Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ольга Маховская: "Путин сейчас будет задавать мерку доступности частной жизни для официального лица"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Андрей Шарый.



Кирилл Кобрин: Через час на интернет-сайте president . yandex . ru состоится пресс-конференция Владимира Путина. Сбор вопросов к президенту начался еще на прошлой неделе, и число их перевалило за 140 тысяч. И хотя Владимир Путин ответит только на 20-30 из них, остальные тоже не пропадут зря. Впервые все они представлены в открытом доступе с разбивкой по темам. Это огромный массив информации, он будет еще долго анализироваться социологами и политологами. Попробуем и мы провести предварительный анализ.


Сам жанр постановки гражданами вопросов главе государства - одновременно архаичный и ультрасовременный. Архаичный - потому что переносит нас во времена монархий и деспотий, когда цари и императоры снисходили до того, чтобы выслушать прямиком, безо всяких посредников своих подданных. Царь - добрый, бояре - злые. В демократическом обществе такие мероприятия не в чести. Существует множество инстанций, позволяющих донести мнения и тревоги населения до верховной власти. Среди этих инстанций - пресса. Но вот форма этого вполне архаичного мероприятия - ультрасовременная.


Опрос проводится посредством интернета, который, кстати говоря, остался последней информационной зоной вне контроля российских властей. А в сети - свои законы, своя этика и своя стилистика. Здесь не отберешь участников протокольного мероприятия, как это случается год за годом в ходе телевизионного общения Владимира Путина с народом. Здесь не так убийственно серьезно. Здесь можно и пошутить. Оттого популярный вопрос: «Скажите, чем был продиктован ваш поступок - поцелуй мальчика Никиты в живот?» Вполне можно себе представить, как подобный странный поступок главы государства обсуждался бы в российских СМИ еще 10 лет назад. Сейчас другие времена. О президенте и его окружении можно услышать только официальное, сто раз взвешенное на цензурных аптекарских весах. Но цензура цензурой, а любопытство - куда оно денется? Интернет - издевка, бессильная месть гражданина государства, где на каждом шагу затыкают рот. Если, конечно, не брать в соображение глубокие исторические аналогии. Наверняка уже нашелся историк культуры, сравнивший магический поцелуй Путина с ритуалом средневековых французских королей, которые одним своим прикосновением излечивали золотуху.


Неужели больше не о чем спросить президента? Действительно, о чем же? О росте цен? О низком качестве жизни? О коррупции? Такие вопросы, конечно, есть, но их маловато. Почему? Видимо, потому, что ответ на них известен заранее. От того значительная часть вопросов - даже не вопросы, а жалобы, как и 400 лет назад, когда били государю челом и просили не казнить, а выслушать. «Уважаемый Владимир Владимирович, а вы смогли бы прожить в однокомнатной квартире с двухлетним ребенком, мужем/женой и пожилой бабушкой со страшным диагнозом? Как дальше строить семью? В планах был второй ребенок. А теперь из-за таких условий - развод. Когда молодая семья действительно сможет "осилить" свою квартиру, не думая о том, чем завтра кормить ребенка? Скажите, когда настанет этот день???»


Мероприятие с ответами на интернет-вопросы многое говорит о сегодняшней России, не только о власти, но и об обществе тоже.


Известный московский психолог Ольга Маховская на основании быстрого анализа интернет-вопросов россиян попыталась составить коллективный портрет участников сетевой пресс-конференции. С Ольгой Маховской беседовал мой коллега Андрей Шарый.



Ольга Маховская: Хотя средний возраст задающих вопросы где-то в районе 25-ти лет (категория людей, уже получивших образование, наращивающих свои амбиции, но они еще не закрепили ни свой социальный, ни профессиональный статус), но тем не менее я увидела там много всяких сутяг, как в старые советские времена, которым нужно пожаловаться, кого-то "заложить" или просто "довести до сведения" президента какую-то информацию, постучать кулаком, такая агрессивно-требовательная интонация тоже присутствовала. Что касается молодых, молодежь принято сейчас в социологии делить на две генерации, они это делают по праву: та, которая воспитывалась в советские времена, застала еще суровые коллективистские времена, концентрированные, я бы сказала, коллективистские времена, и та, которая индивидуалистски настроена, на которую махнули рукой, она росла, как могла. И эти как раз проявляют наибольшую степень свободы, мажорно настроены, им нравится сам процесс участия в такой большой тусовке, пресс-конференции с президентом, они не делают каких-то конкретных ставок, у них нет желания подсуетиться и что-то урвать и поэтому их вопросы часто носят такой развлекательно-юмористический характер, ну, потому что это требование дискотеки, тусовки молодежной.



Андрей Шарый: Эта категория - как раз то будущее России, которому иногда так пассионарно обращается Владимир Путин, именно им предстоит вкушать плоды тех реформ, которые проводит Россия под руководством президента. Почему эту публику, как вы считаете, фактически не интересует политика?



Ольга Маховская: Они аполитичны, потому что они день и ночь должны отбивать очень высокий и быстро нарастающий стандарт проживания в стране. Они заняты своими собственными интересами. Их интересуют не вопросы доступного жилья в целом, а их собственная квартира, не призыв в армию в целом, а их собственная позиция, их собственные истории. Мне кажется, что этот индивидуализм продуктивен, и они даже, боюсь, ну, не то, чтобы не догадываются, как-то не очень принимают во внимание, чтобы пожинать плоды этой политики, они заряжены на то, что они будут пожинать плоды своей собственной деятельности и будут стараться себя вести независимо, я так надеюсь.



Андрей Шарый: То, что вы говорите, означает, что это вот такое безбашенное поколение, к которому российские политики (я сейчас имею в виду не только Владимира Путина) не нашли подход, пока не нашли или вообще могут не найти подход, потому что, если читать эти вопросы, то понятно, что власть и вот эта публика, которая в интернете существует, таких людей миллионы, они говорят совершенно на разных языках и на разные темы?



Ольга Маховская: Она безбашенная, и это действительно отвязное поколение перестройки, с которыми президенту тяжелее всего, потому что он принадлежит к другой генерации, он ей абсолютно верен. И даже если он пытается таким образом заигрывать с молодежью и устанавливать с ней контакт, то все-таки форма пресс-конференции - это все равно такая метафора виртуальной власти, где он достаточно защищен, где никакой неожиданный вопрос ему не поступит. Создается иллюзия широкого участия молодежных слоев в общении с президентом. Это парадокс новых технологий. Они выглядят демократическими, по сути, делая власть более доступной.



Андрей Шарый: А какие-то комплексы есть у этой интернет-аудитории? Что у них "болит", с точки зрения психолога?



Ольга Маховская: Они выросли на реалити-шоу, на ток-шоу телевизионных, и им хочется просто поприсутствовать. Есть те, которым хочется позаглядывать, как устроена частная жизнь президента, они не очень рассчитывают на ответ, но тем не менее им хотелось бы узнать, в какого цвета тапочках он ходит или что он любит поесть на завтрак и так далее. Это очень такой важный на самом деле момент, потому что Путин сейчас будет задавать такую официальную мерку доступности частной жизни для официального, публичного лица. Во многом это тест для самого Путина на такую социальную реактивность, которую молодежь очень ценит. Если появляется неожиданный фактор, как он - закрывается, как официальное лицо, начинает разговаривать с людьми на их языке, пытается разговаривать на их сленге, что трудно сейчас представить, или просто игнорирует вопрос, выдает агрессию?


XS
SM
MD
LG