Ну, бабуська проголосует за «Единую Россию». Вот вам и все ответы на этот вопрос.



Мелани Бачина: Лев Федорович, какие перспективы, на ваш взгляд, у России сегодня? У нас будет однопартийная система в стране?



Лев Пичурин: Я-то, как неисправимый оптимист и немножко идеалист, верю в то, что народ все-таки поумнеет, и пока еще есть возможность, с помощью существующей системы выборов дело поправится.



Олег Вахрушев: И я приветствую в Екатеринбургской студии Радио Свобода председателя избирательной комиссии Свердловской области Владимира Мостовщикова .


Здравствуйте, Владимир Дмитриевич.



Владимир Мостовщиков: Доброе утро.



Олег Вахрушев: Владимир Дмитриевич, вы несколько дней назад вернулись из Москвы, где, вероятно, получили самую последнюю информацию по поводу того, какие новшества будут в избирательном законодательстве России. Можно ли об этом рассказать поподробнее?



Владимир Мостовщиков: Известно, что буквально на той неделе Государственная Дума в окончательном виде приняла некоторые изменения в федеральный закон об основных гарантиях, в закон о выборах депутатов Госдумы, президента России. Речь идет об исключении из текста бюллетеней при проведении выборов строки «против всех кандидатов» либо из списков кандидатов. Этот закон направлен в Совет Федерации. И насколько мне известно, буквально завтра в Совете Федерации состоится его рассмотрение. Ожидается, что закон будет одобрен. И очевидно, где-то в районе 15-20 июля он вступит в силу.


Кроме того, в Государственной Думе рассмотрен также проект федерального закона, согласно которому вводятся некоторые ограничения для политических партий в вопросах выдвижения кандидатов на всех уровнях выборов. И поведение потом избранных уже кандидатов в рамках той депутаткой фракции, в которую он будет входить. То есть речь идет о том, что кандидатами может партия выдвигать либо своих членов, либо граждан, которые не являются членами какой-либо партии. А вот проводить выдвижение кандидатами членов других партий, согласно этим изменениям, уже нельзя будет. Соответственно, нельзя будет уже избранным депутатам, допустим, Государственной Думы или Свердловской областной Думы переходить из одной фракции в другую, то есть менять, по сути, партийную принадлежность. И если это произойдет – у гражданина изменятся политические взгляды, то он вынужден будет расстаться с депутатским мандатом. Вот суть этих изменений.


Так вот, если говорить о последнем законе о партийной дисциплине, так скажем, то на мой взгляд, это нормальный ход. Потому что, действительно, возникает простой вопрос: «тебя, как кандидата, избиратели выбирали как представителя конкретной партии, в основном голосовали за программу партии, за список кандидатов этой партии, а потом, по каким-то личным причинам ты выходишь из этой партии, но за тебя ведь, как представителя другой партии, никто не голосовал». Так что вот это изменение, на мой взгляд, оно нормальное, и оно обеспечивает не только достаточно жесткую или строгую партийную структуризацию, но и какую-то ответственность избранных уже депутатов перед избирателями.


А вот если говорить об изменениях, которые касаются графы «против всех», то здесь, так сказать, на одном уровне я это поддерживаю, а на другом – нет. Если мы речь ведем, допустим, о выборах депутатов Государственной Думы, в которых участвуют политические партии России, то практика говорит о том, что в этих выборах участвуют практически все политические партии или абсолютное большинство. И так складывается ситуация, что нет такого социального пространства, которое не было бы, условно говоря, покрыто какой-то партией. То есть нет такого гражданина, который среди перечня этих партий не увидел бы ту партию, программу которой он готов поддержать. И исходя из этого получается такая ситуация, что в тексте бюллетеня есть все позиции, которые интересуют абсолютное большинство граждан. И гражданин имеет возможность прийти для голосования и выбрать ту партию, за которую он готов проголосовать. Не случайно на выборах депутатов Государственной Думы при голосовании по партийным спискам число голосов, поданных против всех списков кандидатов, буквально ничтожно – 2-3 процента.


То же самое происходит и тогда, когда мы выбираем президента России. Так тоже получается, что практически не остается гражданина, обладающего правом голоса, который среди всех кандидатов не нашел бы себе приятного, если можно так сказать. И подтверждением этому является то, что при голосовании на выборах президента число голосов «против всех» тоже очень маленькое.


Другая совсем картина на региональных и местных выборах. Возьмем выборы, допустим, депутатов законодательных органов. Во-первых, в большинстве субъектов Федерации деятельность политических партий только разворачивается. Региональные отделения и местные отделения только формируются. Социальной базы у них практически нет, или у большинства нет. Отсюда и узкий круг партий, которые реально участвуют в выборах. Еще более узкий круг тех, которые способны получить поддержку у населения. Не случайно выборы, прошедшие в прошлом году и в этом году в ряде субъектов по партийным спискам, свидетельствуют о том, что 4-5 партий получают возможность преодолеть какой-то барьер, установленный в том или ином субъекте, и получить голоса избирателей в достаточном количестве и депутатские мандаты.


То есть складывается такая ситуация, что многие граждане не находят в тексте бюллетеня ту партию, за которую они готовы были бы проголосовать. Тем более что если говорить о кадровом составе партий, то он тоже только формируется. Достаточное количество кандидатов известных, авторитетных, узнаваемых у партий на местах просто нет, либо их очень мало, и не хватает для того, чтобы наполнить списки. И когда люди приходят на избирательные участки и смотрят бюллетень, независимо от того, закрытые списки или закрытые списки, там три кандидата или все кандидаты упомянуты, он не видит людей, которых он готов поддержать, которые, по его мнению, способны уже в законодательном органе защищать его интересы. Отсюда и желание голосовать против всех, если уж не за кого голосовать, по его мнению. И когда мы такую возможность исключаем, мы ставим гражданина в условия, когда он реализовать свое право не может.


И еще более остро встает этот вопрос на местных выборах, а особенно на выборах должностных лиц, я имею в виду глав муниципальных образований, либо на выборах депутатов по мажоритарной системе. У нас достаточно часто складывается ситуация, когда там два-три кандидата или вообще два кандидата. А бывают такие ситуации, когда есть один кандидат действительный, а второй – это так называемая альтернатива, который вообще не представляет никакого интереса. И что остается гражданину?.. Если мы исключаем графу «против всех», то либо он ставится в условия, когда, не имея возможности реализовать свое право, он не идет голосовать, либо приходит на избирательный участок и делает избирательный бюллетень недействительным. Ну, возникает простой вопрос: а зачем нам вообще это нужно?



Олег Вахрушев: А есть вариант того, что ваша позиция будет услышана - и на региональных уровнях оставят эту графу?



Владимир Мостовщиков: Понимаете, федеральный закон в прежней редакции, который действует еще сегодня, он давал возможность субъектам Федерации этот вопрос решать самим. И когда мы принимали изменения в Избирательный кодекс Свердловской области, у нас графа «против всех» осталась и на областных выборах, и на местных выборах. И на мой взгляд, законодатели и исполнительная власть, которые совместно рассматривали изменения в Избирательный кодекс, они пришли к такому решению на основе анализа того, что есть в нашей области. И оставили такую возможность для голосования всем избирателям и на областных выборах, и на местных выборах.


Если бы сейчас федеральный законодатель сохранил вот этот подход, то есть установил правило, при котором строка «против всех» отсутствует на федеральных выборах, а на региональных решают сами в зависимости от уровня условий, развития и так далее... Ну, если Москва исключила у себя строку «против всех», наверное, у них политическая ситуация немножко другая. Мы, наверное, хотя и достаточно развитый в политическом отношении субъект, пока может находиться на этом уровне. Где-то в других субъектах Федерации, может быть, еще длительное время это все будет присутствовать.


Потому что нельзя сказать, что «завтра мы начинаем жить по основам демократии» - и мы будем так жить. Как говорят на Востоке, сколько ни говори «халва», во рту сладко не станет. Так и у нас. Нельзя завтра или по заказу стать демократами – так не бывает. Совершенно очевидно, что мы должны еще не одно поколение прожить для того, чтобы демократические основы стали нашим составным элементом, неотъемлемым атрибутом каждого российского человека. А пока этого нет. И на мой взгляд, торопиться нет никакой необходимости.


Поэтому вполне может быть, что получив какой-то опыт, допустим, в ближайшие годы отсутствия такой строки, федеральный законодатель вернется к тому, чтобы все-таки такую возможность оставить.


И я хочу еще сказать, что если вас не устраивает ни одна из партий либо ни один из кандидатов, то достаточно поставить отметки в двух квадратах напротив фамилий разных кандидатов либо разных партий. Конечно, рвать бюллетени нет никакой необходимости, тем более, выносить бюллетень из помещения для голосования по закону нельзя. Так что варианты поведения в таких ситуациях могут быть разные.



Олег Вахрушев: Ну вот, уже некоторые положительные отклики по поводу того, что нельзя будет переходить депутатам из одной фракции в другую, уже есть. И это, наверное, хорошо.


Владимир Дмитриевич, скажите, пожалуйста, а что делать с так называемыми «паровозами», которые идут впереди, на первых местах в партийном или ином списке, а затем, после того, как партия выигрывает либо набирает какие-то голоса, они медленно спускаются, а на арену выходят абсолютно неизвестные люди?



Владимир Мостовщиков: Вы знаете, вот этот термин, который вы применили, это наше собственное изобретение. Хотя весь мир по сегодняшний день как раз руководствуется вот таким подходом. Ведь всем известно, что в наиболее развитых демократических странах руководители этих стран либо активные политические лидеры, известные всей стране, они сами непосредственно не работают в представительных органах. Они либо возглавляют государство и исполнительную власть в том числе, либо занимают какие-то другие ведущие посты в этом государстве. И никто не ставит им в вину то, что возглавляя списки на определенных выборах, они не работают потом в представительных органах.


То есть я хочу сказать, что во всем мире, и это общепринятая практика, и признанная практика, есть явные лидеры политические, которые возглавляют политические партии или иные общественные организации. И зная о том, что именно этот человек возглавляет эту партию, люди идут и голосуют за эту партию. То есть субъективный фактор или личностный фактор, он присутствует везде, во всех странах. Ничего плохого в этом нет. Это с одной стороны.


С другой стороны, я уже говорил о том, что мы только становимся на путь развития демократии в нашей стране. Соответственно, у нас только формируется группа или слой вот этих политических лидеров на всех уровнях нашего государства – на федеральном, на региональном, на местном уровне. И, естественно, что наиболее яркие личности формируют вокруг себя команды. И эти команды тоже должны пройти период становления. То есть весь этот скелет должен нарасти. И тогда у нас будет такая ситуация, что на каждом уровне управления будут яркие личности, яркие люди, которые будут известны, авторитетны, узнаваемы. И ориентируясь на этих людей, на их реальную политику, тогда и граждане будут голосовать на выборах разного уровня. Сегодня пока этого нет. Поэтому активно используется вот эта технология, ничего плохого в которой я лично не вижу, когда на соответствующего уровня выборах во главе списков ставятся известные сегодня люди, авторитетные, которые показали себя в практических делах. Ну а они потом продолжают деятельность ту, которой занимаются.



Олег Вахрушев: С другой стороны, конечно, вызывает опасение то, что вот такую харизматическую личность можно привлекать как для предвыборной кампании одной партии, так и для предвыборной кампании другой партии. Все зависит от того, что в этом году дали деньги из этой партии, а в следующем, через два, через четыре года, дали из другой.



Владимир Мостовщиков: Ну, это совсем другое дело.



Олег Вахрушев: Конечно. Но примеры есть, согласитесь. Даже у нас в Свердловской области тоже есть такие примеры.


Давайте теперь поговорим о грядущих выборах в Свердловской области. 35 партий и объединений могут участвовать в этих выборах. На ваш взгляд, сколько партий и объединений действительно подадут заявки на участие в выборах?



Владимир Мостовщиков: Ну, в нашей области из этих 35 действуют 29 региональных отделений, шесть партий у нас не имеют областных отделений. Практика прошлых лет показывает, что при выборах депутатов областной Думы на стадии выдвижения список кандидатов участвовали 18-20. Будет ли такое количество в этом году – это большой вопрос. Дело в том, что ранее можно было образовывать блоки, а сейчас такой возможности нет. Рискнут ли все региональные отделения участвовать даже на стадии выдвижения списков кандидатов, отчетливо понимая, что никаких шансов получить вообще какие-то голоса у них нет, - это уже вопрос непосредственно к этим лидерам. Хотя насколько мне известно, практически все региональные отделения получили задание из своих центральных органов участвовать в выборах депутатов областной Думы. Потому что все прекрасно понимают, что выборы в Свердловской области, за год до выборов депутатов Государственной Думы – это очень важный этап, который может позволить той или иной партии проверить, насколько вообще она популярна в народе, какие шансы у нее на участие в выборах депутатов в 2007 году. Вот совокупность того и другого как раз и приведет к тому, каким будет количество региональных отделений, которые будут участвовать в наших выборах.


Но все-таки мы рассчитываем на то, что в районе 15-ти будет точно. Ну а сколько будет реально, покажет уже старт выдвижения, который начнется 24 июля.



Олег Вахрушев: Ни для кого не секрет, что на политическом поле Свердловской области в предвыборной гонке особенно остро идет жесткая конкуренция, зачастую с применением, естественно, различных технологий, но иногда достаточно много грязи. Какую вы ожидаете предвыборную кампанию этого года?



Владимир Мостовщиков: Я думаю, что в этом смысле мало что изменится. Потому что опять же мы возвращаемся к целям этой предвыборной кампании. И речь идет не только о том, чтобы избрать депутатов своей партии в областную Думу, но и о том, чтобы серьезно подготовиться к выборам парламентским в 2007 году. А борьба острая, потому что мы пока не можем говорить о высокой культуре политической, о культуре правовой и о высокой культуре политической борьбы, у нас только нарабатывается практика ведения такой борьбы в России в целом, в том числе и в нашей области. И исходя из этого, и вспоминая уроки прошлых кампаний, можно сделать вывод о том, что в этом смысле чище и честнее борьба у нас не будет.



Олег Вахрушев: Владимир Дмитриевич, скажите, пожалуйста, выборы в Свердловскую областную Думу, они не дают спокойно пожить простому жителю Свердловской области, поскольку выборы проходят каждые два года. Многим это кажется нелогичным. И, наверное, было бы вполне понятным, если бы выборы депутатов проводились раз в четыре года, как и положено, и одноразово, а не через два года. Что-то собираются менять в этом отношении?



Владимир Мостовщиков: Ведь каждый избранный депутат работает четыре года. Каждые два года происходит ротация половины состава. Авторы Устава Свердловской области, принятого в 1994 году, исходили из того, что должна быть обеспечена преемственность в работе. Практика работы областной Думы, по мнению самих депутатов, говорит как раз о том, что когда меняется весь состав сразу, то достаточно сложно вот эту преемственность обеспечить, по сравнению с тем, когда меняется половина состава. То есть орган законодательный, каким является, по сути, областная Дума, сохраняет свою работоспособность в непрерывном режиме. Поэтому пока вот такой подход остается. Хотя уже неоднократно звучали предложения о том, что надо отказаться от ротации и проводить выборы раз в четыре года. Возможно, со временем мы и придем к этому, но пока такое положение остается.



Олег Вахрушев: Спасибо, Владимир Дмитриевич.


XS
SM
MD
LG